Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сколько митингов надо провести, чтобы власти услышали голоса жителей Имеретинской низменности? Почему Общественная палата Удмуртии не стала слушать эколога Эдуарда Поликарпова? Самара: Что делать, если ваш дом разрушается? Оренбургский педагог Людмила Полилова бросает вызов судьбе. Вятка: Жители города готовы выйти на несанкционированный субботник. Ростов-на-Дону: Обманутые покупатели квартир надеются только на Страсбургский суд. Псковская область: Почему иностранных рабочих требуется все больше и больше? Туапсе: Кто защитит семьи, выселяемые из общежитий? Орел: Коммунистов не пускают в эфир. Гатчина: Что больше нравится подросткам – работать или слоняться без дела


В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Митингующая : Я вас призываю всем сплотиться! Всем вместе защищать своего соседа, своего друга, своей подруги дома днем и ночью!



Геннадий Шляхов : Жители Имеретинской долины вновь, уже в четвёртый раз в этом году, вышли на митинг. Вот уже целый год с момента провозглашения города Сочи столицей Зимних Олимпийских игр 2014 года они живут в неведении. Олимпийские объекты будут строиться на месте жилых частных домов, но кого отселят, а кого не тронут – не знают жители Имеретинки. Гадают о своём будущем, а с недавних пор переживают за прошлое. Слух прошёл, что местное кладбище будет ликвидировано. Рассказывает Дмитрий Дрофичев, житель Имеретинки.



Дмитрий Дрофичев : Было распоряжение Ткачева в газете «Сочинские новости» об изъятии земель совхоза «Россия» самых плодородных на всем побережье, наверное, и во всей России уникальных земель. Там было прописаны кадастровые номера кладбища. Люди испугались и подумали, что все-таки смотрят на кладбище.



Геннадий Шляхов : Кладбище в Имеретинской низменности никто трогать не будет, заверил митингующих руководитель общественной приёмной олимпийского департамента Краснодарского края, организованной специально для работы с жителями Имеретинской низменности, Александр Наумник. Кладбище не тронут, а вот живых людей отселять будут. По неофициальной информации, около двух тысяч человек. На месте частных домов и приусадебных участков построят ледовые дворцы спорта, гостиницы, пресс-центр, олимпийскую деревню и разобьют парк. Как поступят с жителями Имеретинской долины – пока непонятно. Обещают компенсацию или деньгами по рыночной стоимости или земельным участком. Но дальше обещаний дело не движется.



Митингующий : Жителей Сочи лишили права на информацию. Мы жители Имеретинской долины не можем получить документы по планировке территории, принятой концепции генерального плана. С нами никто не обсуждает перспективу развития нашей территории.



Геннадий Шляхов : Местные чиновники заверяют имеретинцев, что схема размещения олимпийских объектов на территории Имеретинской низменности пока ещё не утверждена, а потому беспокоиться рано. А вот президент Госкорпорации «Олимпстрой», бывший глава Сочи Виктор Колодяжный, располагает совсем другой информацией. Он говорит о том, что 5 июня постановлением правительства был утверждён план размещения спортивных объектов в Имеретинской низменности. Выберете нового мэра, пообещал глава «Олимпстроя» Виктор Колодяжный, вот он всё и расскажет. Нового мэра Сочи выбрали в конце июня. Но, жителям Имеретинской долины никто ничего не рассказывает. Говорит председатель совета общественного самоуправления, Наталья Калиновская.



Наталья Калиновская : Полтора года мы не слышим никаких точных данных об Олимпиаде и о судьбе нашей. Сколько мы не встречались, на совещаниях, на собраниях, мы требуем – дайте нам официальный ответ. И каждый раз говорят - придите, мы вам всё расскажем, мы вам всё напишем. И до сих пор (прошло полтора года) - мы так ничего не знаем и не понимаем, что будем с нами.



Геннадий Шляхов : Протестуя против предстоящего отселения, участники митинга одели белые футболки с надписью «Не хочу быть узаконенным бомжем», «Я против Федерального Закона № 310». Рассказывает Элла Романюк.



Элла Романюк : Я родилась здесь, 55 лет прожила. Тётка строила теплицы, другая тётка возила овощи на спецбазу, кормили Москву. Мать работала здесь, дед совхоз строил мой. Вся родня, полсовхоза родни здесь. Дети мои тут живут, и внуки живут. И сейчас получается, что мы бомжи. Пока ещё нет, но скоро будем.



Геннадий Шляхов : На состоявшемся митинге около 200 его участников подписались под открытым письмом и отправили его в адрес президента, премьера, Госдумы. Они просят прислушаться к их требованиям.



Митингующий : Мы, жители Имеретинской долины города Сочи ощущаем себя заложниками Олимпиады 2014. А должно быть наоборот: это мы, жители Сочи, должны выиграть от вложения тех колоссальных средств, которые планируются правительством Российской Федерации на развитие города Сочи, а не только чиновники и олигархи.



Геннадий Шляхов : Они устали жить в постоянном страхе за своё будущее, им надоело митинговать, но иного выхода жители Имеретинки не видят. Говорит коренной житель этих мест, потомок староверов, заселивших 100 лет назад эти места, Дмитрий Дрофичев.



Дмитрий Дрофичев : На сегодняшний день митинг даёт чувство успокоения каждому в том плане, что на каждом митинге мы говорим, что мы вместе, что мы будем защищать всех. Даже если кто-то нас не услышит, не захочет слышать – все будут чётко понимать, что мы вместе. Даже каждая старушка, что живёт здесь, будет чётко понимать, что она под нашей защитой, что мы её не бросим.



Геннадий Шляхов : Выговорившись и приняв резолюцию, участники митинга расходились по своим домам в надежде, что наконец-то их услышат и больше не придётся митинговать.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Изучив ежегодные доклады о состоянии окружающей среды Министерства природы Удмуртской республики за пять последних лет, независимый эколог Эдуард Поликарпов сделал парадоксальный вывод, что автотранспорта в Ижевске вообще нет. Эдуард Алексеевич назад десять лет назад был федеральным инспектором Минприроды по атмосферному воздуху. После очередной реорганизации должность упразднили. Тогда защищать природу он стал на общественных началах.


