Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Качество телетрансляций чемпионата Европы по футболу


Валерий Винокуров: Сегодня у нас в гостях Аркадий Ратнер - человек, которого язык не поворачивается назвать гостем, поскольку он – наш коллега и сотрудничает с первого выпуска программы «Прессинг». И, естественно, мы выполним наше обещание. Когда вы в предыдущие две передачи звонили и хотели поговорить о телетрансляциях с чемпионата Европы, мы все время вам говорили: «Мы не в курсе, мы не смотрели, а если какие-то матчи смотрели, то без звука», вот у нас будет в гостях Аркадий Ратнер, который внимательно следил, смотрел, записывал, и вы с ним сможете обсудить все эти вопросы телетрансляции с чемпионата Европы по футболу.


Итак, мы говорим о телевидении. В частности, у меня в руках журнал «Коммерсант-Власть», здесь приводится, для того чтобы люди посмеялись, матч Россия – Голландия в исполнении комментатора Георгия Черданцева. Аркадия Ратнера спрашиваю: этот матч вы смотрели с комментарием?



Аркадий Ратнер: Я смотрел без звука.



Валерий Винокуров: Ясно. Но тогда какие же у вас тогда соображения?



Аркадий Ратнер: А вы не хотите познакомить, что там сказал Черданцев, чтобы задать тон песне?



Валерий Винокуров: Ну, это просто как фельетон читается. Но я выделенное: «Голландский защитник грубо сбивает российского нападающего на 49-й минуте, получает предупреждение. «Ой-ой-ой! Ну, что начинается то уже? Безобразно сыграл Булахруз сейчас против Аршавина. Без разговоров – желтая». А вот дальше тут такой момент. «Жирков сбивает Ван перси и получает предупреждение. «Правильно? Да ладно, что прибежали то? Это футбол! Ничего такого Жирков не сделал. Ну, пошел в жесткое единоборство, чуть-чуть по ногам влепил». Это 104-я минута, а там была 49-я. «А Булахруз то как прямой ногой прыгал. Сейчас на кону полуфинал чемпионата Европы. О каких сантиментах вообще можно говорить?» Я еще могу почитать.



Аркадий Ратнер: Здесь дело вот в чем. Я вам скажу честно, что я слушал некоторые репортажи, делал какие-то выписки. Но поскольку вы большую часть времени провели на чемпионате Европы, вы не знаете, естественно, что «Советский спорт» ежедневно публиковал специальные колонки вот таких ляпов, которые совершали журналисты, комментаторы, все без исключения. Так что повторять и говорить, я ничем не буду оригинален по сравнению с тем, что прочли вы и то, что давал «Советский спорт».



Валерий Винокуров: А это хорошая новость, я не знал, что «Советский спорт» регулярно следил.



Аркадий Ратнер: Каждый день. Называлось это «Радио Перловка» почему-то, не важно, в чем здесь суть.



Олег Винокуров: Ну, перлы потому что.



Аркадий Ратнер: Видимо, Олег – самый молодой, у него хорошо работает голова, и сразу с «Радио Перловка» все ясно. Поэтому если говорить о выступлениях комментаторов, то поверну разговор в несколько иную фазу, в иное направление. Я должен сказать, что вот этот подогреваемый ультрапатриотизм превышает все разумные пределы, но, естественно, можно признать, что российская сборная выступала достаточно удачно. Поэтому все, что говорилось о ней, говорилось в таких тонах, я думаю, что ни один литературовед не мог бы в таких тонах говорить о произведениях Пушкина. У меня такое складывалось впечатление. Все играли выдающимся образом, все играли замечательно. И вторая вещь – это редкая попытка сбиться на анализ игры – это то, что ни одному комментатору, за исключением, наверное, Маслаченко, которого можно принимать или не принимать, и в малой степени Геннадия Сергеевича Орлова, который вообще, по-моему, уже репортажи не вел несколько лет. У них были какие-то попытки, старая школа, что-то попытаться объяснить, как-то разобраться что и как.



Олег Винокуров: Виталий Иванович первым позвонил нам из Москвы.



