Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский МИД не видит повода для волнений в ситуации с испытаниями иранских ракет


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов.



Марк Крутов: Российский МИД не видит повода для волнений в ситуации с испытаниями иранских ракет. Москва по-прежнему считает, что иранской угрозы в том виде, в каком ее представляют США, не существует. На чем основана такая политическая линия? Продолжит тему наш нью-йоркский корреспондент.



Ян Рунов: Соединенные Штаты видят в испытании иранских ракет большой дальности подтверждение опасности, какую представляет Иран для соседних стран, для Европы и для Америки. Россия, наоборот, считает, что иранские испытания нельзя назвать впечатляющими, а потому Иран не представляет особой угрозы. Чья оценка ближе к истине? На этот вопрос ответил политолог Джим Роббинс, редактор онлайнового варианта журнала «Нэшнл Ревью».



Джим Роббинс: Я понимаю суть российской позиции в этом вопросе. Но сам факт таких испытаний говорит о многом. И чем больше испытаний Иран проводит, тем очевиднее процесс интенсивной работы над созданием ракетного оружия, тем очевиднее опасность. Если бы Иран не проводил испытаний, тогда можно было бы говорить об отсутствии угрозы. Но теперь, даже если испытания прошли не так, как было запланировано, явными стали намерения Тегерана. Иранцы не испытывали бы наступательные ракетные системы, если бы не разрабатывали наступательное оружие. Я не думаю, что правомочно утверждать, как это делают российские представители, будто Иран не представляет опасности.



Ян Рунов: Кто политически выиграл от этих испытаний, а кто проиграл?



Джим Роббинс: Трудно однозначно сказать, кто выиграл, а кто проиграл. Каждая из сторон в этом треугольнике – Иран, Америка, Россия – использует факт тестирования ракет в своих политических интересах. Но совершенно очевидно, что действия Ирана дают США дополнительные аргументы для утверждения, что Иран представляет опасность и для региона, и для всего мира. Я не вижу, какую политическую пользу может извлечь из этого Тегеран, потому что подобные действия вызывают еще более активные контрдействия. Иранские ракеты не могут парализовать США и их союзников в Европе и на Ближнем Востоке. Наоборот, этим иранцы вызывают тревогу у Европы, до которой иранские ракеты могут долететь, и это помогает Америке убедить европейцев в необходимости создания противоракетного щита в Европе. Так что политически Иран от своих испытаний больше потерял. А России, которая сейчас пытается принизить значение ракетных испытаний, стало намного труднее утверждать, что в системе противоракетной обороны в Европе нет необходимости,.



Ян Рунов: Это был Джим Роббинс, редактор онлайновой версии американского журнала «Нэшнл Ревью».


XS
SM
MD
LG