Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Ерофеев уволен с поста зав.отделом новейших течений Третьяковской галереи


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.



Дмитрий Волчек: Андрей Ерофеев, зав.отделом новейших течений Третьяковской галереи, был уволен неделю назад со своего поста с формулировкой «за систематическое невыполнение служебных обязанностей». Это увольнение произошло на фоне возбуждения против Ерофеева уголовного дела после проведения в Сахаровском музее выставки «Запретное искусство». Вчера директор Третьяковской галереи Валентин Родионов заявил журналистам, что будет поддерживать Андрея Ерофеева на этом процессе. Над темой работала Елена Фанайлова



Елена Фанайлова: Известно, что Андрей Ерофеев один из самых ярких кураторов, при котором в Третьяковке возникла постоянная экспозиция российского искусства 1960-2000 годов, но он же и один из самых неудобных, скандальных. Его выставки «Русский поп-арт» и «Соцарт» подвергались цензуре. После выставки в музее имени Сахарова, она называлась «Запретное искусство» и была посвящена цензуре и самоцензуре в советском и российском искусстве, против ее куратора Андрея Ерофеева и директора музея Юрия Самодурова возбуждено уголовное дело с мотивировкой «возбуждение ненависти либо вражды, унижение человеческого достоинства с использованием служебного положения». Напомним, что несколько лет назад Самодуров после скандального судебного процесса был приговорен к штрафу за проведение выставки «Осторожно, религия». Андрей Ерофеев говорит, что его увольнение – это акция против всего современного искусства. Работники Третьяковской галереи утверждают, что он не справился с рутинной музейной работой. Я попросила прокомментировать ситуацию известного искусствоведа и куратора, специалиста по современному искусству Екатерину Деготь.


Вы согалсны с тем, что уольнение Андрея Ерофеева - это акция против всего современного искусства?



Екатерина Деготь: Нет, мне так же кажется, что это увольнение в известном смысле всю эту позитивную историю делит на две части – на профессиональные претензии к Андрею Ерофееву и на политические к нему претензии. Я если эти профессиональные претензии можно вполне обсуждать, то политические, конечно, совершенно неприемлемы. И как раз это разведение как раз может позволить руководство Третьяковской галереи, во всяком случае, я на это очень надеюсь, поддержать своего бывшего сотрудника. Когда мы в пятницу были на пресс-брифинге, устроенном руководством Третьяковской галереи, мы, все собравшиеся искусствоведы арт-сообщества, использовали эту ситуацию для того, чтобы вырвать, можно сказать, у директора Третьяковки Валентина Родионова обещание, что он поддержит своего бывшего сотрудника на этом процессе всеми доступными ему способами, какими-то заявлениями, какой-то поддержкой организации альтернативной экспертизы, например. То, что к Ерофееву есть очень серьезные профессиональные претензии у руководства Третьяковки, мне совершенно понятно. Музейная деятельность включает в себя такой важнейший элемент, как хранение, архивация произведений, с этим действительно обстояло дело очень плохо, хотя по разным причинам, отчасти в этом виновато руководство самой Третьяковки. А сейчас в связи с претензиями к музеям о том, что исчезают произведения, проверки стали очень строгими. И по результатам этой деятельности Ерофеев оказался несостоятельным. Эта ситуация возможна, мне все это понятно. Но именно это должно произвести очень четкое разграничение между профессиональными передвижениями человека и теми его передвижениями, которые реально грозят тюремным заключением. Вторая ситуация, конечно, совершенно неприемлема. И именно поэтому руководство Третьяковки, если оно его поддержит, в этом процессе, оно поступит совершенно правильно.



Елена Фанайлова: Какие перспективы у этого судебного дела?



Екатерина Деготь: Мне совершенно ясно, что основной мишенью всего этого дела является музей Сахарова. Все будет зависеть от того, как будет развиваться эта ситуация. Наверное, как и в предыдущем случае, будет относительно мягкий приговор, хотя, разумеется, и это есть скандальное решение, разумеется. Мы должны требовать того, чтобы судебное дело развалилось в связи с отсутствием состава преступления. Но, наверное, судебное дело, то решение, к которому оно придет, будет диагнозом сегодняшнего стояния умов.



Елена Фанайлова: Искусствовед Екатерина Деготь – о перспективах дела против Андрея Ерофеева и увольнении его с поста заведующего отделом новейших течений Третьяковской галереи.



XS
SM
MD
LG