Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новое правительство Сербии – цели, приоритеты и жизнеспособность


Ирина Лагунина: В Сербии, через два месяца после внеочередных парламентских выборов, сформировано новое правительство. В него вошли победители выборов - блок «За европейскую Сербию» и Социалистическая партия, вместе со своими партнёрами, а также несколько партий национальных меньшинств. Таким образом, опасность, что к власти в стране придут националисты из Радикальной партии Сербии, отпала. Представители Европейского союза и США приветствуют формирование кабинета министров, ожидая от него конструктивной политики, направленной на европейскую интеграцию.



Айя Куге: Ускорение экономического развития Сербии и интеграция страны в Европейский союз – это главные цели нового правительства Сербии. Премьер-министр Мирко Цветкович обещал гражданам усиленно заниматься экономическими и социальными проблемами, употребив уже забытое в Сербии слово: «реформы».



Мирко Цветкович: Динамичный рост промышленности, создание новых рабочих мест, улучшение жизненного уровня граждан, равномерное региональное развитие. Предпосылкой для осуществления этих целей является макроэкономическая стабильность, ускорение экономических реформ, продолжение европейской интеграции и значительное увеличение инвестиций. Цель правительства – чтобы c ускорением экономических и других реформ Сербия в конце нынешнего или в начале следующего года получила статус кандидата в члены Европейского союза.



Айя Куге: Специалисты оценили экономическую программу нового главы правительства как конкретную и очень амбициозную. Он обещает открыть двести тысяч новых рабочих мест и снизить инфляцию с 12 до 4% в течение четырёх лет. А эти обещания обычные граждане считают самыми важными. Ведь из семи миллионов граждан Сербии, семьсот тысяч не имеют работу, а со средней зарплатой на уровне 400 евро в месяц нормально жить невозможно. Новый премьер-министр Мирко Цветкович был министром финансов в предыдущем правительстве. Он известный экономист, с опытом работы во Всемирном банке. Однако в политической системе Сербии пост премьер-министра важнее поста президента, и поэтому многие недовольны тем, что тихий Цветкович не имеет политического авторитета, и опасаются, что он, принадлежащий к Демократической партии, будет лишь марионеткой лидера демократов и президента страны Бориса Тадича. Правда, в отличие от экономической, политическую программу правительства эксперты оценивают как не несущую ничего нового. Чтобы интеграция в ЕС стала для Сербии реальной, нужно выполнить первое условие: выдать Международному Гаагскому трибуналу остающихся на свободе обвиняемых в военных преступлениях сербов. Мирко Цветкович обязательства перед трибуналом упоминает только в общих словах.



Мирко Цветкович: Новое правительство будет последовательно придерживаться политики уважения международных правовых норм и исполнять свои международные обязательства. В том, что касается Международного суда по военным преступлениям в Гааге, правительство будет настаивать на том, чтобы отношение ко всем преступлениям было одинаковое, то есть чтобы не было менее ценных жертв и привилегированных преступников.



Айя Куге: Как это объяснить? Белградский политический аналитик Вук Станкович.



Вук Станкович: Это просто трюк, рассчитанный на то, чтобы не акцентировать сотрудничество с Гаагским трибуналом, из-за широкой его непопулярности в Сербии. Точнее: из-за освобождения в Гааге от ответственности в совершении преступлений против сербов боснийца Насера Орича и албанца Рамуша Хардиная. Таким образом, новое правительство учитывает политический профиль избирателей Социалистической партии. Однако я уверен, что каждый член правительства и большинство граждан Сербии знают, что включение в ЕС невозможно, если не будут выполнены Гаагские условия. Однако серьезным экзаменом для нового правительства будет не только выдача оставшихся троих обвиняемых сербов трибуналу, но и политика относительно Косово. Я прогнозирую, что с течением времени всем у нас станет ясно, что Сербия не может иметь совершенно противоположную ЕС позицию по вопросу будущего и статуса Косово. Просто вступление Сербии в ЕС в таком случае будет заторможено.



Айя Куге: Действительно, специалисты считают, что главной ловушкой для нового коалиционного правительства будут именно темы Гаагского трибунала и независимости Косово. Мирко Цветкович:



Мирко Цветкович: Правительство выступит с инициативой начать переговоры с представителями косовских албанцев, с целью найти приемлемое решение для обеих сторон. Параллельно с дипломатической борьбой, новое правительство будет действовать, чтобы обеспечить жизнь сербского народа в Косово и Метохии и улучшение там его социального и экономического положения.



