Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Последует ли за освобождением заложников еще большее американо-колумбийское сближение? Тюрьма в Гуантанамо может быть вскоре закрыта. Революция, за которую никому не стыдно: Соединенные Штаты отмечают День независимости


Юрий Жигалкин: Освобождение трех американских граждан, находившихся около пяти лет в заложниках у колумбийских левых повстанцев, стало большим событием для Соединенных Штатов. Тесные отношения с Колумбией и однозначная поддержка Джорджем Бушем президента Урибе - давние поводы для критики Белого дома со стороны некоторых законодателей.



Ян Рунов: Колумбия - ключевой союзник США в борьбе с наркотрафиком и главный противовес антиамериканизму Венесуэлы под руководством Чавеса - получила от США за последние годы более 5 миллиардов долларов. Сотни миллионов ежегодно идут из Вашингтона на укрепление колумбийской армии. Тесное американо-колумбийское сотрудничество вызывает критику некоторых антиамерикански настроенных государств Латинской Америки, а также ряда лидеров демократической партии США, поскольку из Колумбии продолжают поступать до 90% кокаина, потребляемого американцами.


Вот как оценивает политический резонанс операции председатель Центра по терроризму и антитерроризму при филадельфийском Институте внешнеполитических исследований Майкл Раду...



Майкл Раду: Это очень хорошо и для США и для президента Урибе, одного из главных латиноамериканских союзников Белого дома. Даже до операции рейтинг президента Урибе в своей стране поднялся до 80%.


Все понимают, что провести операцию столь успешно было бы невозможно без активной разведывательной поддержки американцев. Надо отдать должное и президенту Бушу, который не акцентировал внимание на американских заложниках и этим не повышал цену за них. Это очень разумная тактика, когда имеешь дело с террористами, удерживающими заложников. Сейчас Соединенные Штаты невероятно популярны в Колумбии. Не знаю, изменится ли к лучшему отношение к Соединенным Штатам в других странах Латинской Америки. Вряд ли станут другими президент Венесуэлы Чавес и президент Эквадора Корреа, но даже они признают, что коммунистические «Революционные вооружённые силы Колумбии" разгромлены. Но что касается установления свободной торговли между США и Колумбией, на чём настаивает Буш, но против чего выступает демократическое большинство в конгрессе, то я не думаю, что на этот вопрос освобождение заложников повлияет. Лидеры демократов, такие как очень влиятельные сенаторы Додд и Лехи, всячески препятствуют все, что может ещё больше укрепить популярность президента Урибе. Хотя кандидат в президенты Барак Обама приветствовал результаты операции по освобождению заложников, этого недостаточно, чтобы позиция демократических лидеров в отношении Урибе изменилась. Получается, что с каждой новой победой над коммунистами из РВСК, Урибе приобретает ещё больше противников в некоторых группах демократической партии США.



Ян Рунов: Таково мнение Майкла Раду из Института внешнеполитических исследований.



Юрий Жигалкин: Будет ли закрыта тюрьма в Гуантанамо, где содержатся подозреваемые в терроризме? В четверг после сообщения телекомпании "Эй-Би-Си" о том, что указание о закрытии тюрьмы может быть отдано в ближайшие дни, президент Буш попытался опровергнуть упорные слухи о своем скором решении по этому вопросу.



Аллан Давыдов: Решение о закрытии американской военной тюрьмы на кубинской территории в заливе Гуантанамо «не является неизбежным», заявил Джордж Буш в четверг телекомпании Fox News . По словам президента, Белый дом продолжает анализировать последствия недавнего постановления верховного суда, наделившего заключенных Гуантанамо правом оспаривать свое нахождение под стражей в федеральных судах. Комментарии Буша последовали сразу же после сообщения телекомпании ABC News со ссылкой на источники в окружении президента о том, что он намерен принять решение о дальнейшей судьбе тюрьмы Гуантанамо перед тем, как отправиться в Японию на саммит "большой восьмерки".


