Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 12 август, 2008




Пишет бывший советский научный работник, живущий в США: «Отношение к работе сильно изменилось в современном западном сознании по сравнению с временами, которые можно считать классическим капитализмом. Установка: "Работай, работай, работай, и тебе воздастся" уже не является важной для среднестатистического американца, будь он даже потомком выходцев из Европы. Происходит это, по всей видимости, из-за повышения уровня жизни. Нет необходимости работать ради куска хлеба. В Европе с этим еще хуже или, с точки зрения лодыря, лучше. Восточное же сознание не только сохранило приоритет работы, но и сделало его мощным инструментом развития. Азиаты - это работяги в квадрате. Убежден, что носители восточного сознания, живущие в США, в недалёком будущем станут самой влиятельной группой в этой стране. У государства, к сожалению, нет инструментов для повышения активности местных латиноамериканцев и афроамериканцев, которые, по прогнозам, скоро будут составлять половину нации. Им создают все условия, ставят в привилегированное положение, но учиться большинство из них не спешат. За них это делают приезжие из Индии, Китая, вплоть до Тринидада и Тобаго. Они становятся лидерами научных направлений. Не хотелось бы, однако, чтобы вместе с ними к нам пришло азиатское неуважение к личности, неверие в демократию, убеждение в том, что на власть никак нельзя повлиять, крайний меркантилизм, - всё то, от чего западное сознание так долго и мучительно отучалось».


К чести этого слушателя, он, как вы заметили, не вешает всех собак на американскую демократию. За него это с давних времён делают идейные противники демократии, паникёры, просто – легкомысленная учёная публика. Там нет недостатка ни в тех, ни в других, ни в третьих. Любителей всё объяснять каким-то одним обстоятельством, обычно – правлением. Если бы эти люди жили при первобытно-общинном строе, то все трудности жизни, пороки и несуразности они относили бы на его счёт, а поскольку они живут при демократии, то за всё перед ними отдувается она. Собственно, с их голоса и "говорит Москва" уже почти сто лет. Не будь западных срывателей "всех и всяческих масок" с буржуазного общества, кремлёвские пропагандисты не знали бы и сотой доли того, что рассказывают родному народу, - пришлось бы выдумывать всё от «а» до «я». Где-то к середине путинского правления их речи стали откровенными, как никогда: мол, зачем нам демократия, если к ней, во-первых, не лежит русская душа, а во-вторых, сам Запад зарапортовался с этим добром? Опять приходится вспоминать знаменитое советское изречение: красиво загнивают, сволочи!



Автор следующего письма живёт на Дальнем Востоке: «Здравствуйте, уважаемый Анатолий Иванович! Вам иногда пишут моряки, пишу и я. В апреле 1986 года я работал в составе совместной советско-американской экспедиции в Беринговом море в районе Аляски. У нас на борту жила группа американцев. Это были в основном молодые люди, мужчины и женщины. Отношения у нас с ними были деловыми и спокойными, хотя гэбэшники, имевшиеся на каждом советском судне, к общению на досуге нас не поощряли. В зоне нашей работы мы редко могли слушать советские радиостанции. Поэтому когда американцы начали спрашивать: "А где это Чернобыль?", мы ничего не могли понять. Они нам сказали, что там произошла большая беда. Нам внушали и внушают до сих пор, что американцы черствые, они ни кого не пожалеют и т.п. На следующий день старшая группы Бесс Джейкобсон передала радиограмму руководству своей фирмы с просьбой удержать из их заработка в пользу пострадавших в Чернобыле дневную сумму. Никто их к этому не призывал. Так поступали американцы и в годы голодухи после гражданской войны в России, в годы второй мировой войны (лендлиз) и в другие тяжелые времена. Они не охают и не ахают, не любят говорить"ни о чем", как на наших посиделках, зато, если решаются деловые вопросы, со временем не считаются. А мы, такие душевные, не пожалеем водки и слов для выражения наших чувств, а как дело доходит до действий, куда-то деваемся. По примеру американцев, я стараюсь жить так: можешь кому-то помочь - помоги, не можешь - лучше промолчи, не размазывай слезы и сопли. Поэтому и не называю себя», - говорится в этом письме.


