Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственная дума России приняла закон о дифференциации акцизов на автомобильный бензин


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Иван Трефилов.



Александр Гостев: На очереди наша рубрика "Экономическая панорама".



Иван Трефилов: Государственная дума России приняла закон о дифференциации акцизов на автомобильный бензин, предусматривающий снижение их ставок по мере повышения качества отдельных марок топлива. По планам, новый порядок налогообложения вступит в действие с 2011 года, а предложенная разница в уровне ставок акцизов, как считают его авторы, позволит производителям возместить затраты на улучшение качества бензина. Насколько оправданны такие ожидания, - говорит президент Московской топливной ассоциации Евгений Аркуша.



Евгений Аркуша: Закон принимался не для того, чтобы сделать более выгодным или менее выгодным производство того или иного топлива, потому что никаких дополнительных выгод для производителей нет, поскольку производство топлива с более высокими экологическими характеристиками - это более дорогое удовольствие. И поэтому дифференциация акцизов направлена в первую очередь на то, чтобы убрать один из факторов роста цен при переходе на топливо с повышенными экологическими характеристиками. Скажем, топливо класса 3, что называется "евро-3" - это более дорогое, чем топливо класса 2. Если акциз на него будет меньше, то при переходе на топливо с более высокими экологическими характеристиками цена его останется прежней. И кроме того, попутно решается еще одна очень важная проблема, связанная с тем, что, к сожалению, производство контрафактного топлива, которое, как правило, делается из неких базовых компонентов с пониженным октановым числом, из них производится топливо с большим октановым числом, и эта акцизная политика, которая раньше была в стране, привязка акцизов не к качеству топлива, а к октановому числу, она как раз и благоприятствовала такой ситуации. Потому что на 80-е топливо акциз был меньше, скажем, чем на 92-й и 95-й, и из 80-го топлива с прямогонкой в кустарных условиях подпольные у нас всякие минизавода делали топливо с октановым числом 92 и 95. И разница в акцизах - это было как раз экономическим стимулом для производства и реализации такого топлива. Этот законопроект экономическую основу такого подпольного бизнеса устраняет.



Иван Трефилов: Согласно последним данным, потребительские цены на бензин по России в среднем с начала года уже выросли почти на 16%, тогда как за весь прошлый год - лишь на 8,5%. На ваш взгляд, с чем это связано?



Евгений Аркуша: К сожалению, в этом году произошел один печальный для всех факт, не только для нашей страны, но и вообще в мировом масштабе - это безудержный рост цен на сырую нефть на мировых рынках. Рост мировой цены, к сожалению, приводит к соответствующему росту цен на внутреннее топливо. И уже сейчас - 145 долларов за баррель, и, к сожалению, не предвидится даже стабилизации этой цены. Поэтому причина основная именно эта.



Иван Трефилов: Тем не менее, в повышении стоимости бензина в России многие по-прежнему винят производителей топлива, якобы согласованно определяющих ситуацию на рынке. Кажутся ли вам справедливыми такие обвинения?



Евгений Аркуша: Никого сговора, конечно, нет. Все компании работают в одинаковых экономических условиях, присущих данному рынку. И поэтому, естественно, рост цены на внешнем рынке связан с ростом цен на внутреннем рынке. Потому что для любой компании поставки нефти или нефтепродуктов на внутренний рынок и на внешний рынок - это бизнес. И каждая компания старается обеспечить равноприбыльность поставок. Если повышается эффективность поставок на внешний рынок, значит, должна повыситься эффективность поставки на внутренний рынок. И если внутренний рынок будет менее эффективным, он просто обескровится, весь продукт уйдет на внешний рынок. Поэтому равноприбыльность - это основной принцип работы любой компании, в том числе и тех компаний, которые работают на нашем внутреннем рынке.



Иван Трефилов: Недавно появились сообщения, что стоимость дизельного топлива вплотную приблизилась, а в некоторых регионах даже превысила стоимость бензина. Насколько я понимаю, это весьма нетрадиционная ситуация для российского рынка?



Евгений Аркуша: Действительно, дизель всегда был дешевле, и, в общем-то, себестоимость у него дешевле, чем у бензина. Но рост цены как раз вытекает из ответа на предыдущий вопрос. В Европе происходит так называемая дизелизация автотранспорта. В силу того, что дизельный двигатель более экономичный, чем бензиновый, очень много автомобилистов пересаживается на автомобили с дизельным двигателем. Это приводит к повышению спроса на дизельное топливо. Естественно, повышение спроса порождает и рост цены на данный продукт. К тому же дизель всегда был одним из основных экспортных компонентов нашей экспортной корзины. Дизель экспортируется у нас в больших объемах, чем бензин автомобильный. По сравнению с прошлым годом процентов на 15 экспорт дизеля вырос. И цена на границе, если пересчитать ее обратным счетом с Запада, цена где-то на уровне 28-29 рублей у нас здесь, внутри страны, оказывается. И, естественно, компании стараются обеспечить равноприбыльность экспорта и внутреннего рынка, поэтому повышают цены на дизель. И действительно, на сегодняшний день цена дизельного топлива в оптовом звене приближается к цене 95-го бензина.



Иван Трефилов: И мой последний вопрос - может ли правительство России каким-то образом вмешаться и повлиять на процесс ценообразования на топливном рынке страны?



Евгений Аркуша: Правительство - у него двоякая позиция. С одной стороны, оно должно обеспечивать сдерживание инфляции внутри страны и заботиться о своих гражданах, а с другой стороны, это же очень выгодно для пополнения бюджета - экспорт, и правительство никак не может найти компромисс интересов в этом деле, во-первых. А во-вторых, и особых рычагов-то у него нет. Экспортные пошлины - да. Ну, Антимонопольная служба у нас неоднократно говорила о том, что надо иметь возможность более оперативного изменения экспортной пошлины, потому что сейчас она меняется раз в два месяца, и сегодняшняя пошлина соответствует ценам 3-месячной давности, за это время цены выросли, и, собственно, пошлина не является регулятором, является просто фискальным механизмом. Но пока дальше разговоров дело, к сожалению, не идет.



Иван Трефилов: Это был президент Московской топливной ассоциации Евгений Аркуша.


XS
SM
MD
LG