Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Страны G8 переведут индустрию биотоплива с зерна на солому


G8 вернет зерно крестьянам, но отнимет солому у коров

G8 вернет зерно крестьянам, но отнимет солому у коров

Во многих странах мира стремительный рост цен на продукты питания связывают с бумом производства биотоплива из сельскохозяйственного сырья. Критики говорят, что пшеницы, ячменя, кукурузы, подсолнечника и сахарной свеклы на питание уже не хватает. В итоговых документах саммита «большой восьмерки», завершившегося в среду в Японии, биотопливо упоминается один раз – в заявлении о продовольственной безопасности в мире, где говорится о необходимости ускорить разработки производства биотоплива «второго поколения» - из непищевого сырья. К нему относят, в частности, солому, опилки и органические отходы животноводства.


По словам сотрудника немецкого исследовательского института Манфреда Шепе, определить степень влияния расширения производства биотоплива на рост мировых цен на продукты питания непросто: «Цены на сахар, в отличие от цен на зерно, остаются прежними, хотя как сахарная свекла, так и сахарный тростник все шире используются для производства биотоплива. Это объясняется избыточным производством сахара во всем мире и, в частности, в Южной Америке. Причем его объемы настолько велики, что даже производство биотоплива из этих продуктов не отражается пока на цене самого сахара. В Европе, например, производство сахара сейчас сократили».


Кроме того, влияние индустрии биотоплива на цены сельхозпродуктов имеет региональные отличия, добавляет сотрудник американского исследовательского Центра сельскохозяйственного развития Чад Харт: «Например, в Бразилии биотопливо делают в основном из сахарного тростника. Стало быть, это влияет на цену сахара и продуктов питания, в производстве которых он используется. А в США львиная доля всего биотоплива производится из кукурузы».


Вообще доля сырья далеко не всегда может считаться определяющей в ценах конечных продуктов. Говорит сотрудник российского аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов: «В большинстве случаев напрямую стоимость зерна и стоимость конечных продуктов связывать нельзя. Скажем, стоимость зерна в цене хлеба составляет 20-30%. Для растительного масла стоимость в его цене самих масличных - 30-40%. В цене мяса стоимость зерна может составлять 50-60% и даже до 70%. То есть повышение цен на зерно влияет на цены конечных продуктов, но степень этого влияния зависит от того, какую долю в себестоимости той или иной продукции составляет зерно».


Доля зерна в цене хлеба 20-30% - это российский показатель. В странах Европы или в США она не превышает 10%. И, в отличие от США, в Европе биотопливо производится в основном не из зерновых. «В Европе и в Германии биотопливо обычно производится из масличных культур, в основном из рапса. Но в целом объемы этого производства настолько незначительны, что оно пока не оказывает никакого влияния на цены на зерно. Здесь больше проявляется спекулятивный фактор...», - говорит редактор немецкого ежемесячного журнала Neue Energie («Новая энергия») Мартин Бенсманн.


Все страны мира, где производится биотопливо, так или иначе субсидируют его за счет казны. Значит ли это, что без таких субсидий и сегодня, и в ближайшем будущем, даже при высоких ценах на нефть и газ, биотопливо по-прежнему будет неконкурентным? «Думаю, пройдет еще немало лет, прежде чем биотопливо сможет конкурировать с обычными нефтепродуктами. В Германии, например, его производство субсидируется за счет более низкого налога на такое топливо. Если бы не субсидии, у биотоплива не было бы никаких шансов, и частные компании тут же утратили бы интерес к нему», - говорит Мартин Бенсманн.По его словам, еще несколько лет назад биодизель был вообще освобожден в Германии от налога на автомобильное топливо. Сейчас этот налог льготный. «Но производство биотоплива в стране сокращается. Многие водители постепенно отказываются от него: ведь они могут заправиться более дешевым, чем в Германии, обычным дизелем в соседних Голландии или странах Восточной Европы...», - поясняет редактор Neue Energie.


В России объемы производства биотоплива остаются более чем скромными. Рассказывает Андрей Сизов: «Есть много заявлений, много планов, но реально делается очень мало. Есть небольшие проекты, когда сельхозпроизводитель сам производит биодизель из масличного сырья и использует этот биодизель для обработки своего собственного поля, но не для поставки на рынок. О каких-то крупных коммерческих проектах, ориентированных на поставку биотоплива на российский рынок и на внешние рынки, пока говорить рано. В этом Россия отстает, скажем, от Казахстана, где уже реально существует один крупный проект».


XS
SM
MD
LG