Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пока гром не грянет… Беседа об индивидуальной экологической морали





Александр Генис: Экология – такое большое дело, что им впору заниматься великим державам, могущественным транснациональным организациям или даже мировому правительству, если такое когда-нибудь возникнет. А пока его нет, что может сделать один, отдельно взятый человек против загрязнения окружающей среды целой планеты?


Эта, казалось бы, резонная мысль разъедает нашу решимость вести зеленый образ жизни. Между тем, частные усилия, здравое направление умов, сказываются на ситуации вполне определенным образом, доступным статистической проверке. Так, недавно опубликованные данные института Брукингса, продемонстрировали парадоксальные факты. Ученые выстроили перечень 100 крупнейших городских агломераций Америки, расположив их по уровню углеродного выброса на душу населения. Оказалось, что самые крупные города – самые чистые. Они – в хвосте этого списка: большой Лос-Анджелес - на втором месте с конца, Большой Нью-Йорк – на четвертом. Среди множества объективных причин есть и субъективные. Жители этих мест больше озабочены экологическими проблемами. И это значит, что зеленое сознание напрямую отражается на состоянии среды, делая наш воздух чище, а жизнь терпимее. В конце концов, экологический кризис – продукт повседневного выбора миллиардов людей. Как мы решим, так и будет.


Некоторое время назад в Нью-Йорке была опубликована пространная статья, в которой тема экологии рассматривалась как раз в таком аспекте – как нравственная проблема личности. Чтобы познакомить наших слушателей с этими острыми вопросами, и обсудить их, я пригласил в студию «Американского часа» Владимира Гандельсмана.



Владимир Гандельсман: Однажды, Саша, у нас уже была с вами беседа с названием «После нас хоть потоп», где мы говорили о проблемах, связанных с окружающей средой, о парниковом эффекте и всемирном потеплении, грозящем расплавить антарктические льды и затопить планету. Газета «Нью-Йорк Таймс» продолжает бить тревогу, в данном случае роль звонаря играет Мишель Поллан. Он автор нескольких книг, в основном они посвящены проблемам питания – «Манифест едока», «Дилемма всеядного» и других. В своих трудах он рекомендует «тратить на еду больше, а есть меньше». То есть покупать высококачественные продукты, выращенные без использования минеральных удобрений и сохраняющие свой вкус и питательную ценность. На сей раз он пытается решить почти философский вопрос: почему никто ничего не хочет менять в своей жизни? Есть русская пословица: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Почему так? Ал Гор показал свой фильм об угрожающих изменениях в климате, ну и что? Дело, говорит Поллан, в диспропорции: с одной стороны, серьезная проблема, с другой – абсолютная наша беспечность. Вот я сейчас изменю свою жизнь – начну ездить только на велосипеде, посажу дерево, белье буду сушить во дворе, на веревке, прекращу есть мясо… Я мог бы все это сделать, но зачем, когда я знаю, что у меня всегда есть злой близнец, который сделает всё наоборот. Он будет с удовольствием производить нечто отравляющее атмосферу, потому что он вчера купил машину, ну, хоть где-нибудь в Китае, где автомобиль диковинка по сравнению со Штатами, - количество владельцев, как здесь в 1918 году. Ну что я могу сделать? – спрашивает Мишель Поллан.



Александр Генис: Действительно – что? Вот у нас запретили в супермаркете пластмассовые мешки. Смешно - из пушки по воробьям.



Владимир Гандельсман: То, что предлагает Поллан, тоже звучит сегодня смешно. Он и сам это понимает, говоря, что предложить ему нечего, кроме - собственной добродетели. И тут же добавляет: с каких это пор добродетель стала предметом осмеяния? С каких пор, восклицает Поллан, добродетель стала признаком слабоумия? Что смешного в том, что вы употребляете еду из продуктов, производящихся в радиусе не более 100 миль от своего дома? Что вы ходите на работу пешком или едете на велосипеде, что вы покупаете автомобили-«гибриды», которые меньше потребляют бензина, и, стало быть, у них меньше выхлопных газов? Столько вещей, говорит Поллан, которые убеждают нас в том, чтобы ничего не делать! Но изменение климата зависит индивидуально от нас. Ужасные предсказания ученых десятилетней давности оказались даже оптимистичными: потепление и таяние идет быстрее, чем предсказывалось. Дело в нас, в самом стиле жизни.



Александр Генис: Климатический кризис, как кризис стиля жизни?



