Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Другое" телевидение и новый потребитель


Анна Качкаева : Кризис телевизионной академии – очередное доказательство того, что 20-летняя эпоха традиционного телевидения безвозвратно уходит в прошлое. В журнале «Коммерсант-Власть» Владимир Познер очень эмоционально еще раз заявил, что готов покинуть свой пост, потому что больше не хочет никого примирять и договариваться. Как всегда, живо, в последнее время он очень живо реагирует, отметился репликой глава НТВ Владимир Кулистиков, не желающий признавать ТЭФИ площадкой для самоорганизации телесообщества. Тем не менее, количество предоставляемых на конкурсах работ, и нынешний год не исключение, не уменьшается. И для большинства телевизионщиков церемония награждения ТЭФИ остается главным событием года. В этом сезоне на конкурс выдвинули свои работы каналы «Звезда», « Russia today », «Пятый» санкт-петербургский, десятки производителей, в том числе молодых и новых, никак не связанных с основными каналами. И, похоже, не за горами время, когда на ТЭФИ будут выдвигаться проекты, программы и ведущие, которые зритель видит на специализированных и нишевых каналах и только там.


Вот о том, что такое это «другое» телевидение, мы сегодня с вами будем разговаривать. И со мной в студии генеральный директор «Стрим-контента» - компании, которая производит содержание для платформы «Стрим-ТВ» Николай Зацепин. Сразу скажу, что «Стрим-ТВ» дает возможность смотреть все российские каналы, около 80 популярных ведущих каналов из стран ближнего и дальнего зарубежья и пять каналов собственного производства: «Ретро», «Здоровье-ТВ», «Драйв ( авто – мотто), «Охота, рыбалка» и «Усадьба». И к нам в течение нескольких минут присоединится генеральный директор канала «Совершенно секретно», который тоже вещает в кабеле и со спутника, Этери Ливиева. И мы как раз поговорим о том, кто же такой новый потребитель «другого» телевидения, каково это новое содержание, какового оно качества и сможет ли оно конкурировать с содержанием традиционного универсального телевидения.


И вам мы задали простой вопрос: какие нишевые, тематические, специализированные каналы вы открыли для себя и смотрите сегодня?


А сейчас наша традиционная рубрика.



Час прессы. Что происходит?



Анна Качкаева : Сегодня со мной на связи моя коллега Арина Бородина, обозреватель «Коммерсанта». Арина в летнее, «мертвое», казалось бы, время на прошлой неделе сделала вполне журналистскую сенсацию. Публикацию обсуждают и сегодня в нескольких газетах. Продолжение темы по поводу кризиса в телевизионной Академии и в «Коммерсанте-Власти». Там большое высказывание Владимира Познера, который для большинства журналистов уже недоступен для комментариев. И как я сказала, очень живая реплика Владимира Кулистикова по поводу собственного вот этого самого кризиса. Напомню, что НТВ и ТНТ вышли из Академии год назад, ВГТРК официально не вышло, но программы в этом году на конкурс не выставили все каналы этого холдинга. Арина, вы как главный наблюдатель за процессом и общающийся со всеми фигурантами этого дела, потому что большинство из них как-то не очень активно на публике сейчас хотят светиться, как вы оцениваете все, чем вам пришлось в эти несколько дней заниматься?



Арина Бородина: Честно, для меня самой в некоторой степени это было неожиданностью. Тем более, что вы справедливо подметили, Владимир Познер в последнее время не очень общается с журналистами. Более того, его пресс-конференция, сначала официально объявленная на 18-е число, потом была отменена также официально. Но в этот раз Владимир Владимирович сказал, что он хотел бы высказаться. И то, о чем он высказался, мы можем прочитать в журнале «Власть». Мне кажется, что налицо какие-то неразберихи внутри академии, причем внутри какой-то организаторской ее части. По-моему, наши теленачальники скорее заняты подсчетом каких-то собственных амбиций, если так можно сказать, нежели непосредственно оценкой телевизионного процесса. Мне не очень понятно, почему ВГТРК так поступило, хотя вроде бы все договоренности были уже соблюдены. Но допускаю, что у них, наверное, есть ряд претензий каких-то, какое-то недовольство, возможно, обида по результатам последней церемонии ТЭФИ, может быть, к самому Владимиру Познеру, наконец. Но главное, что несмотря на то, что все так эмоционально комментируют, мне непонятно, что будет в сухом остатке. Я думаю, что ответ на этот вопрос не знает никто. Каким будет будущее ТЭФИ? Потому что вы справедливо заметили, что количество работ не уменьшилось, количество производителей растет. Но вот эти отношения между гигантами – то есть главными игроками, они, конечно, все равно задают тон состоянию дел на телевидении. Без больших каналов все равно премия ТЭФИ неполноценна. А как видим, если они все должны быть, они никак не могут между собой договориться. Если проблема только в том, кто возглавляет академию – Познер или Y , X , Z человек, то это тогда что? Это действительно телесообщество или это какая-то контора «Рога и копыта»? Простите за такое сравнение, но просто другого не приходит в голову.



