Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. Невероятный спрос на памятные предметы, связанные со звездами рок-музыки


Андрей Шарый: А сейчас я представлю вам заключительную рубрику программы «Время Свободы» – «Сегодняшний факт».


Более чем за миллион долларов на аукционе "Кристис" в Лондоне продана кожа барабана, изображение которого находится на обложке альбома группы «Битлз» "Клуб одиноких сердец сержанта Пеппера". Рукопись песни Джона Леннона с текстом песни "Дай миру шанс" ушла с торгов за полмиллиона долларов. Темные очки Леннона проданы за 80 тысяч долларов. В общей сложности торги предметами, связанными с рок- и поп-музыкой, принесли Кристис более чем 3 миллиона долларов. О причинах, по которым рок-меморабилия пользуется таким спросом, размышляет мой коллега, обозреватель Радио Свобода, писатель Петр Вайль.



Петр Вайль: Здесь, мне кажется, мы имеем дело со слиянием двух таких интересных тенденций. Одна очень древняя, вторая, наоборот, современная. Древняя – это, конечно, религиозная: почитание мощей и всяких предметов, принадлежащих святым. Мощи – это останки святых, строго говоря, они сохраняются и почитаются с нравственно-назидательными, с литургическими целями. И по учению церкви они являются проводником и носителем благодатных сил. Существуют так называемые контактные реликвии – предметы, принадлежавшие святым, или к которым они так или иначе имели отношение: одежда, четки, посох, орудия мученичества даже, топор, которым зарубили святого. Тщательно хранится, например, копье под Ереваном, в монастыре Гегард, который сотник Лонгин пронзил Иисуса Христа на кресте. Сейчас в обществе, в целом религиозном, идет подмена: обожествляются всевозможные знаменитости, в том числе масс-культа, и предметы, так или иначе принадлежавшие им или имеющие отношение к ним, тоже тщательно хранятся.


А вторая тенденция – второй половины ХХ века – колоссально возросший интерес к материальной культуре. Скажем, в каком-нибудь XVIII веке, в XIX веке не пришло бы в голову никому хранить камзол Моцарта. Я представляю себе, что хранили бы клавесин, на котором он играл, потому что это некое духовное явление, вот он на нем сочинял свои бессмертные произведения, но штаны Моцарта невозможно себе представить. А вот штаны Леннона – это да. Вот это сочетание той самой религиозной тенденции хранения реликвий святых и современного интереса к материальной культуре. Доходит, конечно, до забавных вещей, как кожа на барабан.


Чтобы закончить на более высокой ноте, позволю себе процитировать Достоевского из романа «Бесы», капитана Лебядкин говорит Ставрогину, рассказывает о том, как он прочел о каком-то американце, который завещал свою кожу на барабан, с тем чтобы денно и нощно выбивать на нем американский национальный гимн. И дальше Лебядкин говорит: «Увы, мы пигмеи сравнительно с полетом мысли Североамериканских Штатов. Россия есть игра природы, но не ума. Попробуй я завещать мою кожу на барабан, примерно в Акмолинский пехотный полк, в котором имел честь начать службу, с тем чтобы каждый день выбивать на нем перед полком русский национальный гимн, сочтут за либерализм, запретят мою кожу».



Андрей Шарый: Напомню, что на аукционе Кристис продали кожу барабана, изображенного на конверте альбома группы «Битлз». Собиратели контактных реликвий группы «Битлз» существуют и в России. Самый известный из них – петербургский фанат «Битлз» Николай Васин, или Коля Васин, как он известен в городе. О причинах советской любви к «Битлз» и уникальной коллекции Коли Васина рассказывает петербургский рок-критик Андрей Бурлака.



Андрей Бурлака: «Битлз» для нас – это синоним свободы. С музыки этой группы, вообще со знания о ней, с моей точки зрения, началась эпоха свободы настоящей для России. Потому что именно через «Битлз» мы ощутили по-настоящему то, что мы можем не зависеть ни от государства, ни от партии какой-то правящей, ни от человека, сидящего в Кремле. Некая новая вера, даже можно сказать. И многие люди с этой верой продолжают жить, как Коля Васин. Они называют себя битлзфаны, в отличие от битломанов. Битломания – это какое-то такое слово, немножко глупое, а вот битлзфаны, то есть поклонники, которые по-прежнему слушают эту музыку, по-прежнему находят в ней для себя ответы на многие жизненные вопросы, таким людям можно позавидовать, с моей точки зрения.


Коля Васин – это человек, который посвятил, можно сказать, свою жизнь служению «Битлз», увековечиванию памяти этой группы, участников этой группы. Вся жизнь его посвящена, можно сказать, «Битлз». Его квартира – сначала он жил на Ржевке, потом переехал на Пушкинскую, 10 и там создал такой уникальный, для России, по крайней мере, безусловно уникальный музей «Битлз». Этот квартира-музей Коли Васина, но при этом там огромное количество пластинок, альбомов, книг, журналов. Сам Коля превосходный художник, и он делает такие альбомы уникальные, которые, так или иначе, посвящены не только «Битлз», посвящены и истории рок-н-ролла в России, и свободной культуре в этой стране. Сувениры всевозможные, связанные с «Битлз». То есть это не музей в чистом виде, человек там живет, просто его жизнь сама по себе превратилась в такой некий памятник. Человек превратил свою жизнь в памятник «Битлз». Там какие-то модели, скажем, храма Джона Леннона, который он по-прежнему мечтает построить в Петербурге, на берегу залива где-нибудь.


Но самый главный все-таки экспонат этого музея – это сам Коля. В 1971 году Джон Леннон лично прислал Коле Васину календарь и пластинку с автографом. То есть Коле удалось совершенно невероятное для тех советских времен: он написал письмо Джону Леннону, и оно дошло до него, и Коля получил от него личные сувениры с автографами его и Йоко Оно. Это, наверное, самые уникальные, безусловно, вещи в его коллекции. Думаю, ни за какие деньги он бы с ними не расстался. И правильно сделал.



Андрей Шарый: «Сегодняшний факт» – это невероятный спрос на памятные предметы, связанные со звездами рок-музыки. Гостями рубрики были петербургский рок-критик Андрей Бурлака и обозреватель Радио Свобода Петр Вайль.


XS
SM
MD
LG