Когда я первый раз попал в Америку, больше всего меня поразил размах благотворительности. Одно дело знать статистику, другое – увидеть что-то в натуре: например, огромный многоквартирный дом для людей скромного достатка, выстроенный мультимиллионером Джо Розенфилдом, старым холостяком. В этом доме он и себе взял небольшую квартиру. Помню сельскую богадельню, похожую на санаторий для кремлёвских старцев, её тоже выстроил и содержал состоятельный холостяк-инженер, и тоже взял себе в этой богадельне комнатку, в ней и доживал.



Следующее письмо: «Мой муж был в Испании в 1982 году в составе советской делегации. Перед отъездом с ними проводили запугивающие инструктажи - по одному нигде не появляться, ни с кем не заговаривать, ночью на улицу не выходить. Поздним вечером, как только его поселили в одном номере с грузином, тот и спрашивает: «Кацо (или генацвале, не знаю, как правильно в этом случае), ты что, спать собрался!? Почему постель разбираешь? Ты не хочешь прогуляться по ночному Мадриду? - Как это? - удивляется мой натуральный совок, который до этого был только в Праге. - Ведь запрещено!» Грузин долго хохотал и взял над ним шефство. Может быть, и по ночным клубам водил. Муж после этого еще долго потешался над собой, а от совковости быстро излечился».



«Уважаемый американский наймит! - так обращается ко мне автор следующего письма. - В литературном русском языке в составных количественных числительных склоняется каждое слово. Поэтому цифру из письма, прозвучавшего в вашей прошлой передаче, лучше было бы прочесть так: «помочь тысяче двумстам тридцати пяти ребятишкам», а не так как вы прочли: «помочь тысяча двести тридцати пяти ребятишкам». Хотя в простом разговоре допустим и ваш вариант. Желаю вам побольше удовольствия от обслуживания убийц югославов и иракцев. Смерть американским оккупантам! Смерть их пособникам!».


Если в простом разговоре разрешается сказать и так, как я сказал, тогда в чём, собственно, дело? Я именно о том и забочусь, чтобы передача «Ваши письма» представляла собою простой разговор. По-моему, это устраивает и автора письма, иначе он не называл бы меня американским наймитом и не призывал бы высшую меру наказания на мою голову. Он явно, с улыбкой, пусть не самой доброй, передразнивает советские газеты 30-40-х годов прошлого века. Правда, после Второй мировой войны говорилось не об убийцах югославов, а о югославах – как об убийцах. Убийцах албанцев… Маршала Тито, коммунистического вождя Югославии, в Советском Союзе называли палачом. Люди старшего поколения хорошо помнят карикатуры в газете «Правда». Тито изображался с топором. У меня и сейчас этот топор перед глазами. Пятна крови – такие зловещие чёрные кляксы.



Когда готовилась предыдущая передача «Ваших писем», не был известен счёт в игре футболистов России и Испании, мы получили только несколько писем по электронной почте об игре россиян и голландцев, даже не о самой игре, а о ликовании болельщиков в Москве. Один молодой человек написал, что теперь он знает, что будет, когда народ поумнеет: на улицы против власти выйдет, мол, примерно столько же людей, сколько гуляло этой ночью. Другой слушатель «Свободы», человек старый, был ошеломлён тем, что московская толпа забыла, в какой день она ликует. 22 июня в 1941 году началась война, в которой погибли почти тридцать миллионов человек. «Лечиться нужно, - написал он и повторил. - Лечиться!».