Эдуард Поликарпов первым делом обнаружил, что государственный доклад, который должен содержать разделы, соответствующие определенному стандарту, год от года худеет – из него исчезли разделы «Особые виды воздействия на окружающую среду», «Уровни загрязнения почвы солями тяжелых металлов», «Экология транспорта». Вдвое уменьшился раздел, который пишут непосредственно специалисты Минприроды. Но главные претензии эколога – к содержательной части докладов. По его мнению, в них нет логики, алгоритма, компетентности.



Эдуард Поликарпов : Цифры абсолютно с потолка, абсолютно необоснованны. Отходы, например, токсичны. Мы пишем, например, в этом году у нас, грубо, 100 килограмм, а на второй год у нас те же самые отходы в 1000 килограммов. Не бывает такого. Есть определенный разумный алгоритм. И так куда не сунься, в какой доклад не сунься, везде идет нестыковка, либо вообще информации нет. Вот по работе с пестицидами, например. Первый год пишут – занялись, на второй год посчитали, а на третий год выяснили, что оказывается опять количество другое. На четвертый год, вообще, оказывается, нет пестицидов. Молчат в докладе. Она может появиться и исчезнуть сама собой. Поговорили, программу написали, деньги сорвали, а потом через два года она опять вылезает. Выясняется, что опять не знают, сколько пестицидов, где они лежат, и что с ними делать.



Надежда Гладыш : В таких случаях говорят – цифры «пляшут», то есть концы с концами не сходятся. Так, в таблице с данными о вредных выбросах в атмосферу указаны не источники выбросов, а предприятия, причем, из таблицы следует, в частности, что Шарканский район в 30 с лишним раз больше загрязняет атмосферу, чем промышленный Воткинск, а Якшур-Бодьинский район вдвое более вредоносен, чем «атомград» Глазов с Воткинском вместе взятые.



Эдуард Поликарпов : Грубо говоря, ваше предприятие коптит много. Я должен их учесть, потом я их должен обсчитать. Грубо говоря, котельная работала 30 дней в году, машина ездила 100 дней в году, знаю, сколько сожгли топлива и считаю. Если вы в докладе пишете, что предприятие выбросило 100 килограммов загрязняющих веществ, но при этом не пишете от каких источников, а сколько там машин, сколько котельных. Если раньше всегда писали: предприятие «Ижсталь» 500 источников загрязнения атмосферы, например, выбросы – 100 тонн. Всегда можно посчитать. А тут не указывается от скольких источников, а пишут, что килограмм. Мы все должны знать – у нас прибавилось количество машин. Когда они сегодня пишут, что 30 килограммов выбросов, то я должен сказать – ага, значит, у меня в городе нет больше машин. Поэтому и сократилось. Но если я вижу, что машин больше, и вот эти 30 килограммов, извините, никак не вяжутся.



Надежда Гладыш : Кроме того, по докладу выходит, что «Ижсталь» выбрасывает в атмосферу только пыль, то есть нет никакого упоминания ни о марганце, ни о кобальте, ни о других веществах первого класса опасности. Поликарпов считает, что металлурги должны были бы платить за выбросы на порядок больше, чем оно есть сейчас.



Эдуард Поликарпов : Хотим мы или не хотим, но мы с вами ходячие биологические фильтры. Если пищи мне нужно всего 3 килограмма в день условно, воды 3 литра, при этом я всегда могу отказаться от некачественного продукта, то воздух я, нравится мне это или нет, наравне со всеми я 12 тысяч литров за сутки прокачиваю того, что мы имеем. Вот куда деньги нужно направить, что нужно решать. А у нас о самой основной проблеме написано столько, сколько о лисице, походя так брошено, вскользь.



Надежда Гладыш : Это мнение подтверждают жители Ижевска. Николай Владимирович живет поблизости от не самого грязного по выбросам Ижевского автозавода, но легким тяжело.



Николай Владимирович : Основные проблемы, с которыми сталкиваюсь я и моя семья, это воздух и вода. Мы стараемся жить за городом летом, когда позволяет погода. И бывает, что когда в безветренную погоду возвращаешься в город, видно, как над городом стоит смог, туман. Особенно это хорошо видно при определенном освещении. В городе совсем по-другому дышится. Конечно, мы считаем свой район более благополучным, чем район «Ижстали», где серная копоть на окнах, на столбах, на проводах.



Надежда Гладыш : Тяжело и основному водоему Ижевска – знаменитому пруду. Это самое крупное искусственное водохранилище промышленного Урала. Ни разу не чищенный за 250 лет своего существования, сейчас он просто опасен для здоровья. Так считает 20-летняя ижевчанка Александра, последний раз искупавшаяся в нем 10 лет назад.



Александра : В акватории нашего пруда расположено слишком много химических предприятий, которые вываливают кучу химикатов.



Надежда Гладыш : Однако члены Общественной палаты Удмуртии не захотели выслушать выводы, сделанные Эдуардом Поликарповым.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Пожар, случившийся 5 июля в четырехэтажном жилом доме номер 279 по улице Ново-Садовой, во время которого погибли 7 человек и более пятидесяти остались без крова, заставил власти обратить внимание на проблему ветхого жилья. После того, как пожарные утром 6 июля потушили сгоревший дом, выяснилось, что мэрия не может предоставить людям новые квартиры вместо сгоревшего жилья. Пострадавших во время пожара самарцев, разместили в больницах и гостиницах. Среди многих, в городской детской больнице оказалась вместе с маленьким братом и самарская школьница Наташа Демина.



Наташа Демина : У мамы с бабушкой была большая паника. А когда в школе учили, я не очень сильно боялась. Начали закрывать всем глаза, потому что можно было без глаз остаться от такого дыма. Мальчишка или дыма надышался. Так как он все видел, он перепуган сильно.