Слушатель: Почему почти никаких сведений о шахматах? Был в Болгарии турнир, потом турнир Гата Камски и Топалов играют в Прибалтике, неизвестно, на каком пути они сейчас остановились…



Валерий Винокуров: Виталий Иванович, что мы можем сделать, если вы не всегда, видимо, слушаете наши программы. Мы же не виноваты. Во-первых, Топалов с Гатой Камски еще не играют, матч еще не начался. И мне кажется, что не в ближайшее время начнется. В Прибалтике они, по-моему, готовятся. Что касается турнира в Дортмунде. Ну, мы сообщили в прошлое воскресенье первый тур, сообщали каждый как только тур, как только сыграют, в дневных программах, в новостях. Сейчас наступила суббота, сыгран пятый тур, только что сообщили результаты пятого тура. Мы все время следим за шахматами. А у вас есть компьютер? Может, вы тогда можете заходить на наш сайт, там читать на странице «Спорт»? У нас сколько программ есть, как только шахматная новость поступает, мы сразу ее сообщаем.



Олег Винокуров: Давайте теперь Владимира из Санкт-Петербурга послушаем.



Слушатель: Мне сегодня удалось прорваться в начале. Первый вопрос: у меня сложилось мнение, что уровень судейства был какой-то милосердный. Потрясающее количество ударов сзади, не всегда «желтая» карточка, в нашем чемпионате достаточно именно удара по ногам судится более справедливо. Второе, во время игры Германии с Португалией весь мир видел, как Баллок оттолкнул защитника двумя руками и спокойненько забил решающий гол.



Дмитрий Морозов: Да, оттолкнул Ферейру он.



Валерий Винокуров: Да.



Слушатель: Так за такие нарушения надо было привлекать если не к уголовной ответственности… Но это изменило судьбу чемпионата.



Валерий Винокуров: Владимир, во-первых, и вы, и я, и мы все могли увидеть по телевизору только. В момент, когда произошло, это увидел, мне кажется, только Скалари, судья, например, например, не заметил. Насчет милосердного судейства я с вами согласен. А вот эти ошибки… Да я вам таких еще назову массу, которые были в этом матче. Судья же мгновенно принимает решение, у него нет ни телеповтора, ничего. Что тут сделаешь? Почему же тогда не приводите пример – гол греков в ворота сборной России? Почему вы не приводите в пример ошибку Любаша Михела, который отменил карточку Колодину вторую, нарушив фактически правила? Поэтому судьи ошибались, их за это потом отстраняли, наказывали. Эти судьи дальше не судили или еще что-то с ними судейская комиссия делала.



Олег Винокуров: У нас еще на связи Евгений из Воронежа.



Слушатель: Я начну с награждения орденами футболистов. Мы что смотрели – чемпионат Европы или первенство Европы?



Валерий Винокуров: Это одно и то же.



Слушатель: Нет, это разные вещи.



Валерий Винокуров: Нет, одно и то же.



Слушатель: В словаре иностранных слов под редакцией…



Валерий Винокуров: Евгений, не надо тратить время. Это синонимы – первенство Европы и чемпионат Европы. Хотите что-то другое сказать, говорите.



Слушатель: Чемпионат – это крупное спортивное соревнование…



Валерий Винокуров: Евгений, извините, мы рады, когда вы звоните, но наше мнение тоже как-то учитывайте. Я вам объясняю, что чемпионат Европы, чемпионат страны и первенство Европы, первенство страны – это одно и то же. Мы словари не пишем, мы вам объясняем с точки зрения спорта. И вообще, сегодня говорим о телевидении. Если у вас есть что сказать по поводу телетрансляций, слушаем вас.



Слушатель: Нечего. Я смотрел только без звука все.



Валерий Винокуров: А, понятно. А картинка то нравилась?



Слушатель: Картинка нравилась, конечно. Но иногда не было передачи из-за грозы. А так все нормально. Спасибо.



Валерий Винокуров: Ну, отлично. Спасибо вам. Аркадий Ратнер что-то может сказать по поводу трансляций. Мы остановились, что аналитических не было программ.



Аркадий Ратнер: Не было аналитических программ. От тех комментаторов, которые сидели у микрофона в Швейцарии и Австрии, этого ждать было трудно, за исключением, может быть, одного-двух человек, которых я назвал. Но и в студии «НТВ плюс» и в студии Второго канала сидели, приглашали специалистов, которые должны были провести какой-то анализ. Главным аналитиком страны на эти дни стал тренер Непомнящий, который страшно смущался своей роли. И многие потом спрашивали у меня: «А кто такой Непомнящий?» И он сам, по-моему, своей роли очень стеснялся. Потому что на все вопросы, которые поступали к нему, он отвечал очень робко. Хотя видно, конечно, что человек в футболе разбирается, но это не та фигура… Я могу привести пример. Я прочел пример в том же «Советском спорте», которые сделали выдержку, правда, из газетного отчета после матча в 1981 году, когда наши 3:1 сыграли с Испанией. СССР – Испания был матч, и была рецензия на этот счет Михаила Якушина. И вот это была действительно аналитическая статья, и приводили пример. Якушин дал положительную оценку и так далее… А после этого он сказал: «Слабо в отдельный момент играл Рудаков, он выпускал мяч из рук во время верховых передач, Блохин во многом играл на себя, передерживал мяч и так далее». То есть он, дав общую оценку игре весьма положительную, хотя с определенными нюансами, он дал оценку каждому игроку. Вот в этом, как мне кажется, есть главный анализ, которого не хватало. Потому что у нас все играли хорошо.



