Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пять лет со дня смерти Юрия Щекочихина


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Александр Гостев: Пять лет назад при загадочных обстоятельствах скончался журналист "Новой газеты", член партии "Яблоко", заместитель председателя думского Комитета по безопасности Юрий Щекочихин. Редакция продолжает настаивать на том, что обозреватель издания был отравлен. В апреле этого года Следственный комитет при прокуратуре возбудил уголовное дело по статье "Убийство". Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов говорит, что это расследование будет крайне сложным, однако именно теперь появился шанс раскрыть преступление. Юрия Щекочихина сегодня вспоминают на кладбище в Переделкино его знакомые, друзья и коллеги.



Максим Ярошевский: 16 июня 2003 года Юрий Щекочихин почувствовал резкое недомогание, и уже 21-го числа его доставили в центральную клиническую больницу. 3 июля 54-летний журналист скоропостижно скончался при неясных обстоятельствах. Диагноз врачей - "аллергическая реакция". С того самого дня, по словам главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова, неизвестные делали все, чтобы помешать следствию.



Дмитрий Муратов: В 2003 году, когда 3-го числа в 3 часа 11 минут утром погиб Юра Щекочихин, никаких реальных следственных действий проведено не было. Была засекречена его история болезни, были засекречены результаты судебно-медицинской экспертизы по этому поводу. Даже молодого следователя, которая занималась этим делом, не допустили в здание Центральной клинической больницы. Наши многочисленные усилия, неимоверные, свелись к тому, что тогдашние руководители Генеральной прокуратуры отказали в возбуждении уголовного дела. Хотя по результатам той экспертизы, которую провели мы с помощью выдающихся мировых ученых и с помощью тех документов, которые нам все-таки удалось обманным путем заполучить, материалы судебно-медицинской экспертизы, было понятно, что агент, то есть то вещество, которое возбудило у Юры аллергический синдром, оно не установлено.



Максим Ярошевский: Спустя почти пять лет после смерти, 5 апреля, Следственный комитет при прокуратуре России в целях всестороннего, полного и объективного исследования возбудил уголовное дело по статье "Убийство" по факту смерти журналиста. До этого момента произошли очень странные вещи, которые в будущем крайне затруднят расследование.



Дмитрий Муратов: И следователя, и нас, безусловно, чрезвычайно удивило, что в недрах Генеральной прокуратуры в то время потерялись важнейшие документы, касающиеся гибели Юры. Почему-то вдруг в спешном порядке были уничтожены образцы тканей Юры, взятые после его смерти. Это, конечно же, предельно затрудняет расследование, которое ведется сейчас. Но сам факт утраты этих вещественных доказательств наталкивает и нас, и следствие на мысль о том, что уничтожены они неслучайно.



Максим Ярошевский: По словам Дмитрия Муратова, после возбуждения уголовного дела у родственников и знакомых Юрия Щекочихина появились реальные шансы на то, что виновных в смерти журналиста найдут.



Дмитрий Муратов: 2,5 месяца назад возбуждено уголовное дело по факту убийства. Им занимается очень опытный следователь, на счету которого раскрытые дела по терактам и чрезвычайно громким, резонансным делам. Я не называю его фамилию, поскольку он этого не сильно желает. Следствие будет безумно трудным и сложным. Однако все-таки у нас есть опыт продвижения в деле Ани Политковской, и у нас есть опыт, по которому спустя шесть лет, но убийцы нашего корреспондента Игоря Домникова получили свои пожизненные сроки. Поэтому, естественно, мы при помощи в первую очередь сыновей и друзей Юры Щекочихина, используя все ресурсы и возможности редакции, надеясь на высокую профессиональную добросовестность следователя по особо важным делам, который сейчас ведет дело, очень рассчитываем приблизиться к истине.



Максим Ярошевский: Рассчитывают на раскрытие уголовного дела и члены партии "Яблоко", в которой состоял Юрий Щекочихин. Говорит Сергей Иваненко.



