Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Катастрофы начнутся именно в связи с потеплением"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый.



Кирилл Кобрин: Главная тема сегодняшнего дня саммита "большой восьмерки" в Японии - глобальные изменения климата. Лидеры восьми стран даже договорились снизить выбросы углекислого газа в атмосферу, по меньшей мере, наполовину, к 2050 году. Эти меры - необходимые, но совершенно недостаточные мероприятия для предотвращения катастрофических последствий парникового эффекта. Так считает российский физик-теоретик из Московского института биофизики клетки Российской Академии наук, автор теории дифференциального парникового эффекта для оптически плотных атмосфер, кандидат физико-математических наук Алексей Карнаухов.



Алексей Карнаухов: Изменения климата потенциально могут уничтожить человечество.



Андрей Шарый: Когда и каким образом это произойти, не дай бог?



Алексей Карнаухов: Собственно, базовый сценарий парниковой катастрофы, который получается в моих работах, говорит следующее. Изменения температуры будут происходить постепенно, сначала не очень быстро, но потом может произойти переход в так называемую необратимую стадию, когда увеличение температуры приведет к выделению дополнительных количество углекислого газа из Мирового океана из разрушающихся метан-гидратных залежей. Это будет приводить к раскрутке этого процесса. Изменения климата, скажем так, средней планетарной температуры в 100 градусов могут наблюдаться уже через 300 лет.



Андрей Шарый: Каковы главные факторы? Это деятельность человека, выбросы CO 2 , какие-то естественные процессы?



Алексей Карнаухов: Я учитываю постоянное увеличение выбросов человеком CO 2 . Дело в том, что до сих пор выбросы CO 2 каждые 45 лет удваивались. Современные разговоры о киотских процессах практически не повлияли на скорость роста этих выбросов. Если эти выбросы будут расти в будущем теми же темпами, то мы получаем те самые 300 лет.



Андрей Шарый: Есть ли возможность каким-то образом предотвратить этот катастрофический сценарий? Что нужно делать, чтобы этого не случилось?



Алексей Карнаухов: Если говорить о том, что надо преуменьшать выбросы CO 2 , то это мало. В принципе, будущем - и не столь уж отдаленном - мы должны полностью отказаться от использования минеральных видов топлива, таких, как нефть, уголь, газ, перейти либо на биотопливо, либо на атомную энергию, что, может быть, не самый лучший вариант, либо на солнечную, энергию ветра, воды и так далее.



Андрей Шарый: Практически все это представляется невозможным. А какие-то первые шаги, которые сейчас, предположим, лидерам стран "большой восьмерки" в Японии, что бы вы посоветовали делать немедленно?



Алексей Карнаухов: Во-первых, все это абсолютно возможно, особенно при нынешних ценах на энергоносители. Недавно у меня вышла статья в бизнес-обозрении, где я подробно рассчитываю, сколько биотоплива можно изготавливать из древесины, которая ежегодно образуется на территории Российской Федерации. Количество бензина и количество газа, который можно из этого биотоплива, скажем так, производить, сравнимо с тем экспортным потенциалом, который сегодня мы добываем из наших недр. В отличие от этих месторождений нефти и газа, производство биотоплива из леса, с одной стороны, представляет собой неограниченный ресурс, он никогда не закончится, потому что лес каждый год растет, а, с другой стороны, не несет тех самых климатических, скажем так, последствий.



Андрей Шарый: Некоторая часть экологов, правда, их меньше тех, кто настроен так тревожно, как вы, утверждают, что речь идет просто о больших колебаниях, что сейчас идет некое глобальное потепление, которое потом сменится глобальным похолоданием. Вы считаете, что неверно это?



Алексей Карнаухов: Я опираюсь, прежде всего, на свою теоретическую концепцию, теорию парникового эффекта. В этой теории существует однозначная связь между концентрацией углекислого газа и средней планетарной температурой. Эта связь подтверждается не только ситуацией на земле, но, например, ситуацией на Венере, сколько там углекислого газа и какой там парниковый эффект. Она подтверждается климатическими данными, как в прошлом была концентрация углекислого газа, какая в прошлом была температура. Она полностью подтверждает и те изменения климата, которые сейчас наблюдаются. Можно, конечно, изобретать гипотезы и подвергать сомнению. К сожалению, современные климатологи, объединенные в рамках ООНовской организации, такой, как IPCC , которая, прежде всего, базируется на данные наблюдения, скажем так, не предлагают обществу какую-то прозрачную модель, прозрачную теорию, которую можно было бы преподавать в университетах, на старших курсах институтов, чтобы каждый студент, который получает высшее образование, смог бы своими собственными руками вывести те самые формулы, из которых следуют те самые выводы, о которых я говорю.



Андрей Шарый: Алексей, если ваши предположения верны, когда человечество, по вашим подсчетам, начнет испытывать на себя первые необратимые последствия парникового эффекта?



Алексей Карнаухов: За те предыдущие 100 лет у нас температура повысилась на один градус, следующие 100 лет - 5 градусов, следующие 100 лет - 25 градусов и уже следующие 100 лет (300 лет получается) - это где-то порядка 100. Понимаете, изменения на один градус практически незаметно, изменения на 5 градусов - да, будут заметно, но не будут катастрофичны. Катастрофы начнутся именно в связи с потеплением, где-то начиная со второй сотни лет. Но в первую сотню лет может наблюдаться такой необратимый климатический процесс, как остановка Гольфстрима.


XS
SM
MD
LG