Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Серия испытаний баллистических ракет Ираном вызвала бурную реакцию в США и в России


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент в Вашингтоне Аллан Давыдов.



Марк Крутов: Серия испытаний баллистических ракет Ираном в конце прошлой недели вызвала бурную реакцию в США и в России. На эту тему высказались практически все, в том числе, кандидаты в президенты США. Финансовые аналитики именно с этими испытаниями связали резкий скачок цен на нефть. Большинство экспертов недоумевают, что сподвигло Иран к этой демонстрации силы именно сейчас. Если верить властям Ирана, ракеты «Шахаб» имеют дальность полета до 2 тысяч километров, а следовательно, могут поразить цели в Израиле и, возможно, даже в Европе.



Аллан Давыдов: На позапрошлой неделе некоторые высокопоставленные официальные лица в Тегеране дали понять о наличии у иранского руководства интереса к пакету предложений Соединенных Штатов и их союзников по свертыванию иранской ядерной программы в обмен на определенные экономические и политические гарантии. Однако буквально через несколько дней Иран провел серию испытаний своих баллистических ракет, которые, по некоторым оценкам, способны достигнуть Европы. Представитель иранского МИДа Мохаммад Али Хоссейни заявил, что запуски ракет – это естественная реакция его страны на постоянные угрозы со стороны Израиля.


Сегодня многие аналитики пытаются понять, какую игру ведет Иран, провоцируя эмоции перед, казалось бы, обнадеживающим раундом переговоров с Западом. Своим мнением на этот счет я попросил поделиться сотрудника вашингтонского фонда «Наследие» Джеймса Филлипса.



Джеймс Филлипс: Иран дает несколько сигналов. Во-первых, он стремится воспрепятствовать любому превентивному удару по своим ядерным объектам, особенно со стороны Израиля, который провел в прошлом месяце военные учения, рассматриваемые как возможная репетиция операции по пресечению иранской ядерной программы. Другой сигнал – импортерам нефти. Иран дает им понять, что в случае такой атаки он включит в зону вооруженных действий и фактически заблокирует Ормузский пролив, через который из стран Персидского залива идет до 40 процентов мировых поставок нефти. Третий сигнал предназначен внутренней аудитории – это попытка демонстрацией военной мощи усилить популярность президента Ахмадинеджада, экономический и внешнеполитический курс которого встречает растущую критику внутри страны. Четвертый сигнал - соседним арабским странам, как предупреждение о том, что обладающий современными технологиями Иран отомстит им, если они решат содействовать атаке на него. Кроме того, ракетные испытания могут помочь Ирану торговаться с европейцами перед визитом верховного внешнеполитического представителя Евросоюза Хавьера Соланы в Тегеран на этой неделе. Акция Тегерана призвана обозначить его жесткую позицию перед этой встречей и ослабить надежды Запада на большие уступки, на которые он якобы рассчитывает после военных учений Израиля в прошлом месяце. Иран словно заявляет, что не боится и сам поиграть военными мускулами. И я не думаю, что эти переговоры что-то дадут.



Аллан Давыдов: Какова линия поведения Соединенных Штатов по отношению к Ирану в свете последних ракетных испытаний?



Джеймс Филлипс: Соединенные Штаты стремятся и дальше взаимодействовать со своими союзниками, пытаясь расширить диапазон антииранских экономических санкций, выходящих за рамки малорезультативных санкций Совета безопасности ООН. Такое взаимодействие приносит результаты. Европейцы не так давно подвергли санкциям крупнейший иранский банк. На минувшей неделе французский энергогигант «Тоталь» заявил о своем отказе от переговоров по инвестициям в иранскую газовую отрасль. Я уверен, что за этим последуют новые санкции со стороны европейцев. Реагируя на слухи о поддержке Соединенными Штатами возможного удара Израиля по иранским ядерным объектам, Белый дом дал понять, что он против использования силы против Ирана. Но в будущем эта позиция может измениться.


XS
SM
MD
LG