Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что представляет из себя сербский парламент в Косово


Ирина Лагунина: "Создание Скупщины сербских общин Косово и Метохии как представительного органа сербского населения явилось логичной реакцией на незаконное одностороннее провозглашение независимости этого края, отражением преобладающих среди сербов настроений противодействовать их насильственной интеграции в незаконное образование косовских албанцев. Ряд государств уже поспешили охарактеризовать данные действия как нелегитимные. Тем самым они еще раз продемонстрировали предвзятость в оценке происходящего в Косово. ", - с таким заявлением выступило российское внешнеполитического ведомства после того, как 28 июня косовские сербы образовали свой парламент. Что же это за орган и почему не только «ряд государств», но и многие сербские аналитики полагают, что парламент этот вряд ли можно назвать легитимным? Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: День учредительного заседания парламента косовских сербов не случайно совпал с датой 28 июня. Это день поминовения всех сербских святых мучеников и день памяти битвы на Косовском поле сербов с турками-османцами в 1389 году. Эту битву сербы проиграли, но дату отмечают как национальный праздник. Принято считать, что именно 28 июня в сербской истории всегда происходит что-то важное и роковое, символическое в прямом смысле слова. И так, на этот раз важным событием должно было стать формирование собственного парламента косовских сербов – как знак неповиновения тому факту, что Косово начало жить отдельной от Сербии жизнью. В центре крупнейшего сербского анклава Косовска Митровица на учредительном заседании альтернативного парламента собрались местные лидеры и гости из Сербии. Сербию представляли трое министров из так называемого «национального блока» уходящего правительства. Главный инициатор учреждения сербского парламента, бывший министр по делам Косово и Метохии Слободан Самарджич не скрывает, что идея подразумевает создание параллельных сербских структур власти в Косово.



Слободан Самарджич: В тот момент, когда не ясно, кто на самом деле в Косово и Метохии контролирует территорию и кто имеет власть, международное сообщество выпустило из рук бразды правления, позволив албанцам провозгласить независимость. Эту независимость Сербия не принимает, сербы её не принимают. В такой ситуации сербам осталось только формирование своих собственных органов власти. Эти сербские органы власти должны быть под влиянием и контролем власти в Сербии.



Айя Куге: Однако оказалось, что идею, и особенно способ формирования параллельной власти не поддерживают главные политические силы Сербии, победившие на выборах в мае. Из сорока пяти запланированных депутатов косовского сербского парламента, на учредительном заседании присутствовали тридцать. Один из лидеров косовских сербов, принадлежащий к проевропейской партии Г 17, Оливер Иванович был среди тех, кто отказался принимать участие в создании парламента.



Оливер Иванович: Я считаю, что всё это большая импровизация с намерением, чтобы один-два человека из Косово были провозглашены единственными представителями сербского мнения и чтобы они потом сопротивлялись новому правительству, срывали все его попытки стабилизировать сербскую общину Косово. Но речь идёт об их личных интересах. Косовский парламент, или точнее: сербский парламент в Косово должен быть избран на прямых выборах, согласно конституции, а не на основе назначения депутатов местных властей. Это просто квази парламент. Кстати, люди, которые формировали сербский парламент Косово, до этого уже создавали с десяток подобных институтов.



Айя Куге: На самом деле новосозданный сербский орган власти в Косово нельзя считать парламентом. Официально он называется «Скупщина сербских общин Косово и Метохии». Парламентские выборы в крае не проводились, и он сформирован по итогам муниципальных выборов – органы самоуправления в сербских анклавах делегировали своих депутатов на основе мнения партийного руководства. Этот орган параллельных властей будет иметь лишь представительские функции, без законодательных полномочий. Лидер сербов из северной части Косово, Марко Якшич, выражая твёрдую националистическую позицию своей Демократической партии Сербии бывшего премьер-министра Воислава Коштуницы, считает, что парламент косовских сербов – это защитная мера против албанских и международных властей в Косово.



Марко Якшич: Фундамент, защита и баррикада – это будет наш парламент, с которым никто не посмеет не считаться. Кооперация, когда речь идёт о создании ещё одного албанского государства, для нас не приемлема. Мы будем стараться стать совестью сербов из Косово и совестью сербов в целом государстве Сербия. Мы поставим межевой столб, до которого может идти Сербия, определим, как сербы будут возвращаться к очагам своих прадедов.



Айя Куге: В Белграде обратили мало внимания на формирование сербского косовского парламента. Общее мнение, что это лишь символический шаг, не имеющий практического значения. Директор белградского Форума по этническим отношениям, один их ведущих сербских специалистов по Косово, Душан Янич отмечает, что новый орган противозаконен и не легитимен.