Сергей Иваненко: Мы уверены в том, что Юрий Щекочихин был отправлен. Конечно, это доказать очень трудно, и мы, его коллеги, друзья, когда хоронили Юрия Петровича, было видно просто всем, что человек не может умереть от острого аллергического отравления, как было сказано в официальном диагнозе. Все еще существуют объективные факты, доказательства, которые необходимо расследовать, и в этом смысле мы приветствуем решение Следственного комитета все-таки возобновить уголовное дело. Мы уверены в том, что это было убийство. И пока мы живы, мы будем этим заниматься. Мы это не оставим, сколько бы лет ни прошло. Надежда умирает последней. Мы будем бороться за то, чтобы правда восторжествовала, когда это можно будет сделать.



Максим Ярошевский: С 15 часов сегодня в Переделкино, где похоронен Юрий Щекочихин, начали собираться друзья, коллеги по "Новой газете" и партии "Яблоко". На кладбище приезжают и вспоминают журналиста и политика, однако каждый год очень много знакомых приезжает в Переделкино, но не на кладбище, и не 3 июля, а почти на месяц раньше. Рассказывает главный редактор "новой газеты" Дмитрий Муратов.



Дмитрий Муратов: Мы не отмечаем этот день, поскольку его нельзя отмечать. 9 июня у Юрия Петровича Щекочихина был день рождения, мы 7-го в его любимом доме в Переделкино, в Доме-музее Булата Шалвовича Окуджавы собирали его друзей, делали Юрин любимый плов, приехали замечательные люди: Юлий Ким, Вероника Долина... Поэт Олег Хлебников, Юрин друг, вел этот вечер, выступал там Григорий Алексеевич Явлинский, выступали Юрины друзья. И мы отмечали Юрин день рождения как такого действующего человека. Потому что даже после его смерти продолжалось начатое именно им. От занимался, защищая незаконно осужденного следователя Павла Зайцева, крупнейшим делом о коррупции в России - делом "Гранда" и "Трех китов". Если бы Юра это не начал, то вот эта коррупционная составляющая в возлюбленном отечестве была бы еще сильнее.



Максим Ярошевский: Журналист, заместитель главного редактора "Новой газеты" Олег Хлебников, который был знаком с Юрием Щекочихиным более 30 лет, так вспоминает своего друга и коллегу.



Олег Хлебников: Юра прежде всего, действительно, умел дружить. У него вообще была такая идея, что надо всех хороших людей друг с другом перезнакомить, и вот это и есть борьба за мир. А они, в свою очередь, со своими друзьями познакомят. Времена, когда мы с Юрой познакомились, это были времена московских кухонь, и одной из таких примечательных московских кухонь была маленькая однокомнатная квартирка Юры в Очакове, где собиралось невероятное количество людей, причем удивительно разных. Там какой-нибудь футбольный фанат мог встретиться с полковником милиции, вполне так и происходило, там были и известные люди, Ролан Быков, например, Эдуард Успенский, такая была квартира, ее называли "крейсер "Очаков"", на первом этаже, в которую люди могли ночью залезть в окно. Допустим, спал на диване - и вдруг на тебя кто-то мог свалиться. И это было, на самом деле, противостояние той тоталитарной скуке, которая царила в 70-е - начало 80-х годов. Он, собственно, был таким институтом, то есть такой само по себе институт под названием "Юра Щекочихин", которого больше в нашем обществе и нет. Этот институт помогал людям в тех ситуациях, в которых никакая другая государственная система помочь не могла.


Журналистом он был с удивительным чутьем. Даже не то, как он писал, а как он видел тему, как он осмеливался о чем-то говорить, и как он первым начинал говорить, в том числе об оргпреступности в СССР. "Лев прыгнул" - называлась статья в "Литературной газете", что она есть, эта оргпреступность. Или в нашей "Новой газете" - о наградах, которые получили генералы ФСБ за проваленные в сущности операцию. И так далее, перечислять можно очень долго.


Юра был одним из тех депутатов Госдумы, кого пребывание в этом учреждении совершенно не испортило.



Максим Ярошевский: Юрий Щекочихин писал в "Новой газете" о крупнейших махинациях с контрабандой мебели в торговых центрах "Гранд" и "Три кита". В них журналист обвинял, в том числе, сотрудников ФСБ. Коллеги Юрия Щекочихина считают, что именно это расследование, которое было последним в жизни журналиста, стало причиной его гибели.


XS
SM
MD
LG