Анна Качкаева : Арина, а вам не кажется, что за личными амбициями стоит гораздо более глубокая история, еще до конца не отрефлексированная, и многие из коллег боятся друг другу признаться в том, что многие из них делают телевидение, за которое, может быть, раньше было бы стыдно. И вот сегодняшняя фраза опять же в вашем журнале Владимира Кулистикова о том, что «сегодняшнему скромному работнику телевизионного конвейера все более неуютно среди телерасстриг, эфиролишенцев, частотовладельцев, ухитрившихся по нескольку раз перепродать дарованные в 90-е телерадиодеревеньки вместе с творческими душами. Их суд с демзакосами всегда ли желчь бывших, обиженных на нынешних». Может быть, это то, что Владимир Кулистиков, наконец, сформулировал, и есть проблема телевизионной Академии?



Арина Бородина: Ну, может быть, и так. Хотя, признаюсь честно, мне показалось, что в этот раз в этой реплике Владимир Кулистиков, несомненно, прекрасно владеющий пером, немножко себя сам перемудрил, потому что мне не до конца понятны все определения, которые он здесь имел в виду.



Анна Качкаева : Тем более, что в последнее время среди трехсот академиков очень много новых и молодых.



Арина Бородина: Да, и более того, к эфиролишенцам относятся люди, если строго следовать этой терминологии, прямо скажем, которые вполне известны, уважаемые, без демзакосов, даже если он это имеет в виду, по разным другим причинам. И вообще, как-то хотелось бы понять, а кого, собственно, он имеет в виду? Я думаю, что причина и в этом, возможно. Но главное в том, что они - все-таки слишком амбициозная отрасль. И мне кажется, здесь никогда не будет довольных.



Анна Качкаева : Ну, это нормально. Премия же никогда не бывает абсолютно объективной, но, в общем, всегда все соглашались, что получали то ТЭФИ достойные работы в большинстве своем.



Арина Бородина: Это безусловно. И более того, со всякими оговорками, но уж совсем что-то вопиющее, наверное, ТЭФИ не получало за эти годы. Ей Богу, меня спроси навскидку: а как бы вы думали, как могла решиться ситуация? Не знаю. Главное, что я не думаю, что уход Владимира Познера – это панацея для спасения ТЭФИ. Совсем я так не думаю. Справедливости ради, Владимир Познер действительно все эти годы старался как-то все-таки сглаживать углы между всеми участниками телеакадемии. Уж как это у него получалось, получалось ли, - это другой вопрос, это судить не мне, а, может быть, членам академии или учредителям фонда академии.



Анна Качкаева : В любом случае, его придется как-то преодолевать в очередной раз, либо собираться руководителям гильдии, либо думать о том, чтобы сами члены Академии могли бы выдвигать эти работы. У вас ощущение скорее в плюс или скорее в минус?



Арина Бородина: У меня скорее такой жирный знак вопроса, потому что даже если создадут какую-то новую академию, я с трудом себе представляю, что туда войдут еще какие-то другие вещатели. Там уже возникает вопрос с Первым каналом. Но все-таки я думаю, поскольку академиков много, и у нее несколько учредителей, то я бы поставила так – плюс и жирный-жирный знак вопроса. Но минус… Все-таки и ВГТРК пока не вышло. Может быть, все-таки договорятся. Всегда хочется надеяться на разумное.



Анна Качкаева : Да, в это всегда хочется верить. Во всяком случае, в разум точно. Спасибо, Арина Бородина.


К нам присоединилась Этери Ливиева, руководитель телекомпании «Совершенно секретно». И еще раз напоминаю, что Николай Зацепин, генеральный директор «Стрим-контента» - компании, которая входит, как и «Стрим-ТВ», в очень большой холдинг, но в любом случае производит собственные каналы, собственное содержание и еще собирается и мобильное телевидение развивать. И к 2010 году от пяти должно 17 каналов случиться, как я понимаю из некоторых ваших интервью.


Этери, вы – человек из традиционного телевидения, и как вам кажется, перейдя в эту нишевую часть телевизионного спектра, что-то для вас принципиально изменилось как для производителя?




Этери Ливиева

Этери Ливиева: Да, безусловно, изменилось. Я бы хотела сказать, что тот конфликт, мягкая ползучая революция, которая происходит сейчас в нашей Академии, он почему-то взбудоражил нас для того, чтобы мы поговорили на тему неэфирных каналов. И это, наверное, правильно, потому что сегодня в Академии будут соревноваться, если ничего не изменится, будут соревноваться производители в большей степени, чем каналы. И лично мне эта ситуация представляется совершенно нормальной. Я не вижу в этом ничего страшного и ничего ужасного. Что же касается ситуации, в которой мы находимся, мы одни из первых начали производить контент для неэфирного канала, кабельного, спутникового, который выходит в системе «НТВ-плюс», а также национальных кабельных сетях. У нас есть там партнеры и так далее. Мне кажется, что вот эта ситуация, может быть, чуть-чуть сейчас начала не то чтобы пугать, но руководители главных наших каналов начали понимать, что ситуация меняется. И ситуация меняется к тому, что происходит в процессе в мировом телевидении, где образуются миллионы качественных нишевых каналов, где каждый из нас может найти себе массу всего интересного. Я хочу сказать о преимуществах этих каналов. Мало того, что ты смотришь только то, что тебе интересно, плюс очень мало рекламы. А та, которая есть, она направленная на целевую аудиторию. Не говоря уже о том, что она интересна и для рекламодателей, эта ситуация, потому что то, что нельзя на больших каналах, можно на маленьких.


И мне кажется, что люди, которые предпочитают смотреть каналы такие, как «Ностальгия», допустим, или «Наше кино», таким образом дают ответ главным каналам. И многое из того, что сейчас на Первом, Втором и Третьем каналах происходит, многие понимают, что контент надо менять.



Анна Качкаева : Николай, смотрите, «Ретро», «Здоровье-ТВ», «Драйв», «Охота-рыбалка», «Усадьба». Как вы запускаете эти новые каналы, по какому принципу – «что можем, то и делаем», учитываем желание потребителя, рассчитываем на рекламодателя? Что во главе угла?




Николай Зацепин

Николай Зацепин: Конечно же, прежде всего, мы смотрим на аудиторию, на потенциальную аудиторию, ее потенциальный интерес. Но я должен немножко оговориться, дело в том, что на сегодняшнем эфирном телевидении такой качественный программинг. Да, бывают разные споры, бывают проблемы, бывает небольшой скандал с ТЭФИ. Но дело в том, что качество эфирных каналов, которые сейчас в погоне за рейтингом в том числе вынуждены поддерживать производителей эфирных каналов, с нами сыграло и добрую, и злую шутку одновременно, я имею в виду с производителями кабельных каналов. Дело в том, что мы можем себе позволить в данной ситуации, когда мы не зависим только от рейтингов с ориентацией на рекламные агентства, мы можем себе позволить те темы, которые, может быть, в общегосударственном масштабе, в масштабе страны не получили бы такую аудиторию, померянную Гэллапом или не померянную Гэллапом. Но мы можем найти те самые ниши, которые были бы интересны конкретным зрителям и, соответственно, в эти ниши мы играем. То есть в данной ситуации мы можем отойти от новостей, мы можем отойти от кинопоказа, мы можем отойти от гламура, от моды, от музыки, от массы жанров и уйти в более серьезное телевидение. Я не говорю о том, что «Охота и рыбалка» - это то, о чем я сейчас говорю. Дело в том, что если зайти в интернет и посчитать, какое количество людей интересуется либо охотой, либо рыбалкой, есть такой сервис «Директ-яндекс.Ру», просто понять, сколько человек в день кликают на эти слова, ищут эти слова, то результат будет совершенно потрясающим. То есть на третьем месте после этого будет только секс, наверное.