Душан Янич: Это здание не имеет фундамента. Парламент косовских сербов должен стать властью на территории Косово, над которой он не имеет контроля. Более того, большинство входящих в парламент людей покинули Косово и живут в Сербии. А часть сербских лидеров, которые остались в Косово и имеют влияние в сербском обществе, в парламенте не представлены.



Айя Куге: В парламенте косовских сербов представлены, главным образом, твёрдые националисты. В самой Сербии на выборах в мае победили демократические, проевропейские силы, а косовские сербы, наоборот, отдали убедительное большинство голосов за националистов. Почему?



Душан Янич: Это естественно. Люди, которые в этническом смысле ощущают себя под угрозой, реагируют на основе этнической модели. Это происходит особенно в тех случаях, когда их руководство не в состоянии направить это этническое недовольство в прагматичное русло. А прагматичным быть тяжело – в Сербии не хватает качественных политиков, которые сумели бы определить долгосрочную, рациональную цель по отношению к Косово. А если у нас такие появляются, то их провозглашают предателями. Сербы из Косово поддерживают националистические идеи частично и потому, что в них проснулись примитивные инстинкты к самосохранению. Их социальный и экономический уровень крайне низкий. Живут они в изолированных анклавах, главным образом это отсталые деревни, в которых ничего не изменилось ещё со времён социализма. А теперь их окружает современное, неоколониальное Косово.



Айя Куге: Демократически ориентированные сербские политики из Косово отказались включиться в работу нового альтернативного парламента, сдержанно объясняя это необходимостью подождать формирования нового правительства Сербии. Представитель Демократической партии президента Бориса Тадича Горан Богданович.



Горан Богданович: Мы ждём, когда новое правительство выскажет свою позицию и решит: полезно ли для косовских сербов иметь такой парламент, или он мешает дальнейшей борьбе за сохранение Косово и Метохии в составе Сербии и экономическому возрождению сербской общины. Конечно, принципиально мы не против формирования парламента, но нужно сесть и всё обсудить. У нас печальный опыт с разными подобными организациями, которые раньше создавала в Косово сербская община. Можно вспомнить, например, Сербское национальное вече и Сербский союз общин, которые служили только тому, чтобы пачкать грязью политических оппонентов, особенно Демократическую партию и президента Сербии Бориса Тадича.



Айя Куге: Белградские аналитики обращают внимание на тот факт, что до сих пор руководство Сербии и все ведущие политические партии имели единую позицию относительно Косово. Теперь демократический блок, как можно заметить из некоторых заявлений их представителей, связанных именно с формированием косовского сербского парламента, возможно, меняет курс по косовскому вопросу, стараясь пойти на компромисс с международным сообществом. Белградский эксперт Душан Янич в это не уверен.



Душан Янич: Может быть, происходят перемены в позиции Бориса Тадича по отношению к Косово. Но я на это смотрю очень скептично. Не думаю, что у Тадича появились другие идеи, и не верю, что состав нового правительства Сербии позволит достичь компромисса и действовать иначе, чем до сих пор. Поэтому мне кажется, что речь идёт о конфликте оппозиции и власти и о разногласиях вокруг формирования правительства Сербии, что отражается на Косово. Созданный косовскими сербами парламент является инструментом националистической оппозиции – радикалов и бывшего премьер-министра из Демократической партии Сербии Коштуницы – в борьбе против президента Тадича за влияние в Сербии, а не за изменение ситуации в Косово.


Этот парламент не имеет правовой основы. Согласно конституции Сербии, новый орган власти в Косово может быть сформирован лишь после консультаций с международным сообществом. Также нельзя на основе результатов выборов в органы местного самоуправления создавать власть выше местной. Сербский парламент не имеет легитимность, так как у него нет поддержки ни большинства сербов, проживающих в Косово, ни всего политического спектра в Сербии.



Айя Куге: Политический аналитик Зоран Стоилькович также сомневается в том, что с приходом к власти нового правительства Сербии политика государства по отношении к Косово будет существенно меняться и что сопротивление Белграда независимости Косово уменьшится. Ведь в состав правительства войдёт основанная Слободаном Милошевичем Социалистическая партия, которая до сих пор не полностью реформирована и которая и по-прежнему старается набирать очки, выступая защитницей Косово.



Зоран Стоилькович: Не стоит ожидать резких изменений по сравнению с прежней политикой Сербии именно из-за состава нового правительства и власти. Я думаю, что изменения произойдут только со временем, появится реальная оценка собственных возможностей. Сейчас сербы в Косово лишь демонстрируют политическую силу, но она не может иметь реальных и практических последствий.



Айя Куге: Руководство косовских албанцев относится к формированию сербского парламента крайне отрицательно, утверждая, что это виртуальный парламент, цель которого - дестабилизировать новое государство Косово. Представители международного сообщества выступают относительно сдержанно, предупреждая, что создание параллельных сербских органов власти в Косово является противозаконным.


XS
SM
MD
LG