Владимир Гандельсман: Совершенно верно. Все зависит от вашего ежедневного обихода, от тысячи «выборов» каждого индивидуума: от покупок, нужд, желаний... Нельзя ждать милости от закона и чиновников, - надо действовать. Посмотрите на лидеров наших и экспертов – что они предлагают? Они предлагают ждать решения специалистов. А ждать решения специалистов, значит, потакать нашей пассивности. Наш менталитет описал тридцать лет назад фермер и писатель из Кентукки – Венделл Бэрри. Он говорил, что кризис окружающей среды 70-х (нам бы сейчас ТАКОЙ кризис!) – это, по сути, кризис человека, его характера, это кризис домашней жизни. Он возмущался тем, что люди выписывают чеки в пользу организаций по охране окружающей среды, и при этом проматывают природные богатства в своей ежедневной жизни. Ничего не изменится, пока мы не устраним расстояние между «я думаю» и «я делаю».



Александр Генис: Это - в духе восточных мудрецов: если происходит истинное понимание, мы меняем жизнь. В ином случае – ни шатко, ни валко.



Владимир Гандельсман: Да, совершенно верно. Для Венделла Бэрри глубочайшая проблема индустриальной цивилизации – проблема специализации. Это болезнь современного человека. Наше общество распределило роли, и выбор невелик: мы производители (на работе) и покупатели (в остальной жизни). И еще, скажем, один раз в году мы голосуем. Все остальное мы адресуем специалистам. Еду – агробизнесу, здоровье – врачам, образование – учителям, развлечения – телевизору, политическую жизнь – политикам, экологию – экологам.



Александр Генис: Но Адам Смит, отец нашей экономики, говорил, что именно такое разделение и дает людям все блага цивилизации.



Владимир Гандельсман: То же самое разделение труда обрывает мои связи с реальным миром. Специализация стала возможна благодаря дешевой энергии. Благодаря ей, нас развлекают, благодаря ей, мы можем платить за нашу еду в Новой Зеландии, и при этом мы не знаем, каким образом достигается тот или иной результат. Дешевая энергия позволяет нам перескочить наше окружение, наш микромир, в котором мы живем. Мы можем продать нашу специальность в дальней дали от места жительства или использовать результат работы бесконечного числа людей, бесконечно удаленных от нас. Проблема в том, что дешевая энергия, которая изменяет климат, – поощряет такой менталитет, который не может ничего изменить. Такой менталитет Венделл называет «мозги, работающие на дешевой энергии». С тех пор, как эти мозги все переводят на язык денег, они действуют в соответствии с рынком.



Александр Генис: Который управляет свободной экономики, которая – как говорит теория - подтолкнет нас в сторону правильных решений, в том числе - экологических.



Владимир Гандельсман: Поллан так не считает. Все, на что остается надеяться, говорит он, это на защиту экологии старым невидимым способом. Видимые способы – не работают.



Александр Генис: По мнению Джеймса Хансена, ученого из НАСА, который бьет тревогу по поводу всемирного потепления уже лет 20, у нас осталось максимум 10 лет: либо сокращается выделение углерода, либо мы будем жить на другой планете. Сказано, правда, 2 года назад и никаких изменений нет. Осталось 8 лет.



Владимир Гандельсман: Вот поэтому, - говорит Мишель Поллан, - надеяться следует только на себя. Имеет ли это смысл? Да. Надо «озаботиться». Вы озаботились, под вашим влиянием – другой, пошло по цепочке – и что-то изменилось.



Александр Генис: Что?



Владимир Гандельсман: А то: представим, что наступило время, когда стало позорным использовать машины с мощными двигателями внутреннего сгорания, или устраивать иллюминацию дома, как если бы то был ночной аэропорт. Изменилось сознание.


Тут идет речь о вирусном изменении социума. Распространение такого вируса непредсказуемо, и кто знает, может быть, он достигнет Китая и поразит там моего злого двойника. А, может быть - нет. И тогда все покажется преходящей причудой, и все напрасно, и будет то, что было в 80-е, когда пришел Рейган и спихнул с Белого дома солнечные батареи, установленные Джимми Картером. Все в ваших руках. Станьте зеленым, - не от злости, конечно, а индивидуальным борцом за сохранение окружающей среды. Так, в социалистических Чехословакии или Польше, Вацлав Гавел или Адам Михник решили жить так, как если бы они жили в свободном обществе. И, что? Изменили свои страны - вот что.



Александр Генис: С чего же следует начать? Каким должен быть первый шаг?



Владимир Гандельсман: Мишель Поллан говорит: пусть, говорит он, один день в неделе у вас будет СУББОТОЙ. Никаких покупок, никакой электроники и никаких автовождений. И еще он рекомендует посадить сад.



Александр Генис: Который вырубили у Чехова?



Владимир Гандельсман: Чехов –замечательный пример. Пример человека, который, находясь в ужасающем, на мой взгляд, окружении и обладая не слишком оптимистичным взглядом на мир и на людей, его населяющих, делал свое дело в одиночку: не только писал «Вишневый сад», но и сам сажал деревья.





Материалы по теме

XS
SM
MD
LG