Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Медведев встретился с журналистами из стран "большой восьмерки"


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Александр Гостев: Сегодня в ведущих газетах стран - участниц "большой восьмерки" опубликовано интервью или отчеты о встрече журналистов этих изданий с президентом России Дмитрием Медведевым в связи с открывающимся 7 июля в Японии саммитом G -8 . Разговор шел в основном о международной проблематике, однако Медведев отвечал и на вопросы, связанные с внутриполитической ситуацией в стране. Россию на этой встрече представлял главный редактор московской газеты "Время новостей". Мой коллега Андрей Шарый попросил Владимира Гуревича поделиться своими впечатлениями об общении с президентом.



Андрей Шарый: Какие главные профессиональные впечатления у вас от этой встречи?



Владимир Гуревич: Она была абсолютно спокойной. Мы между собой, я имею в виду журналистов, не обменивались тем, кто какие вопросы будет задавать. По формату было ясно, что это будут прежде всего международные проблемы. Она началась без особых предисловий. Он пришел и сказал: "Здравствуйте. Хорошо, что в Москве лето. Поехали". Но при этом она была официальной, такой встречей в галстуках в прямом и переносном смысле. Там не было никаких, на мой взгляд, кульминаций, драматических взлетов и таинственных пауз. Дмитрий Анатольевич отвечал на все, что спрашивали, спокойно, с расстановкой. Можно было даже записать от руки. В присущем ему таком чуть ироническом слегка, местами стиле. Могу сказать какие-то вещи, которые запомнились, какие-то действительно драматические.



Андрей Шарый: Медведев легко общается с журналистами?



Владимир Гуревич: Легко. На мой взгляд, легко. Но это немножко другая ситуация, чем та, которая бывает, когда идет большая пресс-конференция, возникают самые неожиданные в таких форматах ситуации. Здесь все спокойно, с одной стороны, но это, конечно, с другой стороны, не интервью один на один. Ты сидишь напротив него, и он четко тебе отвечает. Эмоционально это тоже свой формат, я бы сказал.



Андрей Шарый: Располагает к себе Медведев как собеседник или он такой холодный?



Владимир Гуревич: Он не супертеплый, но достаточно располагающий. Ты понимаешь, что он отвечает тебе, вполне понимает, что ты у него спрашиваешь, и вполне четко формулирует. Тот стиль, который можно было у него понять в общении за последний месяц, он был таким же. При этом я должен сказать, что несмотря на корректные такие, дипломатичные формулировки, в ряде случаев он говорил достаточно жестко и твердо. Например, там речь шла о Косове, и он, на мой взгляд, очень жестко высказался по поводу позиции генерального секретаря ООН, который, по его мнению, действовал в обход Совбеза.



Андрей Шарый: Были, на ваш взгляд, какие-то неудобные для Медведева вопросы? Скажем, как он реагировал на вопросы о Михаиле Ходорковском?



Владимир Гуревич: Спокойно. Дело в том, что этот вопрос не впервые задается. Там был, в общем, традиционный для прессы набор вопросов и о коррупции, и о Ходорковском, и о свободе прессы. Очень спокойно, не раздражался абсолютно на них. Но он говорил на эти темы ведь не впервые, поэтому у него какая-то формулировка уже внутри на этот счет существует. Он очень жестко, на мой взгляд, неожиданно даже для меня, высказался по поводу того, что не представляет себе парламентской республикой Россию в ближайшие не годы, а десятилетия.



Андрей Шарый: То есть он сторонник сильной президентской власти.



Владимир Гуревич: Да. Абсолютно четкий.



Андрей Шарый: Но он другой, чем Путин?



Владимир Гуревич: Он другой, чем Путин. Он, собственно, и в интервью сказал, что у каждого президента свой стиль, акценты в политике другие и так далее. Он другой, чем Путин, человек, это совершенно ясно.



Андрей Шарый: Он зависит от Путина или он самостоятельный политик, каковы ваши ощущения?



Владимир Гуревич: У меня с каждым месяцем ощущение, что он становится более самостоятельным политиком, конечно.



Андрей Шарый: Как рождалось это интервью? Вы получили приглашение в Кремль или вы были инициаторами того, чтобы побеседовать с Медведевым?



Владимир Гуревич: Пригласили. Довольно все просто.



Андрей Шарый: А понятно, почему пригласили именно вашу газету? Ведь, кажется, первый раз "Время новостей" попадает в такую узкую компанию.



Владимир Гуревич: Вы знаете, я не задавал такой вопрос. Если приглашают на такую встречу, вы же не будете отказываться. Единственное, дали понять, что желательно, чтобы не в тельняшке.



Андрей Шарый: Есть такая версия политологическая, что ваша газета определенным образом связана с бывшим руководителем администрации президента Ельцина Александром Волошиным, что сейчас эта группа несколько усиливается. Вот это причина, по которой "Время новостей" попало в эту компанию.



Владимир Гуревич: Это сугубо конспирологическая версия. Ведь Волошин был главой администрации и у Путина, значит, еще во времена Путина мы должны были быть как-то отличены и специально приглашаться на какие-то встречи. Мы были на них, но далеко не в первых рядах.



Андрей Шарый: Для вас это заметное событие, в вашей журналистской биографии?



Владимир Гуревич: Разумеется. Собственно, были встречи Медведева с журналистами и до того, как он стал президентом, когда он был главой администрации и первым вице-премьером, но в статусе президента я с ним встретился впервые. Разумеется, как это может быть незначительным?



Андрей Шарый: Он смотрит в глаза собеседнику, когда отвечает на вопрос?



Владимир Гуревич: Абсолютно смотрит. Я сидел абсолютно напротив него за столом, поэтому мне легко было это ощутить.


XS
SM
MD
LG