Когда я прочитал это письмо, то подумал, что футбольную победу толпа праздновала бы и 22 июня 1945 года. Не через 67 лет после начала войны, а через четыре, когда ещё далеко не все погибшие были погребены (впрочем, и на сегодняшний день погребены не все). Футбол есть футбол, толпа есть толпа. Правда, в 45-м году ей на бурное выражение чувств требовалось бы разрешение власти. Ещё я подумал, что 22 июня сего года, может быть, следует считать днём историческим. В этот день, точнее, ночь, в России окончательно утвердилось такое явление, как «футбольный национализм». Западное, между прочим, явление - не «евразийское». Был нанесён очередной удар по допетровской Руси, и тем более сокрушительный удар, что - походя… Соответствующие признаки накапливались весь прошлый век, а количество в качество перешло, по-моему, именно 22 июня 2008 года. Когда первому президенту Израиля (нет, по-моему, премьер-министру) Бен-Гуриону доложили, что в Иерусалиме или Тель-Авиве замечены еврейки-проститутки, он, говорят, был счастлив: «Наконец-то мы стали страной, как все». Израилю тогда было несколько лет от роду, и далеко не все разделяли уверенность его отцов-основателей, что из их детища получится что-нибудь путное, похожее на государство без кавычек. Надеюсь, понятно, почему я вспомнил эту то ли быль, то ли небыль. Утверждение «футбольного национализма» ещё не делает Россию страной как все, но приближает её к этому, хотя мне, например, хотелось бы, чтобы она превосходила Голландию не по числу или не только по числу забитых в её ворота мячей, но и по чистоте подъездов. И... как тут не поверить в существование некоего высшего, невидимого Воспитателя! Прошли считанные дни после победы над голландцами – победы, которая воодушевила одну бесшабашную или садовую, что равно, русскую головушку воскликнуть: «Может, третью мировую затеять, пока пруха?» - и последовал счёт 0:3 в игре с испанцами. Если бы Высший Воспитатель таким способом напомнил просто о существовании превратностей судьбы, о том, что жизнь полосатая, что на свете существует не только пруха, но и непруха, а то ведь нет, не о прухе и непрухе повёл он строгую свою речь, а о том, что вещи надо видеть такими, каковы они есть, а не такими, какими их хочется видеть. Никого никогда ни на каком поле шапками не закидать. Не было такого, нет и быть не может. Без труда не выловить рыбку из пруда. Это не какой-то басурманский язык говорит, а самый что ни на есть русский, и всё, что требуется, - учить его. И учиться пользоваться им… Невесело думать, например, что патриарху Всея Руси русский язык дан для того, чтобы сказать, что победа российских футболистов 22 июня сего года скрашивает горечь воспоминаний о миллионах, погибших во время войны. Трудно всё-таки представить себе высшее духовное лицо на Западе, которое сказануло бы что-нибудь похожее. Скорее уж оно, подоткнув рясу, кинулось бы на поле защищать ворота своих любимцев.



Несколько слушателей поинтересовались в эти дни, как я отношусь к футболу, за какую команду или команды болею. Обычно на вопросы о моей персоне не отвечаю, но в данном случае скажу. К футболу, как и к другим спортивным зрелищам, я скорее равнодушен, хотя когда-то с увлечением занимался спортом. До потери пульса не болею ни за одну команду, ни за одну страну. Но сражения таких команд, как испанская и немецкая, смотрю с наслаждением, и кажется мне иногда, грешным делом, что моё наслаждение более изысканное, так сказать, чем в том случае, если бы я был болельщиком, более чистое, безо всего постороннего. Игра таких команд – это уже не спорт, а нечто высшее, это искусство – сродни цирковому. Вот я и смотрю на него, как на искусство для искусства. Хорошо, что большие деньги на наших глазах размывают, сводит почти на нет такое явление, как национальные команды. Получается интернациональная команда, которая ублажает национальное чувство той или иной толпы, наёмникам всё равно - какой. По-моему, это очень хорошо. Постепенно даже такой народ, как футбольные болельщики, поймёт, что глупо гордиться своим племенем, чью честь отстаивают люди других племён или, по меркам кипящих патриотов, вовсе без роду, без племени. А может быть, я, слушайте, и ошибаюсь, ни черта не понимаю. Может быть, наслаждение полноценного болельщика не беднее моего, а богаче.