Эксперты считают, что решение верховного суда разительно меняет правовую картину в отношении подозреваемых в терроризме содержащихся в Гуантанамо. Правительство должно быть готово представить федеральным судьям убедительные доказательства обоснованности содержания этих людей под стражей. В конце июня федеральный апелляционный суд в Вашингтоне уже вынес решение об отсутствии достаточных оснований в деле гражданина Китая мусульманина Хазаифа Пархата, задержанного в 2001 году в Афганистане. В Белом доме опасаются, что за этим делом, особенно после решения высшей судебной инстанции, последует волна удовлетворенных апелляций подозреваемых в терроризме, дела которых рассматриваются или должны быть рассмотрены специальными военными комиссиями.


Прокомментировать ситуацию я попросил Джонатана Тэрли, профессора школы права столичного университета имени Джорджа Вашингтона.



Джонатан Тэрли: Несомненно, президент Буш хотел бы закрыть тюрьму в Гуантанамо, потому что она стала понятием нарицательным, воплотив в себе наиболее непопулярные аспекты его президентства. Противники Гуантанамо не исключают, что после ее закрытия будет создано множество аналогичных тюрем, что затруднит мониторинг обращения с заключенными. Нынешняя администрация потратила многие миллионы долларов на разработку системы трибуналов и на лагерь в Гуантанамо, но не добилась практически никаких результатов. И сейчас она отчаянно пытается приговорить одного или двоих человек, чтобы показать, что чего-то достигла в рамках этой программы. Полагаю, что президент Буш захочет закрыть лагерь в Гуантанамо, зная, что иначе скорее всего это сделает любой его преемник, поставив его в неловкое положение. Буш предпочел бы, чтобы закрытие тюрьмы вошло в историю как его решение.



Аллан Давыдов: Профессор Тэрли говорит, что в случае закрытия тюрьмы встанет другая серьезная проблем: куда девать 260 ее заключенных. Большинство наблюдателей полагают, что они будут переведены либо в федеральные, либо в военные тюрьмы на территории Соединенных Штатов. По мнению профессора Тэрли, президент Буш может настаивать на переводе этих людей в тюрьмы, находящие в ведении ЦРУ в других странах, чтобы лишить их возможности использовать в своих интересах постановление верховного суда. В противном случае, считает Джонатан Тэрли, президента может ждать конфуз, поскольку ожидается, что в поле зрения гражданских судов попадут и сомнительные методы допроса подозреваемых в терроризме.



Юрий Жигалкин: Большинство американцев откажется от некоторых привычных радостей, с которыми обычно ассоциируется День независимости, например, от путешествий. 65 процентов опрошенных социологическим центром Зогби намерены провести три праздничных дня дома, 20 процентов решили не отъезжать далеко от дома. Настроение омрачают не только высокие цены на бензин, но и ощущение экономической шаткости. Треть из тех, кто все же отправиться в путешествие, потратят в этом году меньше на гостиницы, рестораны и аттракционы в обычно переполненных в эти праздничные дни парках.


К защите Всевышнего пытаются прибегнуть американские адвентисты седьмого дня, организовавшие движение «Молитва на бензоколонке». Члены группы, возглавляемые известным афроамериканским лидером Роки Твимэном, проводят службы на бензозаправочных станциях по всей стране. В среду они собрались у входа в посольство Саудовской Аравии в Вашингтоне, собирая подписи под петицией с призывом к Саудовскому королевству значительно увеличить производство нефти. Как говорят эксперты, молитва - одно из немногих средств борьбы с повышением цен на бензин, оставшихся у американцев, другим средством может стать использование общественного транспорта, но он не развит за пределами городов, где жители традиционно полагались на автомобили.


Штат Юта первым в стране идет на беспрецедентный для Америки эксперимент в надежде сэкономить энергию. Почти все службы штата вскоре перейдут на четырехдневную рабочую неделю, превратив пятницу в третий выходной день. Смысл - сэкономить на электроэнергии, которую активно потребляют три тысячи зданий, где работают государственные служащие и на бензине, расходуемом, чтобы добраться на работу. Побочный эффект - меньший выброс в атмосферу углекислоты и откровенная радость госслужащих, получивших еще один выходной. Рабочая неделя у них, впрочем, не сократится. Штат, известный своим трудолюбием, чьим официальным символом является трудовая пчела, просто не может себе позволить этого. Продолжительность четырех рабочих дней будет увеличена до десяти часов. Рабочая четырехдневка - пока эксперимент, который продлится год.


Сегодня американцы отмечают День независимости, празднуют годовщину революции, за которую никому не стыдно, что можно сказать об очень немногих революциях. О природе этого праздника мы беседуем с Алексанром Генисом.


Александр, интересно в этот день попытаться сравнить контекст американского дня рождения с днем рождения других стран.



Александр Генис: В этот день Америка отмечает день первой революции, удачу которой никому в голову не придет оспаривать. Скажем, Франция, хоть она и поет «Марсельезу», празднуя День Бастилии, третий век спорит о своей революции. Америка, между тем, третий век только радуется тому, как все тогда, 4 июля, обернулось. Такая бесспорность уникальна. В сущности, День независимости - столь же необычный праздник, как и сама Америка. Созданная росчерком пера, она всегда обходилась одной "метрикой" - в то время, как державное величие других стран опирается на куда более внушительные символы, хранящиеся во дворцах Старого Света. Эти истоки государственности украшены соболями и горностаями, златом и каменьями - шапка Мономаха, трон Шарлеманя, алмазы Британской империи. В Америке же вместо всей этой музейной роскоши - немного бумаги. Но, прожив, как я, в этой стране треть века невольно научишься уважать скупые слова “Декларации независимости». Она ведь всегда под боком, всегда рядом, на нее постоянно ссылаются, ее толкуют, о ней спорят, по ней живут.



Юрий Жигалкин: Я очень сомневаюсь, что сегодня американцы за своими барбекю или где-нибудь на пляже повторяют написанные гусиными перьями пассажи "Декларации независимости".



Александр Генис: Это, конечно, вряд ли, и уж точно не за грилем, где по традиции в этот день жарят не только хот-доги, но и пекут в фольге бесценную кукурузу первого урожая. Впрочем, это еще не значит, что праздник стал пустой формальностью. События тех судьбоносных дней горячо волнуют американцев. Одно из свидетельств тому - грандиозный успех недавнего телесериала «Адамс», где подробно, многословно, почти без погонь и потасовок рассказывалось о том, как и почему день 4 июля стал национальным праздником.



Юрий Жигалкин: День независимости, однако, не только - дань национальной истории, но и повод заглянуть в национальное будущее. Каждый год в преддверии праздника газеты пишут о том, что ждет Америку.



Александр Генис: Верно, ведь Америка - не законченный проект, а продолжающееся приключение, остроту которого особенно замечаешь в год выборов. Хороший пример - статья Гари Харта, который сам был кандидатом в президенты от демократов. Харт предсказывает, что этот год может стать началом нового цикла в эволюции Америки. Такие циклы (историки их считают, как поколения: по три на век) носят имя видного президента-реформатора. Был цикл Франклина Рузвельта, был цикл Рональда Рейгана. Теперь, как уверяет Харт, вновь пришла пора отвечать переменами на вызовы времени - глобализация, экология, информационная революция…



Юрий Жигалкин: Вы сказали - перемены? Рефрен из арсенала Обамы в устах его товарища по партии?



Александр Генис: Возможно, но 4 июля о переменах вспоминают все, ибо плоды главной из них пожинает каждый житель страны, родившейся в тот день, когда британские колонии стали Соединенными Штатами Америки.


XS
SM
MD
LG