Сергей Хазов : «Дети вместе с родителями будут оставаться в больнице до тех пор, пока город не предоставит им нормальное жилье», - рассказала врач-педиатр Татьяна Сушкова.



Татьяна Сушкова : Они получают терапию. Девочка получает антибиотики, так как она больше всех пострадала. Пока они будут здесь получить лечение. Мы выпишем их тогда, когда им будет куда идти. Поэтому дети будут здесь столько, сколько нужно.



Сергей Хазов : Самарский губернатор Владимир Артяков, в отличие от городских властей, оперативно отреагировал на ЧП на улице Ново-Садовой. По инициативе областного правительства из средств губернского бюджета пострадавшим на пожаре были выплачены денежные компенсации в размере от трехсот до ста тысяч рублей. А вот мэрия Самары не обратила внимания на проблемы погорельцев. «Оставшиеся без жилья люди, отказавшиеся жить в переполненной гостинице, вынуждены ютиться у родственников», - рассказала Валентина Маркова.



Валентина Маркова : Я ночевала сегодня в больнице. Мне там укол сделали, потому что у меня шоковое состояние было. Сказали временно, но это еще неизвестно. Как можно верить? Желательно, чтобы нам предоставили квартиру, пускай она старая, но свое жилье.



Сергей Хазов : По факту пожара в жилом доме на улице Ново-Садовой прокуратура Самары возбудила уголовное дело. По информации прокуратуры, причиной возгорания стало неосторожное обращение с огнем жителей одной из коммунальных квартир. Сгоревший дом был 1935 года постройки и еще год назад подлежал расселению по причине ветхости. Местные жители говорят, что, несмотря на аварийное состояние электропроводки и сантехники, чиновники не торопились расселять ветхое здание. Накануне злополучного пожара в доме произошла авария электропроводки, и монтеры исправляли ветхие провода. «Власти предпочитают не замечать проблем жителей аварийных домов, никто не следит за состоянием жилья», - говорит Марина Алексеева.



Марина Алексеева : Потому что не ремонтируется сейчас ничего. За квартиры платим дорого – квартплата, а ремонтировать ничего не ремонтирует никто. Лично у нас подъезд уже, наверное, лет 30 никто не ремонтировал, и не хотят. ЖЭК должен ходить, смотреть в каком состоянии их дома находятся. А никто ничего не смотрит. Вообще, не обращают внимания. Никому ничего не надо – только плати квартплату. И все.



Сергей Хазов : «В Самаре, как и в других городах губернии, должен быть резерв жилья для погорельцев. Но у властей, как обычно, одна отговорка – что в бюджете нет средств», - продолжает Марина Алексеева.



Марина Алексеева : Если нет ни родных, ни знакомых, куда они пойдут, погорельцы? Им некуда совершенно идти. Должен обязательно быть переселенческий пункт. Мне кажется, это в каждом городе есть, а только в Самаре нет. Денег, наверное, не хватает.



Сергей Хазов : «Из-за ветхости домов проживающие в аварийных квартирах самарцы не могут даже застраховать свое жилье», - рассказывает правозащитник Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : Я очень сомневаюсь, что страховые компании будут страховать такое жилье. Дело в том, что государство несло обязанность по содержанию жилищно-коммунального хозяйства в определенном состоянии, работоспособном. Естественно, оно с ними не справлялось. Сейчас, вместо того, чтобы попытаться хотя бы что-то сделать, оно просто отказалось от всех обязательств в этой сфере и переложило все на жильцов. Естественно, что жильцы не могут справиться с содержанием жилья. Поэтому техногенные катастрофы будут повторяться все чаще и чаще. Если на Ново-Садовой произошел пожар, это еще можно как-то объяснить какими-то обстоятельствами, не связанными с состоянием самого дома (то есть кто-то забыл выключить плитку, или пьяный уснул на диване), то, я думаю, в ближайшее время потолки будут падать на головы жильцам. Состояние жилищного фонда, особенно в старой части Самары, крайне ветхое.



Сергей Хазов : «Чиновники мэрии только обещают, но реально не помогают, когда аварийное жилье нуждается в ремонте», - продолжает самарец Алексей Васильев.



Алексей Васильев : Раньше, в советские времена, давали квартиры, а сейчас компенсацию какую-то дали, но вряд ли ее хватит на квартиру. Сейчас земля очень дорого стоит. Риэлторские эти фирмы очень много денег на этом зарабатывают. Боятся потерять деньги. Также государство будет оплачивать квартиры – это то же самое, что льготы инвалидам, ветеранам. Нужно, чтобы власти заботились.



Сергей Хазов : По данным областного комитета по имуществу, сегодня в Самаре более полусотни домов признаны ветхими и аварийными и нуждающимися в расселении. Отчаявшись получить помощь властей, самарцы решили создать общественную ассоциацию жителей аварийных домов и в суде отстаивать у чиновников мэрии свое право на получение нормального жилья.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Людмила Полилова : Был у нас поход традиционный, водный поход – сплав по реке. В этом году взяли новый маршрут – река Большой Ик, который впадает в Сакмару. Как бы связку трех рек взяли. На катамаранах. Но самое главное – у нас была великолепная команда, то есть несмотря на погоду, что было очень холодно, мы успели и пройти маршрут, и устроить соревнования на воде, и провели тренинг на сплочение команды, и песни у костра. Все по полной программе. Все ребята в восторге, и я тоже. А завтра мы собираемся в велопоход. Это для нас новое дело. Мы первый раз идем в такой поход. На неделю. Нас восемь человек. Пойдем колесить по оренбургским степям. У нас будет велеспелео, то есть с заходом попадаем еще в пещеру «Подарок».



Елена Стрельникова : Застать Людмилу Полилову дома очень сложно. Один поход сменяет другой плюс дача, плюс с семьей побыть надо. Даже не верится, что в детстве Людочка была маменькиной дочкой – родители везде подталкивали.



Людмила Полилова : Я младшая в семье. Меня очень опекали – папина дочка, папина любимица. Я была жуткой лентяйкой. В принципе, наверное, в какой-то степени я ею так и осталась, но то, что чего-то добиваться, достигать в жизни – это «спасибо» моим родителям, что тихонечко они меня подталкивали.



