Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Гольц: "Грузия и Россия в своих действиях вроде бы общаются друг с другом, а апеллируют на самом деле к Западу"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Михаил Саленков.



Андрей Шарый: Оценить поведение и позиции сторон грузино-российского конфликта, поразмышлять на тему о том, почему у России в последние годы так много врагов, мой коллега Михаил Саленков попросил известного московского военно-политического эксперта Александра Гольца.



Александр Гольц: Это очень специфическая, как мне кажется, ситуация. И Грузия, и Россия в своих действиях вроде бы общаются друг с другом, а апеллируют на самом деле к Западу. Россия, которая ясно поставила себе цель не допустить вступления Грузии в НАТО, демонстрирует, что она готова зайти максимально далеко, чтобы не допустить вступления Грузии в Североатлантический альянс, и таким образом пугает НАТО. Грузия, у которой, будем откровенны, нет оснований требовать вступления в НАТО, делает все возможное, чтобы спровоцировать Россию, сказать, что она является жертвой агрессии, кто, как ни НАТО, должно защитить ее от этой агрессии. Как мне кажется, ни та, ни другая сторона не хочет воевать. Однако, история знает много таких случаев, самые знаменитые из которых - начало Первой мировой войны. Иногда войны случаются даже тогда, когда их участники не хотят воевать. Происходит так называемая эскалация конфликта, когда на вашу недружественную акцию мы ответим вдвойне, а уже на двойной ответ мы ответим в четыре раза сильнее, стороны медленно-медленно-медленно подходят к грани, за которой конфликт может произойти в случае любого элементарного инцидента.



Михаил Саленков: Но в данном случае, если говорить о конкретной ситуации, - полеты над грузинской территорией.



Александр Гольц: Мы идем путем эскалации. Это очень знаменательный шаг российского МИДа. Пожалуй, впервые на моей памяти Россия откровенно заявляет, что она предпочитает военные средства урегулирования конфликта, нежели дипломатические.



Михаил Саленков: В этой ситуации со стороны России насколько была оправдана такая мера?



Александр Гольц: Если Россия хотела бы продемонстрировать, что эта мера была оправдана, единственная возможность - это предоставить какие-то очень внятные доказательства того, что Грузия стояла на грани вторжения в Южную Осетию. Не голословные утверждения, а какие-то очень ясные доказательства. И тогда можно было бы говорить о правомерности этого шага.



Михаил Саленков: А со стороны Грузии... как вы знаете, был отозван посол из Москвы, вот эта мера, на ваш взгляд, насколько она серьезна и насколько она решительна в этой ситуации?



Александр Гольц: Отзыв посла - обязательный шаг в такой войне нервов.



Михаил Саленков: Можно сейчас предположить, каковы будут дальнейшие действия обеих сторон?



Александр Гольц: Я думаю, что нужно предположить и эскалацию конфликта, и тогда риск того, что этот конфликт перерастет в военный, возрастает. Либо кто-то в какой-то момент скажет: хватит. Пока что, увы, ни грузинская, ни российская сторона такого благоразумия не демонстрирует.



Михаил Саленков: Миротворцам, которые несут службу в зоне грузино-абхазского конфликта, раздали брошюры, в которых разъясняются их права по применению оружия.



Александр Гольц: Каждая из сторон делает все для нагнетания напряженности, а не для ее ослабления.



Михаил Саленков: Есть такое предположение, что Россия фактически находится в кольце врагов. Здесь называются и Грузия, и Чехия, где будут размещать элементы американской ПРО, и Британия, с которой давным-давно развиваются конфликты, и Литва, в которой тоже могут появиться американские военные, и даже Украина называется.



Александр Гольц: Это некая очень специфическая особенность российской внешней политики. Любое недовольство какой-то другой стороной мы артикулируем в военных терминах. Самый характерный пример для меня - Украина. Украинское руководство заявило о желании вступить в НАТО. У российского руководства есть все основания быть недовольным, потому что близкая братская страна заявила, что она не собирается строить суверенную демократию, а считает себя соответствующей критериям нормальной западной демократии. Вся концепция Кремля строится на том, что постсоветскому пространству требуются еще десятилетия, чтобы прийти к нормальной демократии, а до этого нужно "ручное" руководство. Вот Украина говорит: нет, мы считаем, что мы соответствуем западным нормам демократии и просим Североатлантическое сообщество оценить это нашим вступлением в НАТО. Военного аспекта здесь нет в природе. Кремль тут же стал артикулировать это, как военную угрозу.


По-видимому, российские спецслужбы убили Литвиненко, сделали так, что это выглядело, как взрыв "грязной" ядерной бомбы в центре Лондона. Как выбираться из этой ситуации? Вещь сложная. Лучше всего разозлиться, обидеться на потерпевшую сторону, то есть британцев, которые при любых обстоятельствах не могут на это закрыть глаза, сказать, что, вот, они из своих гнусных побуждений содержат Березовского, придумать смехотворную историю со шпионским камнем. То, что мы наблюдаем, это продолжение истории со шпионским камнем. Это также смехотворно, все эти доказательства. Есть процедура внятная. Вы считаете, что данный человек выполняет функции, не совместимые с дипломатической миссией? Вы ловите его с поличным, предъявляете доказательства и высылаете. Вместо этого идет какая-то странная игра с подключением СМИ.


XS
SM
MD
LG