Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Берлине проходит конференция, посвященная Пригову


Дмитрий Александрович Пригов: «"Чем больше родину мы любим, тем меньше нравимся мы ей", — так я сказал в один из дней и до сих пор не передумал»

Дмитрий Александрович Пригов: «"Чем больше родину мы любим, тем меньше нравимся мы ей", — так я сказал в один из дней и до сих пор не передумал»

В Доме литературы в Берлине проходит крупная международная конференция «Читать Пригова», посвященная анализу текстов одного из самых видных представителей русского литературного концептуализма второй половины ХХ века. Конференцию, которую задумывали провести с участием скончавшегося в минувшем году Дмитрия Александровича Пригова, поэта, художника, скульптора, автора перформансов, прозаика, теперь посвящена его памяти. В середине июля в Москве пройдет другая, посвященная творчеству Пригова, конференция «Неканонический классик».


Пригов написал как-то: «"Чем больше родину мы любим, тем меньше нравимся мы ей", — так я сказал в один из дней и до сих пор не передумал». Это выстраданные строки. Родина действительно не отвечала поэту взаимностью. В 1986 году после одного из уличных перформансов Пригов был принудительно направлен на лечение в психиатрическую клинику, откуда его освободили благодаря вмешательству известных деятелей культуры внутри и вне страны. Только перестройка позволила ему впервые выехать в Европу, где он вскоре стал весьма и весьма известным. Сегодня его творчество изучают слависты многих стран.


В одном из выступлений Дмитрий Александрович Пригов говорит: «А вот история, не менее странная. Человек попадает в клетку к хищнику, говорит какие-то магические слова, но — против всеобщего ожидания — съедаем прямо до костей. Или вот еще о том, как двое выпали из самолета без парашюта и, несмотря на все ожидания, разбились насмерть, хотя многие оправданно ожидали их спасения. Или вот — как несмотря на понятные ожидания, человек с отрубленными ногами так и скончался, не дождавшись протезов, на которых он должен был научиться танцевать. Весьма неприятная и странная история. Или человек, попавший в самое пекло битвы, не совсем ожидаемо для всех, погибает там самым обычным способом, а не возвращается целым и невредимым, как это обычно и случается».


У Пригова в Германии не так давно прошла первая посмертная выставка. Мне удалось поговорить с одним из организаторов конференции, немецким переводчиком Пригова профессором Георгом Витте.


«[Конференция] была задумана вместе с Дмитрием Александровичем именно здесь, в этом доме, Доме литературы в Берлине, — говорит Георг Витте. — Идея была в том, чтобы именно сконцентрироваться на литературном творчестве, особенно, конечно, на поэтическом творчестве. Сам Дмитрий Александрович хотел [читать] целую ночь, [устроить] читальный марафон, [читать] все свои азбуки, я даже не знаю, сколько их, наверное, больше ста. К сожалению, эта идея не состоялась из-за его смерти. Что касается содержания конференции в принципе ничего не изменилось, конференция посвящена текстовой работе Дмитрия Александровича Пригова, как он сам сказал бы, наверное».


— Что вы ожидаете для себя, может быть, нового, неожиданного?


— Я жду в первую очередь каких-то, может быть «новых-новых» подходов к пониманию его литературного творчества, чего-то, скажем, большего, чем до сих пор доминирующий взгляд на Пригова и на концептуализм вообще, как на оживление постмодернизма, явление гипериронического подхода, как своего рода отпрыска из соц-арта. Теперь уже можно думать о Пригове и, конечно, о других концептуалистах, скажем, в более обобщенном смысле, смысле его вклада в поэтическую культуру ХХ века.


Первый докладчик берлинской конференции — американец Джерри Джанечек — начал свой доклад по-русски: «Пожалуй, его программе написать 24 тысячи стихотворений к концу тысячелетия помогла его склонность к серийному производству. Он перевыполнил, видимо, этот план», — считает Джерри Джанечек, докладчик научной конференции в Берлине под названием «Читать Пригова».


XS
SM
MD
LG