Айя Куге: По косовскому вопросу, судя по словам премьер-министра Цветковича, позиция Сербии не изменится. Однако министр иностранных дел Вук Еремич на вопрос журналистов о том, будут ли теперь возвращены послы Сербии в свои дипломатические представительства, демонстративно отозванные Белградом из тех стран, которые признали независимость Косово, ответил, цитирую: «Послы не будут возвращены, чтобы не выглядело, что мы отказываемся от Косово». Белградский журналист Радован Борович это объясняет так.



Радован Борович: Мне кажется, что в Сербии сегодня ещё никто не готов публично принять и поддержать независимость Косово. По этому вопросу большие перемены не ожидаются. А следовательно, останется позиция: Сербия с независимостью Косово не согласна, она и дальше будет пытаться держать под контролем косовских сербов, стараясь, несмотря на это, интегрироваться в Европу. Может быть, будут моменты, когда Социалистическая партия Сербии, чувствуя, что члены новой коалиции ее не принимают, попытается вплеснуть национальный адреналин за счёт Косово. До тех пор, пока в Сербии есть такое «размытое» отношение к Косово, из этой проблемы с помощью политических манипуляции всегда можно будет извлечь пользу и сделать вид, что ничего не изменилось.



Айя Куге: В общественности Сербии не затихают дискуссии о том, как могли демократы, - как посмели, - включить в своё правительство основанную Слободаном Милошевичем Социалистическую партию, позволив её тем самым вернуться к власти. Демократический блок, при широкой поддержке народа, отстранил социалистов от власти в 2000 году, а теперь они не только вернулись, но и получили важные посты вице-премьера и министра внутренних дел. Лидер Демократической партии, президент Сербии Борис Тадич объясняет такой поворот политической реальностью – если бы социалисты не вошли в проевропейское правительство, кабинет министров могли бы составить националисты из Радикальной партии. И в него также вошли бы социалисты.



Борис Тадич: Конечно, это правительство является плодом многочисленных компромиссов. Порой это очень болезненно - а мне как гражданину мучительно - однако я был обязан взять на себя часть ответственности, чтобы правительство было поскорее сформировано.



Айя Куге: Вопрос к Радовану Боровичу: как на ваш взгляд выглядит такая, в идеологическом смысле совершенно разнородная, коалиция сил старого и нового режима?



Радован Борович: Новое правительство является результатом неясного компромисса. Политики намерены разъяснить этот компромисс сербской общественности с помощью какой-то декларации о примирении, которая будет обнародована в ближайшие дни. Однако всем ясно, что невозможно примирить демократов и тех людей, которые в 90-ых годах были жесточайшими противниками нынешнего руководства страны. Такой невозможный компромисс, по моему мнению, через год-два, вероятно, покажет своё настоящее лицо. Такая коалиция не может существовать долго, так как идеологические различия между ее членами слишком большие. На сегодня их связывает только политически-финансовые интересы.



Айя Куге: Чтобы удовлетворить аппетиты всех коалиционных партнёров, новый кабинет министров большой – кроме премьер-министра в нём 27 членов. Сколько может продержаться такое правительство? Ведь с начала многопартийной системы в Сербии в 1990 году, это уже 11 по счёту правительство – следовательно, в среднем они работали полтора года. Политолог Йован Комшич считает, что правительство Мирко Цветковича будет функциональным в той мере, в которой будет в состоянии реализовать цель экономического процветания страны и её включения в Европейский союз.



Йован Комшич: Если реально посмотреть на возможности модернизации Сербии, общество которой нелегко принимает демократию, тогда можно сказать, что формирование этого правительства является успехом уже хотя бы потому, что его поддерживает большинство в парламенте. А это - минимальное условие существования общества, которое желает называть себя демократическим. Но будет ли правительство функциональным с точки зрения тех целей, которые поставил премьер-министр Цветкович? Да, оно будет функциональным в той мере, в которой будет в состоянии реализовать ключевую цель – европейскую интеграцию. В таком случае будут даже компенсированы затраты на громоздкий кабинет министров. По-моему, на этом этапе не стоит быть злобным пророком. Если партнёры в правящей коалиции определили минимум общих интересов, а кажется, что они определили, тогда я не вижу серьёзных камней преткновения, по крайней мере, в первые сто дней нового правительства.



Айя Куге: Сербские аналитики сходятся во мнении о том, что судьба коалиционного правительства Сербии зависит исключительно от того, насколько оно обеспечит лучшую жизнь гражданам. Согласно последним опросам общественного мнения, более 70% сербов считают важнейшей целью вступление в Евросоюз. А от правительства они, прежде всего, ожидают решения своих злободневных проблем: создание новых рабочих мест и улучшение уровня жизни. Это считают приоритетом 80% населения.


XS
SM
MD
LG