Елена Стрельникова : Подтолкнули в педагогику. Сегодня у Людмилы Петровны Полиловой, педагога высшей категории, стаж 22 года и звание «Учитель года». Кстати, для участия в конкурсе у нее были свои причины.



Людмила Полилова : Для того чтобы меня отпустили в поход, я согласилась участвовать в конкурсе «Учитель года» сначала у нас во Дворце (наш местный был). Потом так получилось, что я его выиграла, меня на городской отправили. Городской выиграла – попала на областной, который тоже выиграла. За это меня стали отпускать свободнее в походы. Многие не понимают, считают, что я ненормальная, что достаточно петь, плясать, сидеть около компьютера, а это все ерунда. Я так не считаю. Я больше, наверное, не турист, а все-таки я больше педагог. Когда я сама занялась туризмом, я поняла, что через туризм до ребенка легче достучаться. Я их там не воспитываю, они там сами перевоспитываются. Туризм – это просто золотая находка для педагогики.



Елена Стрельникова : В прошлом году ее дети – команда «Горизонт» - завоевали первое место по области в спортивных походах второй и третьей категории сложности. Дома у Людмилы на видном месте стоит кубок. Но удивление вызывает не он, а его хозяйка. У Людмилы Полиловой второй взрослый спортивный разряд. Она – инструктор по туризму. Она – инвалид второй группы по зрению.



Людмила Полилова : Были такие моменты, когда мне диагноз поставили, допустим, или когда оформила группу, когда мне сказали, что это неизлечимо уже, было такое ощущение, что сложить, поплакать, чтобы мама с папой пожалели. Но жить-то все равно надо. Инвалидность мне дали лет в 30. Сейчас я лечусь и, в принципе, на одном уровне держится. Но самое интересное, что мой лечащий врач тоже турист, лыжник, он сначала говорил, что не возьмет меня, зная мое зрение, но теперь мы ходим с ним вместе в походы. Он меня берет. Я теперь еще и лыжами занялась.



Елена Стрельникова : Зимой она теперь ходит на лыжах. А еще вязать любит на досуге.



Людмила Полилова : Просто мне это нравится. Тем более я вижу по счету. Я все равно не вижу, что я вяжу. Но ничего. Всю семью обвязываю и друзей тоже.



Елена Стрельникова : Первый свитер мужу Леониду.



Людмила Полилова : Дело в том, что с супругом мы тоже познакомились через туризм. Меня обычно спрашивают – тебя как муж отпускает? Я говорю – да, я его обычно с собой беру или он меня.



Елена Стрельникова : Второй свитер сыну Игорю.



Людмила Полилова : Дело в том, что я занялась туризмом. А его куда девать? С собой. Он, в общем, такой же повернутый. Так что, у нас вся семья ненормальных.



Елена Стрельникова : А внуки?



Людмила Полилова : Я думаю, что подрастут и будут с нами.



Елена Стрельникова : Внук точно станет туристом. Со своей женой Игорь познакомился на улице. Оказалось, что она тоже походный ребенок. Ее родители – известные в Оренбурге туристы. Так что, как говорит Людмила, семейная болезнь и внукам передастся. Им-то бабушка и расскажет о самых ярких своих впечатлениях.



Людмила Полилова : Самый, конечно, памятный, это как раз четвертая категория по Катоне. Это очень мощная река. Это экстрим полный. Это самый памятный, наверное, самый сложный, где у меня появились мысли, что я в жизни больше не сяду в катамаран. Но теперь я хочу туда опять. А так каждый поход – и Тагана, и Башкирия наша, и весенние наши сплавы каждый год. В этом году у нас был десятый сплав по Сакмаре. Это пороги, отличный народ рядом. Все походы незабываемы. Может быть, я и в туризм попала только потому, что это борьба не за выживание, а с жизнью. Если честно, я себя в походе чувствую намного увереннее. Я забываю про свой физический недостаток. В городе мне намного сложнее, потому что это и какие-то оскорбления, когда я случайно попадаю в какие-то нелепые ситуации. А там рядом друзья. Они забывают про мое зрение, и я про это забываю. Там это не чувствуется.



Елена Стрельникова : В походе Людмила Полилова, как говорят дети, ковбой на катамаране. Она мечтает еще раз побывать на Алтае и в Карелии, сходить в «Пятерку», и чтобы у сына все было хорошо, а значит в ее семье стабильно и спокойно.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Жительница : Вы понимаете, это ужас какой-то! Ведь какой год бьемся! То выгоняем трактора, то выгоняем мастеров!



Екатерина Лушникова : Уже четвертый год продолжается противостояние жителей Юго-Западного района Вятки и строительной фирмы «РегионМастер». В 2006 теперь уже бывший глава городской администрации Геннадий Плехов выдал «РегионМастеру» разрешение на строительство на месте зеленой зоны платной автостоянки. Только после многочисленных акций протеста жителей района, строительство было остановлено. Однако попытки фирмы возобновить работы не прекращаются. Жители ближайших домов по улице Московской живут в постоянном страхе, что в один несчастный момент деревья все-таки будут вырублены. Рассказывает Татьяна Зыкова.



Татьяна Зыкова : В прошлом году у нас чуть ли не дошло до мордобития. Если бы не было свидетелей, он бы, наверное, ударил. Потому что я вызвала всех, кого могла по сотовому, и здесь мы уже держали оборону. Там была и техника, и люди с лопатами, было все. Хотели повалить все, что могли. Мы пытались… Мы сделали ямки, готовы уже были деревья, чтобы посадить. Бакин не дал. Дальше что?



Екатерина Лушникова : На все обращения граждан с просьбой разрешить благоустроить зеленую зону - то есть расчистить территорию, выкосить траву, посадить деревья и цветы – представители муниципальной власти ответили отказом. На этой неделе состоялась встреча инициативной группы граждан и представителей администрации Ленинского района.