Валерий Винокуров: Аркадий, ну, нет Якушина сейчас, и такого аналитика нет, и не знаю, будет ли.



Олег Винокуров: Олег из Москвы на связи.



Слушатель: Прежде всего, я хотел бы сказать, что ваше постоянное указание, что надо смотреть телевизор без звука имело неожиданное последствие, а именно: некоторые комментаторы, которые ранее комментировали спортивные состязания, это Губерниев, были переброшены на те выступления, где невозможно убрать звук, например, на «Евровидение». И там своим криком он заглушил…



Валерий Винокуров: Олег, ей Богу, мы не советовали, чтобы Губерниев вел «Евровидение». И вообще, указаний мы никаких не делали.



Аркадий Ратнер: Олег ошибается. Все репортажи, которые шли по «Евровидению», они шли с отставанием.



Валерий Винокуров: Это про конкурс «Евровидение», про музыку, про песни. Там же звук нельзя выключить, надо же песни слушать.



Аркадий Ратнер: Ах, он про песни. Потому что шли повторы по «Евроспорту».



Валерий Винокуров: Олег говорит про «Евровидение». Олег, я понял, что вы шутите.



Слушатель: Еще я хотел бы сказать, что аналогичное тому, что было в «Советском спорте», было еще и на «Эхо Москвы». Я вам послал пейджер, не буду повторять. А можно еще задать вопрос по поводу футбола. Платини приезжал на Украину, это вы хорошо освещали, а что по поводу расширения чемпионата Европы? Эта идея мне не очень понравилась, поскольку я помню, как было правильно составить группу, чтобы никому не было обидно.



Валерий Винокуров: Олег, поняли вопрос. Расширение вряд ли кому может понравиться.



Олег Винокуров: Кроме самих участников.



Валерий Винокуров: Да, кроме участников. Они придумали сделать 24 команды. Я не знаю, будет это или не будет. Вы сами посудите, это значит, что 53 федерации входят в УЕФА, предположим, эти пять сыграют какие-нибудь пять матчей, останется 48. из 48 половина. Значит, не будет никаких отборочных групп, будут стыковые, предположим, матчи парные, и все. Это значит, может быть, календарь освободится благодаря этому в течение отборочных игр. Не будет же групп отборочных. Но зато чемпионат Европы продлится. В общем, Олег, большие сомнения.



Дмитрий Морозов: Расширение вряд ли. А вот перенос на более поздний срок, на неделю-две, судя по всему, может состояться в скорости. Потому что действительно очень многие сетуют на то, что не успевают отдохнуть и подготовиться как следует как раз к чемпионату.



Валерий Винокуров: Но расширение тоже может произойти, если они приняли решение.



Дмитрий Морозов: В любом случае это нескоро будет.



Валерий Винокуров: Дожить надо, да, Олег? Живем в такой век, что доживешь – не доживешь еще не знаешь.



Олег Винокуров: Александр из Москвы задает вопрос: «Почему в групповом этапе многие игры шли одновременно? Смотреть запись неинтересно. Неужели нельзя немного сдвинуть, часом позже, часом раньше. Для игры разницы никакой, а смотреть – удовольствие».



Аркадий Ратнер: Здесь, конечно, какая-то роковая ошибка.



Валерий Винокуров: Почему ошибка? Это же правило.



Аркадий Ратнер: Он, видимо, вообще говорит про все матчи. Надо сказать, что расписание было составлено очень удачно, за исключением, естественно, матчей последнего тура, которые известно, что шли они в одно время, параллельно. Правда, почему-то если шел матч по Первой программе, они скрывали результат матча по Второй программе, а в матче по Второй программе не говорили, что происходит на Первом канале. Какую-то интригу со времен Лапина, когда предлагали приглушить звук. А так все с точки зрения планирования трансляций было очень удачным.



Олег Винокуров: А если Александр имеет в виду именно игры последнего тура, так в этом же и смысл, чтобы они проводились параллельно, чтобы не было никаких калькуляций.



Валерий Винокуров: Вообще, насколько я понимаю, это нам и в Австрии рассказывали, что было очень четко – один матч на Первом канале, один матч – на Втором. А все до единого матча в записи на канале «Спорт». Ну, это же вообще нормально, в принципе.



Аркадий Ратнер: Да, на канале «Спорт», и тоже параллельно шли на двух футбольных каналах «НТВ плюс».



Валерий Винокуров: Но это все-таки платные каналы, а я говорю про общедоступные.



Олег Винокуров: Андрей пишет, что «комментаторы часто неправильно используют слово «свой». Например, говорят: «Судья достал карточку из своего кармана, игрок поставил свою ногу на мяч». В общем, слово «свой» является лишним».



Валерий Винокуров: Конечно, достать из чужого кармана карточку трудно и поставить на мяч чужую ногу, а не свою вообще невозможно. Ну, вот улыбнулись.



Олег Винокуров: Слушаем Эмиля Викторовича из Москвы.



Слушатель: Я относительно трансляций и относительно того, что следует убирать звук. Я с вами по этому поводу не согласен. Ну, в конце концов, мало ли что там комментаторы могут говорить? Это то же самое, что судейские ошибки.



Валерий Винокуров: Эмиль Викторович, нет никакого указания. Меня спросили, я сказал, что я лично не слушаю. Больше я никому ничего не навязываю.



Слушатель: Выключая трансляцию, вы лишаете себя удовольствия слушать реакцию публики на то, что происходит на поле. А это, знаете, очень интересная вещь.



Аркадий Ратнер: Я работаю на телевидении с 1962 года. Что такое интершум и ощущение трибун, я отлично себе представляю. Но я жертвую этой прелестью ради того, чтобы не слышать отдельных комментаторов, которые удовольствие от интершума портят окончательно.



Валерий Винокуров: И вообще, когда оценивают игру, хороший пас называют плохим, плохой – хорошим. Это свободный выбор каждого свободного человека. Никто не говорил, что есть указание – слушать без звука… Меня кто-то спросил, я просто так сказал. А Эмиль Викторович уже отключился?



Олег Винокуров: Подключился зато Рашид из Москвы.



Слушатель: Аркадию Ратнеру привет! В Узбекистане все время тоже ваши репортажи слушали.



Валерий Винокуров: Так любили хоккей?



Слушатель: Да и хоккей, и футбол он тоже вел иногда. Саркисян был и он, они по очереди. Когда наши играли с Швецией, там два комментатора Талалаев и Стагиенко. Один под теоретика работает, другой критикан. В первом тайме, когда 0:0 было, он говорит: «Вот Златан Ибрагимович – несчастный каратист, у него травма коленки». И потом защитнику говорит: «Ну дай ему по русскому каратэ». Это разве красиво? Так нельзя делать.



Валерий Винокуров: Да, конечно, безобразие. Разве можно оскорблять несчастных? А потом, когда наши забили Швеции, он говорит: «Да, он – каратист, ему положены такие приемы делать».



Аркадий Ратнер: Рашид, я должен сказать, что ту пару Стагиенко – Талалаев, я думаю, что они просто не имеют права вести репортажи, потому что я слышал все-таки. Я немножко кокетничаю, что я никого не слушаю. Я слушал два их репортажа. Это два человека, которые, прилично взяв по несколько кружек пива, сидят и обсуждают все, что они видят на экране. Они друг друга перебивают, они забывают, о чем они говорят, они не смотрят на экран. Поэтому обсуждать такого рода репортажи и приводить примеры, мне кажется, это просто не имеет смысла.



Слушатель: Как будто фронт, война. Ну, разве можно так? Ну, это же спорт, игра же. Я говорил уже Валерику, был Николай Николаевич покойный…



Валерий Винокуров: Озеров.



Слушатель: Он как вел же, помните, тактично!



Валерий Винокуров: Конечно.



Слушатель: Один раз он, и то сказал так мягко, когда наши с канадцами играли…



Аркадий Ратнер: «Такой хоккей нам не нужен!»



Слушатель: Нет, первый тайм 2:0 наши проигрывали, и Николай Николаевич покойный раз 10 или 15 сказал: «Напоминаю, судьи – Трембл (Соединенные Штаты) и Викинг (Канада)». А потом, когда наши 4:2 уже вели, он ни разу не сказал, кто судья. Нужно же мозги иметь. Такие комментаторы где у нас? На небе теперь. Вы не можете своим авторитетом сказать, чтобы Маслаченко или кто-то, кто разбирается в футболе, чтобы вел репортажи нам? Всем надоело уже .



Валерий Винокуров: Авторитета у нас никакого в телекругах нет, вот в чем дело. И ничего сказать мы не можем. Они не слушают не то что нас, вообще никого.



Олег Винокуров: Мы слушаем Константина из Московской области.



Слушатель: Я вот хотел в каком духе высказаться: вот у нас сейчас по телевидению чернуха всякая, шутки ниже пояса. В принципе, комментарии были в том же духе. Просто квинтэссенцией всех этих комментаторов наших на Первом канале была такая шутка во время матча Румыния – Франция. Вы, наверное, не слышали, поскольку звук выключали, и правильно делали. Комментатор сказал: «У Румынии есть запасной вратарь по фамилии Попа, а во Франции есть игрок по фамилии Насри. И вот было бы интересно посмотреть за дуэлью этих игроков». Когда я это услышал… Причем это по Первому каналу на всю страну, настолько мне стало не по себе.



Валерий Винокуров: Константин, полностью разделяю ваши чувства и как раз я говорил коллегам, что бессмысленно обсуждать футбольные телерепортажи, потому что такое же все, такой же уровень во всех остальных. Вы это же и сказали, что чернуха идет.



Слушатель: Такое впечатление, что меня просто самого окунули в то самое, что из этой дуэли могло бы получиться. Настолько ужасно просто было!



Валерий Винокуров: Вот такой интеллект у человека, который это сказал.



Аркадий Ратнер: Сразу назовем, человек этот был Выборнов.



Валерий Винокуров: Константин Выборнов?



Аркадий Ратнер: Да, Костя Выборнов.



Валерий Винокуров: У него такой интеллигентный отец Юрий Выборнов. Он и автор книг, в частности, он писал книги об Италии, он там работал корреспондентом.



Дмитрий Морозов: В Афганистане.



Валерий Винокуров: Он – прекрасный журналист, я с ним очень хорошо знаком. Это значит его сын вот так… Опозорил отца – можно так считать. Обидно, обидно… Представляете, как стыдно было Юре Выборнову, если он это слышал.



Олег Винокуров: Владимир из Московской области.



Слушатель: Я хочу вас к другому немножко аспекту вернуть. Все мы о грустном…



Валерий Винокуров: Давайте о хорошем.



Слушатель: После проигрыша с Испанией, если бы был тренер не Гус Хиддинк, а другой любой наш тренер, как бы чиновники от футбола спустили всех собак на него, потому что игра то была провальная, с точки зрения игры наших игроков. А за счет того, что Гус Хиддинк обратил все это в другую плоскость, что он, во-первых, признал, что сыграли неудачно, но их всех похвалил за самоотдачу. И ни один околофутбольный чиновник не мог даже ничего сказать. И за счет этого наши ребята морально сейчас выглядят совершенно по-другому. Вы вспомните, когда они проиграли Португалии 7:1… А здесь полная свобода, показали, что они ответственны за свои поступки, за свою игру, им отвечать перед болельщиками, перед всеми, кто им доверил это все. И ребята совершенно по-другому себя восприняли. Это к изменению ментальности.



Валерий Винокуров: Ну, правильно. Хиддинк, естественно, за игроков. И он столько сделал, что еще нападать за один матч. А что они могут сделать? Они в классе уступают настолько, что в сумме двух матчей получилось 1:7.



Слушатель: Нет, не в этом дело. Хиддинку удалось за такое короткое время сделать из ребят совершенно другую по своему настрою сборную.



Валерий Винокуров: Правильно. Чиновники не напали, зато большинство российских тренеров… Не будем уж сегодня отвлекаться, в следующую субботу, может быть, почитаю, что тут тренеры российские говорят о Хиддинке. Тоже уши вянут.



Аркадий Ратнер: Перед тем, как начинался матч Россия – Испания, была серия интервью, которые давали корреспонденты с мест события, и те, которые сидели в студии, но хоть бы один человек сказал нормально: «Сегодня будет матч, который нам предстоит играть очень тяжело». Все говорили, что сегодня мы ждем, что теперь мы будем играть в финале, все говорили буквально. Как выбить из них? Даже в те советские времена, когда нас постоянно инструктировали, как нужно вести репортажи, нам не говорили, что нужно говорить, что бразильцев мы завтра должны обыграть обязательно.



Валерий Винокуров: Я могу на эту тему чуть-чуть добавить, поскольку мне позвонили как раз перед матчем Россия – Испания из «Российской газеты». Позвонила девочка, репортер и говорит: «Не могли бы вы сказать, чего вы ждете от этого матча? Вы знаете, у нас много специалистов, и все говорят, что мы разгромим, мы победим. И когда я понесла все эти прогнозы главному редактору, он мне сказал, что же вы предлагает, чтобы мы в газете это напечатали? Должно быть какое-то другое мнение. И он мне посоветовал вам позвонить». Ну, спасибо вашему главному редактору, что он посоветовал мне позвонить. Ну, я, естественно, тоже ничего плохого сказать не мог под впечатлением от победы над Голландией. Но просто сказал, что игра будет трудная, что Испания – очень классная команда. И не всегда так легко удастся обыграть классную команду, как это получилось с Голландией, в силу различных обстоятельств.



Олег Винокуров: Слушаем Владимира из Кемеровской области.



Слушатель: Я бы хотел извиниться перед канадцами в эфире вашего радио. Когда наши выиграли у канадцев, я новости включил, слушал, девушка ликовала, кричала громко: «Канадцы – щенки!» Ну, так было стыдно и неприятно.



Валерий Винокуров: Щенки?



Слушатель: Да, она кричала: «Канадцы – щенки!» Соведущий, парень тоже так улыбался, но он ее не одернул, и она в эфир, когда выиграли финал… Просто стыдно! Я хочу перед канадцами, которые слушают, просто извиниться. Их пресса о нас очень хорошо отзывалась.



Валерий Винокуров: Понимаем ваши чувства. А меня в таких случаях всегда удивляет: ну, если канадцы – щенки, чего тогда так радоваться, что вы их обыграли?



Олег Винокуров: В овертайме еще вдобавок.



Валерий Винокуров: Ну, обыграть надо сильную команду, канадцы – такие могучие, а мы их обыграли. Это я еще могу понять. А если обыграли щенков в овертайме с перерывом в одну шайбу, это вообще смешно. А канадские щенки – это молодежная команда, она показала, какие они…



Дмитрий Морозов: Никаких шансов не оставляют россиянам. Владимир из Кемеровской области, тон задал Рашид, Аркадий в начале нашего разговора очень аспект важный поднял, который к профессионализму комментаторов никакого отношения не имеет. Я процитирую «Коммерсант» вновь, поскольку мы с него начали. Я не буду Черданцева опускать, этот безумный комментарий. Итак: «Уже после победы над шведами, - пишет «Коммерсант» , - болельщики забыли свой многолетний скепсис в отношении сборной и вновь повернулись к ней лицом. Это прекрасно. А игра с Голландией стала поводом к настоящему ликованию. Да, действительно, это так. Все это было бы прекрасно, но ощущение собственной конкурентоспособности и силы, и радость победы оказываются не менее тяжким испытанием, чем долгие годы неудач. Нежданный успех заставил задуматься об одной, может быть, не самой привычной для России проблеме: где проходит грань между гордостью за свою команду и пренебрежением или даже откровенным хамством по отношению к соперникам? И если сборная России будет столь же успешно выступать и в дальнейшем, понять это важно уже и сейчас». Чтобы не допустить распространения и развития опасной болезни, «Коммерсант-Власть» и приводит пример безумного комментария господина Черданцева.



Валерий Винокуров: Но Черданцев этого не поймет никогда. Если человек способен такое говорить, то значит его интеллект ниже чего…



Дмитрий Морозов: И хорошо, конечно, что есть такие болельщики, как Владимир из Кемеровской области, и многие-многие другие.



Валерий Винокуров: Практически все, кто нам звонит.



Дмитрий Морозов: Совершенно верно.



Валерий Винокуров: Нам еще не звонил ни один какой-нибудь патриотар, как я говорю.



Дмитрий Морозов: Вообще-то, придется извиняться нам долго, в течение часа, и перед голландцами, и перед шведами, и перед греками, и перед испанцами.



Олег Винокуров: На связи Леонид из Смоленской области.



Слушатель: Я сегодня смог поймать вас на коротких волнах, очень рад. Я хотел спросить, может быть, вы знаете, я слышал уже, как люди оживленно обсуждали наше телевидение, кто и зачем превратил более-менее приличное радио «Маяк» в такой балаган, от которого тоже уши вянут?



Валерий Винокуров: Вот это вопрос, совершенно четко адресованный Аркадию Ратнеру.



Аркадий Ратнер: Я должен сказать, что это действительно болезнь. Радио «Маяк» был эталон радиожурналистики, созданный выдающимся радиожурналистом Шамилем Мелик-Пашаевым совместно с Вадимом Синявским. Он продолжал традиции великолепной информации, во-вторых, очень четко следовал за развитием событий. Я не могу сказать, что там работали идеальные комментаторы, но там было три-четыре человека, которые каждый в своем виде спорта считался авторитетом, на которого равнялись другие. Сейчас там работают, как обычно, люди, пришедшие со стороны, как они работают на «НТВ-плюс». Это недоучившиеся студенты, это только что закончившие 10-й класс. Там нет серьезного и твердого руководителя. Поэтому, к сожалению, я в течение 20 лет руководил отделом информации радио и телевидения. И радио «Маяк» была моя компетенция в последнее время. И мне очень тяжело, когда я включаю «Маяк» и слушаю их репортажи, где, например, может случиться такая вещь: «Наш спортсмен в каком-то соревновании занял третье место». Кто занял первое и второе место, это никого не интересует, когда за это Шамиль Николаевич Мелик-Пашаев (он был добрый, но очень твердый, решительный человек), я убежден, что в тот же день такого рода корреспондент был бы уволен.



Валерий Винокуров: Он тогда бы и не сказал так. А ведь там Роза Крайнова, по-моему, отвечала за новости.



Аркадий Ратнер: Роза Крайнова была сильна тем, что она в голове держала необычное количество информации. Ее можно было разбудить ночью и спросить: «Толкательница ядра Иванова из какой команды?» она бы сказала: «Из «Авангарда» и продолжала бы спать. Поэтому ошибки у моих коллег она вылавливала просто, ее боялись, они ее называли «мама Роза», как мама Роза скажет, так и будет.



Олег Винокуров: На эту тему Александр из Москвы прислал сообщение: «Господин Ратнер, а что вы удивляетесь? Все эти губерниевы, талалаевы и прочие – это спортивный вариант «Программы Максимум». Посмотрите, какие у нее рейтинги! Естественно, люди не хотят отставать. Пиплу нравится. Пипл хавает фактически».



Валерий Винокуров: А что это за программа?



Аркадий Ратнер: Такая радиостанция, которая:



Дмитрий Морозов: Не самый маргинальный вариант, есть в эфире и покруче.



Аркадий Ратнер: :старается очень себя ограничивать в высокой культуре…



Валерий Винокуров: Не старается, наверное.



Олег Винокуров: Ну, так таких много. На «Маяке» же тоже пошло какое-то веяние, там тоже все перестроили. Зато про канадских щенков у Александра просто шутка: «Господин Путин раздает канадских щенков в добрые руки. Эта девица с радио выступает против национального лидера и лабрадора Конни? Пусть задумается».



Валерий Винокуров: А у Путина канадский лабрадор…



Дмитрий Морозов: Остроумен Александр.



Олег Винокуров: Остроумен, да. Петербург на связи, послушаем Артура.



Слушатель: Я по нынешней теме, по поводу телерепортажей с чемпионата Европы. Сначала хотел сказать персонально Валерию, с которым мы первоначально говорили об интершуме, об отключении звука, что меня вот эта пара, которую метко Рашид назвал одного, который косит под теоретика, другой – крикун, она меня довела до того, что со второго тайма матча с Грецией я тоже отключил звук, и все матчи сборной России, которые по этому каналу шли, я смотрел без звука. Здесь вообще, на самом деле, если говорить серьезно об этих комментариях, здесь вопрос очень серьезный, вопрос заключается в том, что вся эта публика, которая комментирует вот эти репортажи, я не всегда уверен в том, что у них такой низкий уровень культуры. Просто они выполняют общественный запрос, скажем так. Они отвечают запросам наиболее такой части общества, играют на понижение.



Валерий Винокуров: Это вот Дмитрий Морозов постоянно мне это говорит, он все время это подчеркивает.



Дмитрий Морозов: Служат, как вы говорите, Валерий. Они служат.



Валерий Винокуров: Да, они служат. Играют такую роль.



Аркадий Ратнер: Валерий, давай вспомним, ты же столько лет работал в «Футболе-Хоккее», и ты перед каждым чемпионатом получал инструкции, причем инструкции в таких высоких инстанциях, но это же не мешало тебе, не давало тебе права служить и писать вранье. И Лев Иванович Филатов, твой главный редактор, твое вранье вычеркивал бы беспощадно.



Валерий Винокуров: А его не было. Артур, продолжайте.



Слушатель: Да, тогда все-таки были определенные… Тут, скорее, речь даже идет не об уровне культуры. Тут речь идет еще об определенных моральных ограничениях, которые есть у тех или иных журналистов. Вот у журналистов вашего поколения они были, а у нынешних, видимо, с этим делом гораздо проще, поскольку стандарт в обществе такой, что нужно не париться по поводу каких-то моральных вещей, а делать то, что нужно. И в этом плане, мне кажется, идет так называемая игра на понижение. То есть они таким образом еще и понижают уровень культуры тех, кто их слушает, и импульс ответный еще более низкий получается. И таким образом вот эта система играет на понижение. И эти комментарии становятся все пошлее, все ужаснее и все отвратительнее.



Олег Винокуров: Александр из Москвы.



Слушатель: Особенно хотелось бы поприветствовать вашего так называемого гостя Аркадия Ратнера. Хотелось бы отметить, что «Маяк» раньше очень здорово говорил о спорте, и там действительно работали люди, которые любили спорт и понимали его. А сейчас просто нашли человека, пихнули его туда, он читает, и ему безразлично, 2:1 – разгромный счет или не разгромный, он даже в этом не разбирается.



Валерий Винокуров: Разгромили со счетом 2:1.



(Смех в студии).



Слушатель: Да, так и было, 3:1 выиграли, а эти разгромили 2:1. Это же абсурд! А еще хотелось бы отметить, что у нас почему-то наши любят замечать, когда судьи ошиблись не в пользу нас, а ни разу не сказали, что с англичанами пенальти в принципе там и не было. А наш ни один не сказал. С греками то же самое. А Зорин на спортивном радио вообще говорит насчет удаления, что правильно отменил он решение, ведь мяч то ушел.



Олег Винокуров: Это просто незнание правил.



Валерий Винокуров: Это от незнания правил.



Слушатель: А он сам судья ведь, как он хвалится.



Валерий Винокуров: Ну, если Любаш Михел не знал правил, то судье Зорину простительно.



Слушатель: И стыдно за таких людей. И действительно, даже на спортивном радио не говорят… Заняли наши второе, третье место, а про первое кто занял, не говорят. Вот это позорно!



Валерий Винокуров: Правильно, Александр.



Олег Винокуров: Владимир из Москвы спрашивает: «Скажите, пожалуйста, какого вы мнения об аналитической работе Тарханова на канале «Спорт»?»



Аркадий Ратнер: Я могу сказать. Кстати говоря, я хотел отметить, что Тарханов – это единственный, чей разбор матчей я слушал с удовольствием. Во-первых, он был очень объективен, он никогда не завышал. И потом меня удивило, что он говорил на очень хорошем русском языке.



Валерий Винокуров: Владимир, вот видите, как Александра Федоровича Тарханова отметили положительно.



Олег Винокуров: Александр из Сызрани говорит: «Во-первых, удивляет позиция руководителей каналов, в ситуации хронической нехватки квалифицированных комментаторов вновь, к сожалению, позабывших о Владимире Перетурине». И он же здесь спрашивает: «Работает ли комментатор Владимир Новицкий?»



Аркадий Ратнер: Новицкий был комментатором в Белоруссии. Я с ним сталкивался. Я уже много лет не знаю о его судьбе.



Олег Винокуров: Александр из Львова спрашивает о новом расписании: «Что вы слышали, в Лиге чемпионов УЕФА хочет, чтобы в субботу матчи проходили. Мне это не нравится». Это только финал имеется в виду.



Валерий Винокуров: Это только про финал речь идет.



Олег Винокуров: Это даже логичнее, мне кажется, все-таки в уик-энд легче:



Дмитрий Морозов: Само собой, конечно же.



Олег Винокуров: :чем когда рабочие дни, тут еще толпы народа приезжают. Александр шутит: «Будут ли выпущены марки и бронзовые монеты с портретами Хиддинка, Аршавина, Павлюченко и других героев?»


Андрей из поселка Красная горбатка Владимирской области спрашивает: «Знакомы ли вы с творчеством англичанина Дуги Бримсона, написавшего ряд книг о футбольных фанатах?»



Дмитрий Морозов: Нет, не знакомы, вернее, отчасти знакомы, уровень низкий, поэтому пропагандировать не входит в наши планы.



Олег Винокуров: Он же сам фанат, фанат и есть, потом переквалифицировался в писателя.



Валерий Винокуров: Я так чувствую, что, конечно, эта тема вечная, видимо, и мы воспользуемся чьим-то пожеланием и как-то договоримся с Аркадием Ратнером, чтобы он еще к нам как-то хотя бы периодически приходил. Сейчас же начнется чемпионат России, все пойдет то же самое, те же самые комментарии и так далее. Договорились, Аркадий?



Аркадий Ратнер: Хорошо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG