Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники обратились к кандидатам в президенты США с призывом исключить Россию из G8


Программу ведет Андрей Шарый.



Андрей Шарый: Правозащитники Елена Боннэр и Владимир Буковский обратились к кандидатам в президенты США с призывом добиться исключения России из "большой восьмерки". В письме к сенаторам Бараку Обаме и Джону Маккейну, один из которых должен вскоре стать президентом США, говорится о серьезных нарушениях прав человека, политических преследованиях и убийствах в России, о тяжелом положении на Северном Кавказе. Как заявляют авторы письма, нынешний российский режим запугивает соседние страны, угрожает международной безопасности. В таких условиях, подчеркивают Боннэр и Буковский, членство в "большой восьмерке" идет лишь на пользу пропагандистской кампании Кремля.


Могут ли на это послание правозащитники получить ответ? Этот вопрос я задал правозащитнице Елене Боннэр.



Елена Боннэр: Должна сказать, что это же не Россия, иногда и откликаются. Это первое. Во-вторых, какой-то расчет именно на то, о чем мы пишем. Я и Владимир глубоко убеждены, что членство в G 8 не соответствует содержанию России и в экономическом смысле, несмотря на безумные деньги, которые потекли из нефти, но из этого же не следует экономическое развитие. Следует совершенно нуворишский разгул, единственное. Я бы сказала, управленчески, социально Россия не тянет на G 8 . Это обман, его надо вскрывать всегда.



Андрей Шарый: Елена Георгиевна, если Россию исключат, например, из "большой восьмерки", кому от этого будет лучше?



Елена Боннэр: Я думаю, что в какой-то мере Россия, качая нефть и кладя много денег в карман, ведет себя немножко как зарвавшийся первый ученик, который знает, что ему за так будут ставить пятерки. За то, что у нее есть нефть, ставится высокая отметка в любом плане. А реально она хочет иметь эту отметку и может быть, если таким способом указать ей, что надо развиваться, может, немножко все-таки это подействует. Хотя я не шибко оптимист.



Андрей Шарый : Как вы думаете, Дмитрий Медведев, его приход на пост президента каким-то образом изменит отношения России с ведущими индустриальными странами? Может быть, он будет вести себя по-другому, не так, как Владимир Путин?



Елена Боннэр: Многие люди считали, что и Россия изменится, и шанс изменения отношений двух миров. Сейчас, мне кажется, прошло два месяца, конечно, срок невелик, но за этот срок можно было и нужно было сделать какие-то вещи, которые Медведев не сделал. Хотя на словах какую-то неясную, нечеткую заявку делал. Мне хотелось бы, чтобы была поддержана царская имперская традиция амнистии. Этого не произошло. Мне хотелось бы, что слова о главенстве права и закона, которые уже звучат, не переставая, уже скучно стало, обратились бы на конкретные случаи. В данном случае речь идет о нынешних жертвах режима, которых мы считаем политзаключенными. И неважно, политзаключенный ли он по Уголовному кодексу. Я вспоминаю, что в октябре, по-моему, 1986 года, может быть, это был сентябрь, Горбачев был во Франции. На вопрос о Сахарове и политзаключенных он сказал: "У нас их нет". А 15 декабря позвонил Андрею и в разговоре о политзаключенных и, кроме того, политзаключенному Сахарову и мне, политзаключенной, без всяких формальностей разрешил вернуться домой. Так вот Горбачева слова расходились с делом, но дело он сделал хорошее. А у Медведева слова хорошие, а дел вообще нет.



Андрей Шарый: Вдова академика Сахарова, правозащитница Елена Боннэр.


Накануне саммита "большой восьмерки" российские СМИ сообщили, что Дмитрий Медведев намеревается предложить реорганизацию этой группы с целью ее расширения. В свете сомнений об оправданности участия самой России в клубе крупнейших демократических государств это возможное предложение звучит особенно любопытно. Ожиданиями от саммита я попросил поделиться известного российского политика и экономиста, одного из руководителей партии "Яблоко" Григория Явлинского.



Григорий Явлинский: Я думаю, что в связи с опасностью серьезного продовольственного кризиса, думаю, что удастся им договориться относительно создания резервов продовольствия, в частности резервов зерна. Потому что некоторые страны уже начали решать эту проблему, вещь эта важная и, судя по всему, они договорятся по этому поводу.



Андрей Шарый: А что касается других проблем, скажем, проблем глобального потепления?



Григорий Явлинский: Это вряд ли, потому что уж больно разные там интересы сосредоточены. Там есть страны, например, такие, как Россия, которых вообще не интересует эта тема в принципе. Есть Соединенные Штаты, которые рассматривают это как угрозу своей экономической деятельности, экономической ситуации, поэтому они вряд ли будут готовы к тому, чтобы принять на себя какие-то серьезные обязательства.



Андрей Шарый: Объявлено в Москве, что Дмитрий Медведев уехал в Японию с серьезными предложениями "по реформированию "большой восьмерки". Речь идет о расширении организации. Видимо, он будет предлагать включить туда Китай. С другой стороны, есть призывы правозащитников, они направлены кандидатам в президенты США Бараку Обаме и Джону Маккейну, с призывом исключить Россию за нарушения демократических свобод из этой организации. Что вы думаете по этому поводу?



Григорий Явлинский: Для начала относительно расширения. Если такое расширение произойдет, то это будет означать, что "восьмерка", как собрание стран демократических, как образец, так сказать, современной цивилизации, в основе которой лежат права человека, больше существовать не будет. Она будет существовать как другая организация, которая решает глобальные проблемы, проблемы экономики глобальные, возможно, проблемы терроризма, проблемы глобальной безопасности, но это никаким образом не будет относиться к фундаментальным ценностям демократического свойства. И, конечно, качество решений такой организации в части безопасности будет очень, я бы сказал, качество этих решений будет невысоким. Потому что в современном мире решать проблемы безопасности, абстрагируясь от принципиальных, ценностных, фундаментальных вещей просто непрагматично, неправильно, очень неэффективно.


Что же касается другого предложения, об исключении, оно странное, потому что без России сегодня нельзя решить ни одну глобальную проблему, ни в области энергетики, ни в области терроризма, ни в области нераспространения ядерного оружия. Если ставить вопрос о том, что нужно объединение ведущих стран, которые почему-то, по той или иной причине, могут быть признаны эталонными, с точки зрения демократии, то это просто другое образование и это уже просто другое собрание государств, просто другой клуб, который тоже может существовать. Может существовать клуб демократических государств. В принципе такие предложения есть. Другой вопрос, в чем будет его повестка дня, и как он будет работать, но это совсем другое.



Андрей Шарый: Китай сопоставим с Россией и по экономическому потенциалу, и по экономической мощи, и по людским ресурсам, и по роли в мировой политике. Почему Россия внутри "восьмерки", а Китай - нет?



Григорий Явлинский: Россия внутри "восьмерки" по причинам, во-первых, исторического характера. То есть это как такое следствие окончания холодной войны, определенная инерция процессов начала 90-х годов, которые привели к этому. Китай действительно сопоставим по некоторым экономическим своим показателям, но не по всем вопросам, хотя в будущем это возможно. Но тогда это просто разговор от другом.


XS
SM
MD
LG