Жительница : Мы хотим просто, чтобы у нас здесь была красивая аллея, тогда мы что-то дальше будем делать. У меня саженцы до сих пор в саду. Рассада цветочная. Я жду, когда мне разрешат. Но мне не разрешают. Потому что они все решают – кому дать.



Жительница : Напротив роддома построить стоянку – это преступление против своих же детей. Как такое можно допустить! Какую голову нужно иметь нашей администрации!



Житель : Передайте наши слова дословно – мы не дадим уничтожить эту зеленую зону. Мы сделаем все для того, чтобы наши внуки хотя бы знали, что такое зеленая травка. Мы будем стоять за эту землю здесь.



Жительница : Мы земельные платим налоги, транспортные налоги платим, а на что идут наши деньги, деньги налогоплательщиков, если у города нет денег ни на благоустройство детских площадок, ни скосить траву?! Все делает инициатива жильцов, граждан города. А куда наши деньги тогда уходят?!



Екатерина Лушникова : Ленинскую городскую администрацию представляла руководитель отдела землепользования Светлана Шушпанова.



Светлана Шушпанова : Я заинтересована в том, чтобы было соблюдено законодательство Российской Федерации, а не какие-то частные интересы того или другого. Есть законодательство, которое должно быть соблюдено. Есть проектная документация, разработанная и утвержденная, согласованная всеми службами – инженерными службами города, городским экологическим фондом. Это все утверждено и согласовано. Гражданам предлагается разработать проектную документацию на благоустройство данной территории и выполнить соответствующие потом мероприятия.



Екатерина Лушникова : Однако стоимость «мероприятий» значительно превышает скромные финансовые возможности инициативной группы граждан. Получается парадоксальная ситуация - зеленая зона по улице Московской нуждается в благоустройстве, однако благоустройством городские власти не занимаются сами и не дают другим, не разрешают даже скосить траву и посадить цветы без специального дорогостоящего проекта и целой серии согласований. Доходит до смешного, чтобы получить разрешение на покос, граждане вынуждены обращаться к губернатору Николаю Шаклеину, а если и это не поможет - к президенту Медведеву. Обращение к начальству читает Татьяна Зыкова.



Татьяна Зыкова : «Жители домов номер 140 и 148 по Московской улице неоднократно обращались во все кабинеты власти с просьбой сохранения зеленой зоны по северному фасаду наших домов, и в отказе намерения строительства автостоянки на данном месте любой собственности в целях экологической безопасности и сохранения аллей памяти ветеранов войны, труда и вооруженных сил. Мы защищаем конституционное право на экологическую безопасность. Я просто хочу сохранить для своих детей зеленую зону, чтобы они дышали не газами, а всем остальным. Просим разобраться в данной ситуации, принять справедливое решение». Я просто напишу: «Уважаемый господин президент! Вы наверху, наверное, витаете в облаках. Почему? Потому что на местах чиновники делают так, как им удобно».



Екатерина Лушникова : Если разрешение на покос от высшего начальства так и не поступит, жители домов по улице Московской в Вятке намеренны выйти на несанкционированный, но не митинг, а субботник и покосить траву и посадить цветы без всякого разрешения, согласования и проекта.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:



На Дону обманутые дольщики судятся не с кем иным, как с Главным управлением внутренних дел по Ростовской области. Дело в том, что в 2005 году милицейское руководство, решив построить квартиры для своих сотрудников, получило все необходимые разрешения, и так называемое «строительное пятно», заключило договор с одной из коммерческих организаций, и стало предлагать ростовчанам купить квартиры в будущем доме. А строители, собрав с дольщиков более двухсот миллионов рублей и построив один подъезд дома, неожиданно исчезли, бросив едва начатый объект и прихватив с собой всю имеющуюся в кассе наличность.


Милиция передала подряд на строительство другой организации - ЗАО «Дон-КПД». Новые подрядчики снесли уже построенное, и потребовали от дольщиков заключить новые договоры на новых же условиях, которые предусматривали, естественно, внесение новых дополнительных денег. Как рассказала одна из обманутых дольщиц Наталья Мисюк:



Наталья Мисюк : Нет, мы не знали о том, что собираются сносить, потому что это всё решало ГУВД. Нас никто не приглашал, даже не уведомляли. Даже для обсуждения договоров нам обещали: вы придёте со своим юристом… Ну, мы пришли со своим юристом, так нас просто «послали», и всё, даже не стали выслушивать нашего юриста. Закон, я считаю, на нашей стороне, а они просто творят беззаконие.



Григорий Бочкарев : Дольщики обратились в суд с иском к ГУВД по Ростовской области, администрации Ростова-на-Дону, региональной службе государственного строительного надзора Ростовской области и ЗАО «Дон-КПД» и потребовали заключить новые договоры долевого участия на прежних условиях. Суд Ленинского района Ростова-на-Дону отказал истцам в удовлетворении их требований. Мол, МВД – это бюджетная организация, доплачивать милиция новым подрядчикам не может, так как использование бюджетных средств для этих целей законодательством не предусмотрено, а, следовательно, запрещено. Хотя вместе с предыдущими строителями исчезли и деньги, перечисленные из бюджета. Вот что говорит один из дольщиков Виктор Казачков:



Виктор Казачков : При заключении первоначального договора я являлся участником программы «Молодой семье – доступное жильё», и в рамках этой программы городская администрация перечисляла деньги в помощь молодой семье на приобретение жилья. В данном случае были перечислены деньги из казначейства через Департамент строительства, то есть этот заключённый договор был на рассмотрении в администрации, он прошёл всё инстанции, то есть, жильё было как бы благонадёжным. А в результате моя молодая семья до сих пор не улучшила свои жилищные условия и находится вот в таком положении.



Григорий Бочкарев : О других, если можно так сказать, сопутствующих, нарушениях законодательства, и что за этим последовало, рассказал Сергей Рыжов:



Сергей Рыжов : При заключении договора в этот договор входила моя несовершеннолетняя дочь. Соответственно, на неё, согласно решению органов опеки и попечительства, была зарегистрирована в договоре одна вторая часть квартиры. Также было разрешение главы администрации, в результате которого должен был осуществляться надзор за исполнением данного постановления. Соответственно, никаких действий не осуществлялось, и, можно сказать, что сейчас мой ребёнок, фактически, остался на улице.



