Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Подмосковье обнаружена несанкционированная свалка химических веществ


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Вера Володина.



Евгения Назарец: В Подмосковье, в лесополосе около поселка Бережки Подольского района была обнаружена несанкционированная свалка химических веществ – около 3 кубометров химикатов второй и третьей степени токсичности. Опасный мусор был перевезен на склад муниципального коммунального хозяйства на временное хранение. Тем временем специалисты исследовали химикаты и дали рекомендации по их утилизации.



Вера Володина: Как сообщила пресс-служба управления МЧС России по Московской области, в свалке оказалось 33 различных вида химикатов. Специалисты Роспотребнадзора и химической лаборатории управления «Мособлпожспас» обследовали находку и предложили способ утилизации. И хотя перечень химикатов звучит устрашающе, но эксперты предполагают, что в основном эти вещества будут нейтрализованы в ходе химической реакции, то есть не потребуется отправка на спецполигон. Президент Гильдии экологов Николай Пальгунов по перечню химикатов предполагает, откуда они могли появиться в лесополосе.



Николай Пальгунов: Насколько я могу вот так спонтанно спрогнозировать, кто-то купил территорию бывшего предприятия, на ней лежали старые реактивы, которые использовались для производства, эти реактивы новому владельцу стали не нужны, их погрузили в машину да выкинули.



Вера Володина: Другие аналогичные версии подсказывает Андрей Тегенев, помощник генерального директора общества с ограниченной ответственность Фирмы экстренного реагирования ХРЛ (Химико-радиоактивной лаборатории).



Андрей Тегенев: На самом деле, химически опасных веществ на предприятиях старой технологии очень много, и вопрос по поводу их утилизации, в общем-то, основательно не решается. Существуют нормы, правила, существуют законы.



Вера Володина: И много надзорных служб. Президент Гильдии экологов объясняет, кто будет заниматься расследованием.



Николай Пальгунов: Расследованием будут заниматься экологическая милиция, Департамент природопользования Московской области, природоохранная прокуратура, Министерство природных ресурсов, к кому сейчас переведен Ростехнадзор. У них есть тоже своя инспекция, и они тоже будут заниматься расследованием. Так что кому заниматься расследованием – есть, организаций много. Все зависит от экономики, на самом деле, потому что простое захоронение… Вот что такое простое захоронение? Простого захоронения нет вообще, тем более химически опасных отходов. Для того чтобы захоронить отходы, нужно этот полигон, где вы будете его захоранивать, предварительно сделать, и это стоит, в общем-то, немалых средств. Там нужно сделать определенные мембраны, для того чтобы исключить попадание токсичных отходов в грунтовые воды.



Вера Володина: Николай Васильевич является также директором Государственного природоохранного центра.



Николай Пальгунов: Привезли какую-то жидкость в лабораторию и попросили определить, что это за вещество. Это было где-то два года назад. Вещество мы обнаружили, но потенциального потребителя этого вещества мы не нашли. Кто мог быть это вещество… оно же может быть на складе, как продукт, у которого кончились сроки действия, хранения и так далее, и его просто выбросили, а может быть, это и отход. Если предприятие функционирует, у него есть паспорт отходов, и в паспорте отходов все зафиксировано. А если предприятие не функционирует, то у него ничего нет. А вот эти вот моменты, бесхозность – это опасно.



Андрей Тегенев: У тех же предприятий старых, которые одной ногой, что называется, уже в могиле стоят, допустим, предприятие – почти банкрот, у них на складах в связи с тем, что по старой технологии они там применяли какие-то вещества опасные, горы залежей этих веществ, уже зачастую просроченных, хранятся уже с нарушением норм и правил, в поврежденных упаковках и прочее, но у них нет средств для того, чтобы это утилизировать в расписанном порядке. Многие вынуждены просто вот так вот тихонько избавляться. Я их не оправдываю, поймите правильно, ни в коем случае, но это просто одна из причин, почему так делается. Помимо этого, бывают еще такие ситуации, когда сменяется кадровый состав на подобных предприятиях, и зачастую люди, пришедшие вновь на работу, не знают, что там в наличии за вещество, что с ним делать, документы теряются. В результате вдруг на складе обнаруживаются непонятные вещи, о которых никто не знает. Для того чтобы пригласить специалиста, произвести оценку, обследование, нужны деньги. Потоми нужны деньги для того, чтобы утилизировать все это.



Вера Володина: Свалки химикатов опасны безусловно, поэтому местные жители, как правило, первыми сообщают об их появлении. Президент Гильдии экологов Николай Пальгунов обращает внимание на не менее опасные несанкционированные свалки – в них не химические отходы, а бытовые. И эту массу уже можно назвать критической.



Николай Пальгунов: Большую опасность, как мне кажется, представляют несанкционированные свалки ТБО, которые загрязняют все Подмосковье и дальше даже. Когда в кустах, в полях, где угодно валят всякое дерьмо, так сказать. И здесь не решена, с моей точки зрения, проблема муниципального сбора ТБО. Если в Москве это решено, в крупных городах это решено, то в поселениях вообще ничего не делается. Загадили так, что туда просто не войти. Хотя решить это все элементарно: собирай деньги да утилизируй.



Вера Володина: А для того чтобы химикаты не вываливали в лесах, оба моих собеседника предлагают обратить внимание на предприятия в период перехода собственности и проследить за тем, как предприятия-банкроты распоряжаются своими химикатами.


XS
SM
MD
LG