Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Активисты белорусской оппозиции считают, что власти использовали взрыв в Минске для усиления репрессий


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Евгения Назарец: Активисты белорусской оппозиции считают, что власти в Минске использовали трагические обстоятельства взрыва на центральной площади для того, чтобы усилить давление на инакомыслящих. Мой коллега Андрей Шарый беседовал об этом с пресс-секретарем Гражданского движения «Хартия-97», редактор одноименной интернет-газеты Натальей Радиной.



Наталья Радина: Власти использовали взрыв для усиления репрессий, для давления на гражданское общество. Сейчас арестовываются активисты незарегистрированных молодежных организаций, активисты Объединенной гражданской партии, активисты гражданской кампании «Европейская Беларусь». Осуществляется давление на лидеров «Хартии-97», в том числе. Доходит до смешного: в квартирах находят просто болты, резиновые перчатки… Я думаю, что у вас наверняка дома есть гвозди, болты, и это ни о чем не говорит.



Андрей Шарый: По вашим оценкам, в нынешней политической ситуации в Белоруссии, последнего десятилетия, Россия играет какую-то роль?



Наталья Радина: Россия, безусловно, поддерживает диктатуру Лукашенко. И я могу сказать, что мы сегодня России обязаны тем, что живем при диктатуре, обязаны тем, что у нас исчезли лидеры оппозиции, обязаны тем, что у нас нет свободы слова, обязаны тем, что у нас избивают людей на демонстрациях. Все этой ситуацией, собственно, мы обязаны российским деньгам, которые спонсируют режим Лукашенко. Потому что в стране не проводились никакие экономические реформы, белорусский режим всегда существовал на дешевых энергоресурсах и кредитах со стороны России.



Андрей Шарый: Лукашенко говорит, что белорусы – это русские со знаком качества. С другой стороны, есть какой-то миф о том, что белорусский народ спокойный, принимает любую власть, и он не торопится ни с чем. И якобы эта мудрость белорусского народа и позволила стране уберечься от шоковой терапии, сохранить какой-то уровень жизни.



Наталья Радина: Что значит – не было шоковой терапии? Вообще ничего не было, не было никакого развития, мы существовали в замороженном состоянии исключительно на российские деньги. В стране назревает экономический кризис, потому что Россия поднимает цены на газ. Вот итог всей этой жизни при отсутствии шоковой терапии. Я бы не сказала, что белорусы - спокойная и так толерантная нация. Нужно просто понимать, в какой ситуации мы сейчас вынуждены существовать. У белорусов нет независимого телевидения, у белорусов нет независимого радио, у белорусов нет независимых газет, у них нет доступа к информации просто-напросто. Запрещены акции протеста. У нас осуществляются постоянные репрессии. В такой ситуации очень сложно вообще что-либо говорить о народе. Нельзя говорить, что белорусы принимают любую власть, хотя бы потому, что у них нет выбора, они не могут голосовать свободно на выборах. Все избирательные кампании в Белоруссии были сфальсифицированы. Никто не знает, чего хотят белорусы.


Оппозиция в Белоруссии достаточно сильная, этого нельзя отрицать. Если даже сравнивать с другими постсоветскими странами, в которых сейчас существуют условия диктатуры, если брать даже пример с акциями протеста, которые проходят сегодня в Москве, белорусские акции несоизмеримо более массовые, и оппозиция более активная и более сплоченная. И молодежь более решительная и готовая идти на жертвы для изменений в стране.



Андрей Шарый: Круг ваших знакомых вечерами на кухнях или в кафе о чем говорит? Политика обсуждается?



Наталья Радина: Безусловно, потому что сегодня все зависит от политики. И будущая жизнь зависит от того, вот мы будем жить в этой стране, если это молодежь, они, естественно, это обсуждают. Потому что он не знает, закончит он университет или не закончит, а может быть, его просто-напросто исключат, потому что он распространяет листовки, потому что он расклеивает наклейки, выходит на акции протеста. Потом, он не знает, что он будет делать после того, как он закончит вуз, даже если он его сможет закончить, потому что для того, чтобы получить какую-то работу и не быть распределенным в чернобыльскую зону, ему нужно вступить в официальный пролукашенковский Белорусский республиканский союз молодежи. Почему оказалась такая ситуация, что очень многие белорусы уезжают после окончания вузов за границу? Потому что они не могут себя реализовать в этой стране. Поэтому молодежь, естественно, очень сильно волнует, как будет развиваться страна, дальше мы будем жить при Лукашенко или мы все-таки станем нормальной развитой страной, европейской страной.


XS
SM
MD
LG