Григорий Бочкарев : На этой неделе областной суд, рассмотрев кассационную жалобу обманутых дольщиков на решение Ленинского районного суда также отказал им в праве на достойное жильё, которое они, кстати, сполна оплатили из своего кармана. И они, судя по всему, ещё долго будут жить на съёмных квартирах, либо у родственников и знакомых.


Как сказал сразу же после этого судебного заседания руководитель общественной организации «Ростовский центр содействия международной защите» Станислав Великоредчанин:



Станислав Великоредчанин : Естественно, я считаю, что дольщики, получив в Ленинском районном суде определение судебной коллегии, естественно, подадут жалобу в надзорную инстанцию суда. Вообще, честно говоря, во время этого судебного заседания у меня сложилось мнение, что судьи данного состава проявят порядочность, и отменят предыдущее решение. Когда мне говорят, что, вот, наши судьи неграмотные, я всегда с этим не соглашаюсь и всегда говорю: дело не в неграмотности – судьи грамотные, а всё дело в отсутствии порядочности. И пусть судьи не обижаются: если высшей порядочностью является соблюдение законов, то высшей непорядочностью судьи – нарушение их. А в данном случае закон, конечно, был нарушен.


Естественно, дольщики должны подать и жалобу на Российскую Федерацию в Европейский суд по правам человека, потому что здесь – вопиющее нарушение права на справедливое судебное разбирательство и нарушение статьи 1 протокола 1. Дело в том, что даже в этом судебном заседании, хотя председательствующая и пыталась прервать юриста ответчиков, но та же прямо говорила, что строительство подорожало, стало значительно дороже. А почему за это должны отвечать граждане, если это произошло не по вине граждан? Граждане выполнили все условия своих договоров – они внесли деньги. Они, естественно, ожидали от государственного органа, который контролирует это строительство, всё же – ГУВД заказчик, что всё будет выполнено в срок. И тем более – кому ещё доверять, как не УВД?



Григорий Бочкарев : А дом, тем не менее, строится. И судя по всему, квартиры в нём скоро получат сотрудники милиции и новые дольщики. А обманутые ростовчане надеются теперь только на Европейский суд в Страсбурге. Получается, что больше не на кого.



В эфире Псков, Анна Липина:



Антонина Соколова : Профтехобразование у нас давно в загоне.



Анна Липина : Утверждает псковичка Антонина Соколова. В середине 90-х ее сын закончил профтехучилище, получил хорошую рабочую специальность и высокий разряд.



Антонина Соколова : Он очень хотел работать. Был отличником. Четвертый разряд по тем временам получил после окончания училища. Его не взяли ни на один завод. Из-за опыта не взяли: стажа, опыта нет. Но это, может время, время упущено. Теперь они были бы классными специалистами. Но их нет.



Анна Липина : Сейчас на промышленных предприятиях и стройплощадках региона катастрофически не хватает рабочих. По мнению Антонины Соколовой, причина этого – отсутствие наставничества и низкая зарплата.



Антонина Соколова : Проблема в том, что нет кадров, которые могли бы сейчас на заводе передать свой опыт. И потом, сейчас смена строя произошла. Капиталистический строй требует денег, сиюминутную прибыль, а при советской власти было наоборот – сначала опыт, а потом уже прибыль. Строй есть строй. Я к тому, что люди потеряли желание работать на рабочих специальностях. Зарплата-то низкая, она не соответствует прожиточному минимуму. Человек должен кормить семью и жить.



Анна Липина : Между тем, уровень официальной безработицы в Пскове сейчас менее 1 процента. При этом работодатели говорят о настоящем кадровом голоде. Не хватает рабочих рук. Самые востребованные – рабочие специальности, говорит директор Центра занятости Татьяна Некрасова.



Татьяна Некрасова : На ярмарке вакансий более всего востребованы - электрогазосварщики, монтеры, швеи, продавцы.



Анна Липина : Подобрать инженерно-технический персонал сейчас проще, чем найти квалифицированного рабочего, признаются работодатели.



Работодатель : Новых не вырастили – старых растеряли за эти времена. Поколение НЭКСТ, они не хотят работать. Они привыкли не зарабатывать, а получать. Например, если есть зарплата 10 тысяч у разнорабочего, он пришел ее получать, а не зарабатывать.



Анна Липина : А зарабатывают - иностранные рабочие. Именно поэтому работодатели заинтересованы в иностранной силе. По мнению псковича Ивана Кузьмина, рабочие руки из республик бывшего Советского Союза выгоднее работодателю.



Иван Кузьмин : Это выгодно предпринимателям, они могут не платить налоги, платить им мизерную зарплату.



Анна Липина : В Псковском регионе увеличивается количество трудовых мигрантов. Изначально в этом году для региона была установлена квота в количестве 1467 разрешений на работу для иностранцев. Но позже Управление социального развития подало заявку на корректировку этой нормы еще на 3 тысячи единиц. Как говорит руководитель управления социального развития администрации региона Армен Мнацаканян:



Армен Мнацаканян : Все-таки мы должны понимать, что динамика не в том, чтобы привлечь ради дела привлечь, а развивается у нас экономика, развивается структура нашей Псковской области, инвестиции вкладываются и здесь самая важная сторона этой проблемы в том, что, как и во всем мире, мы же вкладываем инвестиции и технологии и других государств. Поэтому эта категория нам всегда будет необходима во всех отношениях.



Анна Липина : Более 200 предприятий региона заявили о своем намерении в следующем году использовать труд иностранцев. На 2009 год заявка составляет почти 7 тысяч разрешений на работу для иностранных граждан. Основные сферы деятельности, в которых работают трудовые мигранты - это строительство, промышленность, лесное хозяйство и торговля. Труд мигрантов в Псковской области становится более востребованным.



В эфире Туапсе, Евгений Титов:



Три семьи должны быть выселены из общежития. Решение принял Туапсинский городской суд. Выселить жильцов требует руководство Кубанского технологического университета. Однако другого жилья у людей нет. Среди них семья Ханикирян, родом из Абхазии. В Краснодарский край они бежали от грузино-абхазского конфликта 10 лет назад. Тогда и поселились в туапсинском общежитии. Сусанна Ханикирян с дочерью формально уже выселены, а сына Ашота должны выставить за дверь со дня на день. Говорит Сусанна:



Сусанна Ханикирян : Мне некуда идти с детьми. Я все сделала своими силами – и санузел, и раковина, и ванна. Если бы 10 лет назад я знала, что со мной будет, я бы на эти деньги, наверное, купила землю, вагончик поставила, а не то, чтобы угрохала свою жизнь на эту общагу.



Евгений Титов : Муж Сусанны погиб, официальной работы у нее нет. А снять комнату в Туапсе стоит 10 тысяч рублей ежемесячно. Похожая ситуация в семье Бородкиных, у которых трое несовершеннолетних детей. В общежитие вселились 9 лет назад, объединили две комнаты и восстановили их фактически с нуля. Сейчас это вполне приличная квартира, но и ее, согласно судебному решению, должны отобрать. Поясняет глава семейства Игорь Бородкин.



Игорь Бородкин : У нас такое ощущение, что кого первых выселяют, их квартиры уже кому-то продали. Потому что так срочно вдруг начали выселять. Нам, во-первых, некуда уходить. Если как бы уже все – взяли и вынесли, выбросили, только тогда, наверное, только квартиру снимать.



Евгений Титов : До 2000 года корпус общежития на улице Звездной, 25 относился к местному профтехучилищу. В здании была разруха. Тогдашний мэр Туапсе вместе с руководством училища разрешил строительным организациям отремонтировать здание, за что сотрудники этих организаций получали в общежитии комнаты. Однако в начале 2000-х ПТУ стало туапсинским филиалом Кубанского технологического университета. Новое руководство вместе с мэрией разделило всех жильцов на несколько категорий. В первую попали те, кого администрация Туапсе посчитала нужным оставить, во вторую – все остальные. Говорит проректор университета Владимир Артемьев.



Владимир Артемьев : Есть категория жильцов (это работники социальной сферы, это преподаватели и сотрудники нашего филиала в городе Туапсе), которые на законных основаниях проживают в соответствии с заключенными договорами. А есть категория людей, которые проживают без этих договоров, которые не оплачивают никакие коммунальные услуги. Есть категория жильцов, которая вселена была без каких-либо документов еще до передачи этого общежития в ведение Кубанского государственного технологического университета.



Евгений Титов : Однако в разряд выселенцев попадают и те, у кого документы есть. 17 марта судебные приставы выселили супругов Малышевых, имевших в общежитие прописку. Бывший адвокат жильцов Людмила Александрова подозревает, что Кубанский технологический университет вообще не имеете права подавать судебные иски о выселении. Здание общежития находится в федеральной собственности и принадлежит Росимуществу. Университет утверждает, что Росимущество передало ему здание на праве оперативного управления. Однако документы, подтверждающее это право, КубГТУ не предоставляет, говорит Людмила Александрова.



Людмила Александрова : У меня сложилось мнение, что подлинника свидетельства о праве оперативного управления не существует вовсе. Поскольку даже по судебному запросу КубГТУ этот подлинник не предоставил. Нет договора между федеральным имуществом и КубГТУ о передаче этого здания в оперативное управление Кубанскому технологическому университету.



Евгений Титов : Предоставить подлинники документов в Кубанском технологическом университете не смогли и корреспонденту. Оспорить право ВУЗа управлять зданием жильцы пытаются в суде, но городской суд Туапсе не принимает иски к рассмотрению.


Между тем, сейчас в Туапсе летний сезон. Жильцы общежитий рассказывают, что часть комнат сдана отдыхающим. Гостиничный бизнес на побережье – дело весьма доходное.



В эфире Орел, Елена Годлевская:



Около часа под проливным дождем орловские коммунисты пикетировали газеты «Орловская правда», «Орловский комсомолец» и «Просторы России», а также Орловскую телерадиокомпанию за информационную блокаду, которая фактически объявлена членам КПРФ в Орловской области. Около сорока человек пытались обратить внимание руководства государственных средств массовой информации на проблему свободы слова в регионе, о чем красноречиво говорили плакаты пикетчиков: «Орловская правда – средство массовой дезинформации», «В народе зреет гнев – дайте слово КПРФ!», «Нет вранью на телевидении!». Ситуацию комментирует секретарь Орловского городского комитета КПРФ, депутат Областного Совета народных депутатов Василий Иконников:



Василий Иконников : На последних выборах за представителей от Компартии проголосовало более 100 тысяч человек. Эти 100 тысяч избирателей являются налогоплательщиками. На этом основании мы полагаем, что наши избиратели имеют право слышать на телевидении и на радио голоса своих избранников, их позицию. Мы сегодня пикетировали государственные средства массовой информации, то есть все они финансируются из областного и федерального бюджета, в том числе на деньги наших избирателей-налогоплательщиков. Сегодня ситуация в Орловской области такова, что депутаты от Компартии просто не допускаются к средствам массовой информации – ни на телевидение, ни на радио.



Елена Годлевская : Перекрыт эфир не только для депутатов местных органов власти, но и для депутата Государственной Думы от КПРФ по Орловской области Дмитрия Хахичева.



Василий Иконников : Депутат Государственной Думы трижды или четырежды обращался на государственную телерадиокомпании с тем, чтобы ему дали эфир для изложения его позиции, информирование население о его деятельности. И что вы думаете? Ему просто никто не дает эфира.



Елена Годлевская : Организатор пикетов второй секретарь орловского горкома КПРФ Анатолий Морозов возмущен и тем обстоятельством, что их газету – «Орловскую искру» - запретили печатать в областной типографии «Труд».



Анатолий Морозов : Запретили печатать. Печатали и в Брянске, печатали и в Калуге, печатали и в Туле. Сейчас печатается здесь в частной типографии. В типографии «Труд» отказано.



Елена Годлевская : Между тем, депутатам-коммунистам есть о чем рассказать своим избирателям. Именно фракция КПРФ в Орловском областном Совете народных депутатов инициировала проверку законности продажи контрольного пакета акций ОАО «Орелоблэнерго», принадлежащего области, в частные руки, результатом которой стало возвращение многомиллионной собственности государству и возбуждение целого ряда уголовных дел, в которых фигурируют крупные областные чиновники, в том числе бывший замгубернатора Игорь Сошников. Благодаря депутатам-коммунистам на днях были возвращены государству и 20 процентов акций другого крупного предприятия – Открытого акционерного общества «Орелстрой», неожиданно оказавшиеся в руках семьи губернатора области Егора Строева.


Руководство пикетируемых средства массовой информации проигнорировало выступление орловских коммунистов. Ни один руководитель не вышел к людям и не попытался хотя бы поговорить о проблеме.



В эфире Гатчина, Татьяна Вольтская:



С утра на улицах Гатчины можно увидеть подростков с метлами, лопатами, граблями. Они занимаются уборкой и благоустройством улиц. Весной и летом в Гатчине идет формирование детских трудовых бригад. Занимается этим руководитель отдела организации общественно-полезных работ и профориентации молодежи Гатчинского дворца молодежи Александр Сокольников.



Александр Сокольников : Мы прекрасно знаем, что после того, как закончились все школьные проблемы, экзамены, просто учеба, детям некуда деться. Утром они проснулись, а куда пойти – они не знают. Они шатаются. Чтобы такого не было, предоставляем мы им возможность, скажем так, заняться трудом. При этом есть возможность немножко еще и заработать. Труд разнообразный. Прежде всего, конечно, это благоустройство города – как уборка бытового мусора, так и (как вы сейчас видите) озеленение города, то есть сажают саженцы, цветочки высаживали и так далее, благоустраивали этот газончик. В перспективе начинаем заниматься приведением в порядок лыжной трассы здесь в Орловой роще. Будем еще и этим заниматься. Детки настроены, настрой боевой.



Татьяна Вольтская : Что за дети у вас? Все-таки дети, наверное, из не очень благополучных семей, я предполагают.



Александр Сокольников : Да, наверное, скорее всего, это асоциальные дети. Потому что сами понимаете, если и папа, и мама присутствуют, то, как правило, ребенок обеспечен. Родители стараются им отдых как-то организовать.



Татьяна Вольтская : Впрочем, нередко по улицам болтаются и дети из вполне благополучных семей.



Александр Сокольников : Дело в том, что здесь они как-то сравниваются у нас. Потому что есть реально из асоциальных семей, а есть, скажем, где-то серединка такая. А здесь они равны. Здесь они вместе работают, здесь они общаются. Дети абсолютно из разных районов города. Дети с абсолютно разных школ. Здесь они знакомятся, общаются, здесь они постоянно проводят время. Сейчас мы открыли еще досуговую зону. Они у нас с утра до вечера. Больше того, наш расход иногда затягивается на 1,5-2 часа. Когда начинают играть, попробуй из разогнать!



Татьяна Вольтская : А во что играют?



Александр Сокольников : Играют во все, что угодно. Сейчас у нас там есть и баскетбольный, волейбольный, футбольный мячи. Они на детской площадке играют. Кидают дартс, мини-турниры проводят. Компьютерные игры. Мы вместе смотрим какие-то фильмы, обсуждаем. В принципе, интересно проводим вместе время.



Татьяна Вольтская : Владу 14, он работает здесь всего вторую неделю.



Влад : Мы убирали улицу, цветочки сажали.



Татьяна Вольтская : Вике тоже 14.



Вика : Я второй месяц – хорошо, весело. В принципе, с друзьями хорошо – и полезно, и приятно.



Татьяна Вольтская : Но вот приятно будет проходить мимо этого места, где вы столько уже посадили?



Вика : Мы всем показываем и вспоминаем.



Татьяна Вольтская : А вот 15-летняя Аня немного стесняется главного мотива, по которому она здесь работает.



Аня : Деньги нужны. Нас каждый день кормят – очень вкусно. У нас почти весь класс работал.



Татьяна Вольтская : А родителям вашим нравится?



Аня : Да. Дети накормлены, заняты, не болтаются.



Татьяна Вольтская : Между прочим, еда – это важно, говорит Александр Сокольников.



Александр Сокольников : К сожалению, средства на их питание, организацию их досуга – это уже проблема. Вы знаете, для многих из них, если брать по этому месяцу, то, наверное, у меня сейчас 35 детей, значит, 25 из 35 – им обед сегодня важнее, чем зарплата в конце месяца. Им важнее то, что хотя бы раз в день их покормят хорошей, нормальной и горячей пищей.



Татьяна Вольтская : Дети говорят, что кроме работы, у них много разных поездок, вчера вот ходили в музей завода «Буревестник».



- Мы видели в «Буревестнике» ветеранов, медали, кубки разные. И то, что они изготовляли.



- Мы обсуждаем - куда пойдем, какие планы вообще на будущее, поездки.



- Интересно. Вот 17 у нас будет спартакиада. На спартакиаду поедем.



Татьяна Вольтская : Вечером вы тоже собираетесь?



- Настольный теннис, баскетбол, волейбол.



- После работы.



Татьяна Вольтская : Между прочим, работа детей – вполне реальная и важная, говорит начальник гатчинского жилищно-ремонтно-эксплуатационного участка номер 2 Владимир Карпухин.



Владимир Карпухин : Дети работают очень хорошо. Мы очень довольны. Хорошо помогают нам. Вот видите, приводят в порядок, благоустройством занимаются, хорошо помогают дети.



Татьяна Вольтская : Сейчас детские бригады работают в рамках специальной программы «Трудовое лето». Но все равно каждый месяц руководителям приходится в поте лица искать деньги, поиск средств был и остается главной проблемой.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG