Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Одним из вопросов на саммите "большой восьмерки" в Японии станет борьба с парниковыми газами


Программу ведет Олег Винокуров. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Жигалкин и Владимир Морозов.



Олег Винокуров: В Японии начинается саммит «большой восьмерки». Чего ждут в Америке от этого саммита – об этом наши корреспонденты в США.



Юрий Жигалкин: За несколько дней до отъезда на саммит «большой восьмерки» на пресс-конференции президент Буш дал понять, что он готов взять на встрече лидеров восьми стран несвойственную ему роль инициатора соглашения об обязательном сокращении выбросов в атмосферу парниковых газов. Люди в окружении президента говорят, что Джордж Буш крайне серьезно относится к этой миссии, надеясь на то, что спасение планеты от потепления станет частью его политического наследия.


Парадоксально, но Джордж Буш, в самом начале своего президентства возмутивший многих отказом ратифицировать Киотское соглашение, подписанное президентом Клинтоном, к концу своего президентства оказался не только лидером движения за новое соглашение, он в глазах сторонников обрел ореол провидца, предсказавшего тупиковость Киото. В четверг Всемирный фонд защиты природы обнародовал данные, свидетельствующие о том, что ни одна из стран, ратифицировавших протокол, не выполнила его полностью, большинство ведущих европейских стран, Канада и Япония «потерпели полный провал в борьбе с парниковыми газами», записанной в вердикте экспертов организации. Буш, настаивавший восемь лет назад на нереалистичности резкого сокращения выбросов углекислоты и заявлявший о необходимости участия в этом режиме ведущих развивающихся стран, едет на саммит в Японию с намерением убедить партнеров по переговорам, а также Китай и Индию в необходимости заключить соглашение о начале сокращения выбросов углекислоты через 20лет и подготовке перспективных планов на 50 лет вперед.


Борьба с всемирным потеплением будет, впрочем, лишь одним из пунктов повестки саммита «большой восьмерки». О том, что ожидают в Соединенных Штатах от этой встречи, Владимиру Морозову рассказала сотрудница фонда «Наследие» Хелли Дейл.



Владимир Морозов: Во время пресс-конференции на прошлой неделе Джордж Буш сказал, что попытается использовать саммит, чтобы остановить разработку ядерного оружия в Иране. Как вы считаете, удастся ли Бушу заручиться в этом вопросе поддержкой других государств?



Хелли Дейл: Во время пребывания на саммите Джордж Буш получит возможность поговорить об иранской ядерной программе с президентом России. Буш попытается поднять эту тему и на совещании. Но по инициативе японских хозяев нынешнего саммита Иран упоминается в повестке дня совещания только в связи с энергетическим кризисом, так как эта страна - один из крупнейших производителей нефти в мире. А вопрос о ядерных амбициях Ирана даже не стоит в повестке дня. Я не думаю, что на форуме этот вопрос будет серьезно обсуждаться.



Владимир Морозов: Растущие цены на нефть и продукты питания – как подойдут к этим проблемам на саммите?



Хелли Дейл: Я не знаю, какой подход они выберут. По-моему, надо ограничить деятельность спекулянтов на финансовых рынках, которые взвинчивают цены. Стоимость продуктов питания растет и потому, что правительства прибегают к политике протекционизма. Например, США выплачивают субсидии фермерам, чтобы они выращивали кукурузу, которая идет на изготовление этанола вместо продуктов питания. Европейские страны с помощью тарифов защищают своих производителей от более дешевого экспорта. Страны Африки отреагировали на повышение цен на продукты питания, повысив тарифы.



Владимир Морозов: Похоже, что вы довольно скептически относитесь к возможностям совещания стран «большой восьмерки» решить какие-либо важные вопросы…



Хелли Дейл: Они ничего не могут решить. Это не то совещание, на котором что-то решается. «Большая восьмерка» может сделать заявление, обратиться с призывом. Но у них нет никакой власти. Это всего лишь неформальное совещание глав нескольких государств, своего рода дискуссионный клуб, от которого и не ждут никаких решений.



Владимир Морозов: Полагают, что Россия намерена использовать саммит для улучшения отношений с США и Великобританией. Это реалистические ожидания?



Хелли Дейл: Нет, потому что все зависит не от встреч и выступлений, а от того, какую политику Россия станет проводить. Например, для Запада неприемлемо то, что Россия оказывает политическое давление на те страны, которым она продает природный газ. Вот уже который год Запад пытается убедить Россию прекратить поставки Ирану ядерной технологии, но Россия продолжает продажу, которая ей очень выгодна.



Владимир Морозов: Претендент на место в Белом доме сенатор Джон Макейн заявлял, что, если его изберут президентом, то он станет добиваться исключения России из «большой восьмерки». Это возможно?



Хелли Дейл: Я думаю России не место в «большой восьмерке», но в последнее время советники Маккейна говорят, что он переменил свое мнение. Так что, если его изберут президентом, неясно, какую позицию он займет. В свое время Россию пригласили в клуб, потому что развитые демократические страны хотели продемонстрировать свою добрую волю, оказать моральную поддержку тогдашнему президенту Борису Ельцину. И Россия до сих пор находится в составе «большой восьмерки», потому что люди боятся ее исключить.


XS
SM
MD
LG