Письмо с Украины: «Здравствуйте, Анатолий Иванович! Живу я тихо, мирно, никого не трогаю. Работаю на заводе. Мне 37 лет. Помните, как у Высоцкого: "С меня при слове 37 – в момент слетает хмель..." Может, это возраст какой-то особый, а может и нет, но что-то меня прорвало. Не могу спокойно смотреть на всю эту мерзость. Да и компьютер себе купил, к интернету подключился. Шутка ли! У меня теперь есть связь со всем миром. Что же, молчать прикажете? Помните пословицу: "Гром не грянет - мужик не перекрестится?" Почему я должен быть, как тот мужик? Вам каждую неделю пишут: "Хочу гордиться государством, в котором живу". Я тоже хочу гордиться государством, в котором живу. Но угораздило меня родиться в этом мерзопакостном Советском Союзе, а сейчас приходится жить в не менее мерзопакостной стране. Вот что со мной случилось! Никто из правящей верхушки ни за что не отвечает. Ни за слова, ни за дела. Ющенко в 2004 году обещал бандитам тюрьмы. Его избрали президентом. И что? И ничего! Не посадил ни одного бандита! Мало того, что не посадил, - он теперь дружит с главным бандитом. Показывали какой-то концерт. Сидят оба рядышком в первом ряду, мило беседуют. Ждите продолжения. Александр». Хорошо, Александр. Буду ждать. Каждую минуту, если не секунду, кто-нибудь где-нибудь в мире впервые в жизни подключается к Всемирной паутине. Смею думать, что почти для всех это то же самое, что подключить свой дом к электричеству или канализации – обыкновенное бытовое событие. Кто-то станет что-то читать, примется слушать музыку или рассматривать картинки. А вот для нашего слушателя Александра это стало важнейшим событием в жизни. Он почувствовал себя связанным, наконец, со страной и миром и решил, не откладывая дела в долгий ящик, заняться наведением порядка в этом хозяйстве. Сразу занял то, что называлось когда-то активной жизненной позицией. С одной стороны, это хорошо, жизнь его сразу стала переполненной через край, а с другой стороны… Я пойму человека, который заметит, что совсем не обязательно было ждать компьютера. Каждый ведь знает, хотя не каждый может сказать, откуда у него это знание: чтобы внести свой вклад в улучшение мира, полезнее всего начать с себя… и собой же можно и закончить, когда придёт час расставаться с этим миром. И не надо далеко ходить и вооружаться новейшими достижениями науки и техники. Достаточно выступить за порог своего дома и встретить первого, кто нуждается в твоей помощи или участии.



«Здравствуйте Анатолий Иванович. Вам пишут, что за Россию обидно. Почему американцам за свои Соединённые Штаты не обидно? Вот вопрос! Обдумывая этот вопрос, я вдруг понял то, чего раньше не замечал. Видел много-много раз, но не понимал. А теперь вдруг до меня дошло. Почему американцы постоянно вывешивают свои звёздно-полосатые флаги на домах? Оказывается, они гордятся своим государством! Они чувствуют себя людьми, а не рабами. Владислав».


По-моему, в России тоже скоро начнут вывешивать государственные флаги без подсказки и ведома властей. Кое-где уже можно видеть такое. Мне кажется, это придёт в Россию, как некогда пришёл джаз. И будут вывешивать эти флаги в пику не Америке, а казённому патриотизму. Флагом России, поднятым самовольно, будут добивать путинизм.


Читаю из следующего письма: «Бессовестные журналюги, воспользовавшись «свободой слова», пошли туда, куда порядочный человек вообще не должен ходить. И остановиться уже не могут. Ведь если бы власть реагировала на эти «сигналы из жизни», тогда был бы смысл, теперь же складывается впечатление, что происходит смакование, что сами журналисты стали извращенцами».


Любопытное письмо. Как видно, речь идёт о «смаковании» не распутства, а тёмных сторон действительности, всякого непорядка, безобразия - всего того, где вмешательство власти могло бы что-то изменить к лучшему. А раз власть не вмешивается, то незачем, по мнению этого слушателя, писать о таких вещах. Так думают и некоторые журналисты – те, у кого опускаются руки, хотя ясно, кажется, что выход один: писать и писать, наращивать давление, тормошить общество и власть, в первую очередь, конечно, - общество. Каждый должен делать своё дело, и пусть называют тебя смакователем, извращенцем, агентом адских сил и кем угодно.



Следующее письмо: «Познакомился с неким пчеловодом, Федором Андреевичем, побывал у него на пасеке, впервые качал мед, впервые, возможно, в своей житухе откушал в самом деле акациевого меда, превосходного продукту. Если тебе интересен вариант приобретения чистого, натурального, без балды и сахара меда, могу напрямую связать тебя с этим мужиком, - далее в письме идёт подробный адрес. - Между прочим, он готов давать уроки пчеловодства. Но все это вступление к соли моего послания. Бледнолицым своим внукам моя благоверная прикупила полулитровую бутылку меда с маточным молоком. Заглянул я в ту бутылку, чайную ложечку откушал раз-другой, глядь - ухо до времени и пуще обычного навострилось, глядь - мыщца в увядающей 72-летней плоти заиграла. Как гуманист вот и спрашиваю, не угодно ли маточного молочка откушивать с утра?».


Ну, что ж, маточное молочко – это, конечно, не собственная моча, пить которую мне как-то советовал один благодарный и сердобольный слушатель, можно и попробовать. Несколько лет назад я попал в больницу, так и там меня нашёл один слушатель, чтобы вручить свой трактат о безотказных способах избавления от всех болезней. Ничего нового в таком поведении публики нет. Генри Миллер, автор знаменитых романов «Тропик Рака» и «Тропик Козерога», до конца дней изнемогал под грудами читательских писем со всего света. То, что он рассказывает о своей почте, перекликается с тем, что я уже много лет рассказываю о почте радио «Свобода». Прочитаю вам несколько строк для интереса, как говорят в таких случаях. «…Есть такие, кто пишет только о Христе, Будде, Сократе и Пифагоре. Вы можете предположить, что последние – из племени возбуждающих ум. Наоборот, это самые бездарные, самые болтливые, самые пресные из всех». Он рассказывает о девушке-басконке, похожей на нищенку, которая припёрлась к нему в Америку из Европы и мёрзла зимним вечером у его дома, ожидая, когда он выйдет, чтобы узнать, пишет Миллер, «знаком ли я с философией «мира и разоружения» Ницше, как она представлена во втором из его «Несвоевременных размышлений». Был один добряк, который засыпал писателя письмами о борьбе с почечной недостаточностью: «Ешьте шпинат, но только черешки, предварительно растерев их пестиком и смешав с алзиной, петрушкой, семенящимся одуванчиком, мускатным орехом и хвостом любого грызуна, кроме домашнего… Он решительно не советовал стоять на голове… Вместо того, он рекомендовал ходить на четвереньках, особенно по всяческим кручам».



Завершим мы сегодня передачу «Ваших писем» сатирой из Казахстана, из города Аксу, это бывший Ермак, мне там приходилось бывать. Прекрасная степь и жуткие ветры. В Казахстане, скажем мягко, не самый демократический режим, и далеко не все им довольны. Пишет молодой человек. «Хочу пересказать вам общий смысл нашего теле- и радиовещания. Мы живем в лучшей стране на свете, и все остальные нам завидуют. Главное наше достояние – самый согласный с руководством народ в мире. Наши недра так богаты, что жители страны носят в своих организмах все элементы таблицы Менделеева. Экономика настолько совершенна, что гражданам не остается ничего, кроме как экономить. Мы боремся с повышением цен, заставляя их расти с такой скоростью, чтобы они сами умерли, как загнанные лошади. По многочисленным просьбам трудящихся в депутатских креслах, по распоряжению партии «Свет Отчизны» и правительства, было решено объявить 6 июля государственным праздником. Вся республика готовится встретить День столицы, оказавшийся еще и Днем рождения нашего Елбасы – Главы государства. В этот великий день 10-летия Астаны многие казахстанцы, в особенности работники бюджетной сферы, выйдут на улицы, гордясь этим мегаполисом мирового масштаба. Этот город стал так известен, что именно здесь состоялось очередное полное затмение Солнца!».

На волнах радио «Свобода» закончилась передача «Ваши письма». У микрофона был автор - Анатолий Стреляный. Наши адреса. Московский: 127006 Старопименовский переулок, 18. Пражский адрес: Радио «Свобода», улица Виноградска 1, 11000 Прага, Чехия. В Интернете я в списке сотрудников Русской службы на сайте: svobodanews.ru


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG