Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Шемякин готов свернуть деятельность своего фонда в Петербурге


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Михаил Саленков: Известный художник Михаил Шемякин готов свернуть деятельность своего фонда в Петербурге и публично вернуть ключи от помещения Владимиру Путину, если городские власти пересмотрят договор аренды на помещение. Сам художник считает, что арендную плату решили увеличить после того, как он публично высказался за сохранение исторического облика Петербурга.



Татьяна Вольтская: Фонд Михаила Шемякина на Садовой улице, 11, хорошо известен своим музеем, выставками и благотворительными проектами. Недавно на одной из публичных акций у памятника Петру I художник решительно высказался против застройки центра Петербурга современными зданиями, искажающими исторический облик года. И вот реакция, по его словам, последовала незамедлительно. Говорит Михаил Шемякин.



Михаил Шемякин: На днях раздался телефонный звонок из Смольного, где было сообщено господину Зорину, директору Фонда Михаила Шемякина, о том, что «нынче вам, наверное, придется платить полную арендную плату», которая равняется, как высчитал господин Зорин, приблизительно около 150 тысяч долларов в год. Естественно, у меня таких денег нет, и даже если бы были, я бы принципиально не платил, потому что я считаю, что мне, наоборот, нашему фонду должен город помогать, а не отнимать то, что мне было подарено самим президентом.



Татьяна Вольтская: Во время этого разговора была допущена существенная неточность, поскольку говорилось о помещении, выделенном для фонда, что неверно, - замечает Михаил Шемякин.



Михаил Шемякин: Было выделено мне помещение под мастерскую господином Путиным. А сейчас КУГИ пишет, что в свое время господин Путин выделил это помещение Шемякину для фонда. Вот уже искаженная информация. Сделать фонд и сделать вот эту культурную программу придумал я, и мы постоянно что-то делаем для того, чтобы создать какой-то культурный очаг очередной в Петербурге.



Татьяна Вольтская: На попытку ущемить интересы своего фонда художник отреагировал быстро и резко. Он заявил, что если Комитет по управлению городским имуществом будет настаивать на пересмотре договора, он соберет журналистов и устроит публичную акцию передачи ключей от фонда премьер-министру Владимиру Путину. На поднявшийся шум КУГИ, по словам Шемякина, тоже отреагировал быстро.



Михаил Шемякин: Потом начались звонки из КУГИ, правда, не мне пока. Выяснилось, что была какая-то якобы допущена ошибка господином Зориным, который неправильно сформулировал очередной документ, и если бы он был правильно сформулирован, этот вопрос о деньгах бы не встал.



Татьяна Вольтская: О том же самом говорит и пресс-секретарь КУГИ Елена Бодрова.



Елена Бодрова: Дело в том, что господин Шемякин обращался с просьбой перезаключить договор аренды на занимаемое помещение с применением коэффициента социальной значимости сроком на 49 лет. В настоящее время с художником заключен договор безвозмездного пользования на неопределенный срок. Именно прошение господина Шемякина и послужило поводом для обращения сотрудников КУГИ к представителю художника с предложением прийти и заключить вместо бесплатного договора договор аренды. Однако по законодательству Российской Федерации никто не может заставить в одностороннем порядке прекратить бесплатный договор либо в одностороннем порядке заключить договор на аренду. Поэтому, вероятно, произошла какая-то ошибка, и господин Шемякин прекрасно может продолжать те договорные отношения, которые у него есть в настоящее время, может отозвать свое заявление, может написать новое, уточнив конкретно, что он хочет.



Татьяна Вольтская: Михаил Шемякин сомневается в ошибке директора своего фонда.



Михаил Шемякин: Господин Зорин опытный российский чиновник, представитель Кабардино-Балкарии официальный в России. Наверное, он понимает, что если бы какие-то документы нужно было исправить, это не делается звонком, а просто говорится: «Вы знаете, мы ошиблись. Для того чтобы не было этого недоразумения, пожалуйста, исправьте». Поэтому я думаю, что такое угроза, господин Зорин понимает, и что такое то, что было сказано.



Татьяна Вольтская: Шемякин уверен, что только благодаря поднятому шуму власти пошли на попятную. Он считает, что угроза его фонду стоит в одном ряду с прекращением работы Александра Сокурова в Михайловском театре после того, как он подписал письмо в защиту города.



Михаил Шемякин: Ежу ясно, что на тех людей, которые борются за так называемый мертвый город, будут совершаться, как говорят в России, легкие или тяжелые наезды.



Татьяна Вольтская: Все-таки Михаил Шемякин надеется, что на данном этапе его фонд сможет продолжить свою работу.


XS
SM
MD
LG