Этери Ливиева: А чего это на третьем?



Николай Зацепин: Может быть, на втором. Соответственно, разные методики мы используем для того, чтобы выбрать те или иные ниши. И должен сказать, что у нас пока получается, потому что аудитория за два года кабельных каналов, которые мы производим, уже превысила 5 миллионов домохозяйств у каждого из них. Это благодаря в том числе и хорошей дистрибуции, которая у нас налажена. Мы заключили около 750 контрактов на каждый канал в сетях России и СНГ. Это один из самых лучших результатов в России, я думаю.



Анна Качкаева : Это очень хорошо. Но вот посмотрите. Это имеет отношение к вам обоим. Потому что если эмоционально или содержательно посмотреть на то, что вы делаете, вы, Этери, как самостоятельная прогаммирующая единица, а вы, Николай, как пакетирующая единица под брендом «Стрим»,получается такой чувственный набор: ностальгия - это «Ретро», «Здоровье» - понятное дело, такая пирамида Маслоу из человеческих потребностей, «Драйв» - чтобы получить адреналинчику.



Николай Зацепин: Автомобили, мужчины.



Анна Качкаева : «Охота и рыбалка» туда же. «Усадьба» - ну, дом всегда хорош. Про эротику промолчим, она тоже на всех кабельных и прочих каналах болтается. А у вас то, что интригует, то, что создает ощущение…



Этери Ливиева: То, что закрыто.



Анна Качкаева : Да, то, что закрыто. Ну, и скажите, пожалуйста, собственно, этим потребительские ниши или эмоциональные желания человека получить новые развлечения в общем и исчерпываются. Из чего вы делаете вывод, что у «Стрима» будет еще успешных 17 каналов, а у «Совсекретно» - хорошие перспективы?



Этери Ливиева: Ну, можно опять же обратиться к зарубежному опыту и посмотреть количество каналов, которые пользуются наибольшим успехом. Одних «Дискавери» мы насчитаем пять. При том, что это удивительные каналы, и их смотрит совершенно разнообразная публика. И нам до качества «Дискавери» еще летать и летать. При том, что у нас телевидение, правильно совершенно Николай сказал, очень качественное, я имею в виду основные каналы, оно, с моей точки зрения, гораздо интереснее, чем зарубежное. По крайней мере, для меня сейчас. Но для того, чтобы освоить и делать такие программы при том, что они достаточно дорогостоящие, нам еще предстоит очень много работать. Тем не менее, я хочу сказать, что на наш век хватит желающих смотреть так называемые нишевые каналы. Мы вот смотрим, как развивалось дециметровое телевидение. В него тоже: как-то маловероятно, как, что… Но там четко ориентированная аудитория, условно говоря, домохозяйки, мужчины и так далее. Так и здесь, просто здесь количество смотрящих, естественно, может быть, будет меньше.



Анна Качкаева : Не может быть, а очевидно, конечно.



Этери Ливиева: И у тебя будет соответственно свобода выбора. Но ты понимаешь, что именно на этом канале ты можешь посмотреть это, и больше нигде. Только на канале «Совершенно секретно» ты можешь увидеть лица, на которых существуют списки на главных каналах. Им просто туда нет дороги. Вот и все.



Анна Качкаева : Или программы от «Документального расследования» до «Двойного портрета», которые тоже ушли с больших каналов.



Этери Ливиева: Их ушли, они не то что сами ушли. Их ушли. Люди устают и от всевозможных людоедских вот этих программ. Я никого не хочу обидеть, как говорит один из наших, не хотелось бы никого обижать. Но тем не менее, мне кажется, что то что телевидение немножко приближается где-то даже к радийному способу передачи, то есть люди хотят разговаривать – это про «нишевое». Это видно по каналу «Ностальгия», это видно по нашему каналу.



Анна Качкаева : Николай, у вас есть ощущение, что этот небольшое для больших каналов названное вами число домохозяйств – это то, чем удовлетворится и ваш владелец, и в результате у вас будет качественный рекламодатель?



Николай Зацепин: Нет, конечно. Я думаю, что здесь ситуация более глобальная. Можно рассматривать другую ситуацию – улучшение качества прежде всего каналов, улучшение дистрибуционных показателей. К сожалению, рынок кабельного телевидения достаточно ограничен в России. Это в том числе обуславливает стоимость продакшна, который мы можем себе позволить на канале. То есть мы не можем соперничать по качеству с эфиром.



Этери Ливиева: И не нужно.



Николай Зацепин: И не нужно, потому что мы идем в нишу. И в этой связи абонент может позволить нам немножко сэкономить на качестве производства, на спецэффектах, на студии и на декорациях. Но при этом мы будем говорить о том, о чем он хочет услышать.



Анна Качкаева : С новыми людьми, видимо, в том числе.



Николай Зацепин: В том числе и с новыми людьми. Но не это есть краеугольная история. Дело в том, что «Дискавери» такой успешный канал не потому, что у него определенная ниша, а потому что у него дистрибуция глобальная по всему миру. И наша задача – найти правильных партнеров, может быть, на Западе, может быть, самим выйти в глобальную дистрибуцию.



Анна Качкаева : И сделать хороший транспорт, а значит, язык, значит, перевод, значит, все равно качество картинки и ведения, которое бы соответствовало мировому уровню.


Ирина пишет, что «вы все нас уверяете, что питерский канал общедоступен, причем на общей антенне. Ничего подобного, ответили мне в «Мосттелекоме», «это будет тогда, когда захочет сам питерский канал». Неизбежно мы сейчас перейдем все равно к тому:



Этери Ливиева: Питерский канал недоступен.



Анна Качкаева : :как все эти каналы распространяются. Но давайте еще раз объясню, что я имею в виду и мы все под нишевыми, специализированными, тематическими? Когда вы говорите нам «Канал 365», «24 док», канал «Здоровье», «Загадки истории», «Ностальгия», «Про деньги», «Охота и рыбалка», «Парк развлечений», «Меццо», десятки самостоятельных каналов и канал, который пакетирует крупные компании типа «Акадо», «Стрим», «НТВ-плюс» - вот это все и есть те каналы, которые в открытом доступе люди не получают. Они получают их с помощью разного коммуникационного транспорта. И мы уже не один раз говорили в эфире с вами об этой теме. Это и есть так называемое «другое телевидение», куда люди все больше и больше убегают от универсальных каналов. И здесь в эфире были и Роман Столярский, это компания «Ред-медиа», которая тоже производит очень много каналов для кабельно-спутниковых сетей, и Александр Малис, президент «Корбина-ТВ», который работает над телевидением в интернете. И вот сегодня я вам представляю еще двоих руководителей компаний с этого нового рынка, пока вам не очень известного: Этери Ливиева, руководитель компании «Совершенно секретно», который в спутниковом пакете «НТВ-плюс» вещает, и Николай Зацепин, генеральный директор компании «Стрим-контент», которая входит в компанию «Стрим-ТВ»



Николай Зацепин: В «Систему».



Анна Качкаева : Ну, в общем, да. Головная компания - «Система масс-медиа», дальше – «Стрим ТВ» и отдельно – «Стрим –контент». Обеспечивает, короче говоря, контентом пять каналов, которые я уже перечислила: «Ретро», «Здоровье», «Драйв», «Охота и рыбалка» и «Усадьба» и обещает нам еще 12.



Николай Зацепин: Функции «Стрим-контента» не только производить каналы собственного производства и распространять через свои сети, потому что мы их распространяем и в чужие сети тоже. Мы даже дошли до Болгарии уже. Кстати, в этом году в мае-месяце. Но мы еще кроме того занимаемся агрегацией контента. То есть весь контент, который появляется в сетях «АФК-системы», будь то «Комстар», будь то «Комстар директ», будь то «Стрим-ТВ» - все вот эти каналы:



Анна Качкаева : 80 штук.



Николай Зацепин: До 100 доходит уже число.



Анна Качкаева : Ну, вы еще, конечно же, предоставляете возможность смотреть «домашний кинотеатр», интернет.



Николай Зацепин: Видео по запросу, и сейчас работаем над мобильными каналами. Плюс мы еще открыли недавно интернет-портал, видеопортал «Плейстрим.Ру», на котором мы осуществляем потоковое видео по флеш-технологиям. Мы уже можем там транслировать каналы в интернет-среде. Причем мы это делаем вполне легально, то есть у нас есть договора на трансляцию с каналами, у которых есть права на интернет-вещание. Это такая достаточно тонкая тема. У кого-то есть такие права, у кого-то нет. У кого-то ограничения по правам на некоторые программные продукты.


.


Этери Ливиева: Я так поняла, слушателей интересует, каким образом технически они могут подключиться?



Николай Зацепин: Технически выглядит это следующим образом. Если у вас есть широкополосный доступ в интернет в квартире, в офисе, на даче, где угодно, вы можете просто набрать адрес этого портала «Плейстрим.Ру», зайти на закладку «эфир». И вы, имея компьютер, можете видеть это ретрансляционное интернет-телевидение.



Анна Качкаева : Интернет-телевидение – да, но «Стрим-ТВ» как он доставляется? «Стрим-ТВ», так же, как и «Акадо», и «НТВ-плюс» покупается. Коробочка такая есть.



Николай Зацепин: В отличие от «НТВ плюс», который еще, помимо коробочки, требует антенну, в нашей ситуации нужно просто иметь в Москве («Стрим-ТВ» московской версии имеет доступ только через сеть МГТС), если есть розетка МГТС, то, соответственно, можно, докупив коробочку, получить «Стрим-ТВ» в любой московской квартире



Анна Качкаева : А вот в «Стрим-ТВ», кстати, есть и «Пятый канал», и все остальное, там много чего есть.



Николай Зацепин: Все правда. Там есть все.



Этери Ливиева: Я прошу заметить, что это все-таки через телефонную розеточку надо делать. Это одна вещь.



Анна Качкаева : «НТВ-плюс» через тарелочку. А «Акадо» через широкополосный доступ, через проводочки. И тоже такая коробочка с карточкой.



Этери Ливиева: Я просто хочу сказать, что так неравномерно и нерегулярно расположены эти кабельные сети в Москве, что это, я думаю, и вам, и всем тем, кто занимается именно технической стороной дела, доставляет массу всяких неудобств. Но нам обещали, что это будет исправлено в ближайшем будущем. Дело в том, что, например, где-то в районе Люблино, допустим, в новых домах там уже другая сеть, другая конфигурация. И там они принимают и «Пятый канал», допустим, и наш канал «Совершенно секретно».



Николай Зацепин: По эфиру?



Этери Ливиева: По эфиру. А, допустим, где-то в центральных районах нашей столицы…



Анна Качкаева : Этери, я могу, вам составив протекцию, сказать: «А чего вы только на «НТВ-плюс»? Вы предложите Николаю себя в «Стрим».



Николай Зацепин: Кстати, да, мы очень заинтересованы.



Этери Ливиева: А мы еще в системе «НКС» распространяемся.



Анна Качкаева : Ну, а так надо распространяться везде. Это я к разговору о востребованности содержания… Какая разница транспорту куда везти?



Этери Ливиева: Никакой.



Анна Качкаева : Главное, чтобы содержание было хорошим.



Николай Зацепин: Вы знаете, на самом деле, это философский вопрос – является ли канал драйвером подключения к той или иной сети? То есть если в сети «Стрим-ТВ» нет канала «Совершенно секретно», страдают ли от этого абоненты? Или если есть канал в сети «Мостелеком» или на платформе «НТВ-плюс», является ли канал «Совершенно секретно» стимулятором для подключения этого канала. На сегодняшний день, с моей точки зрения, это не имеет пока значения. Потому что в большинстве своем, мы с вами до эфира разговаривали, мы с вами по эфиру в городе Москва не можем принимать достаточное количество телеканалов, которые есть в эфире, в связи с тем, что где-то деревья высокие, где-то дома, где-то еще какие-то проблемы. А если посмотреть на всю страну, то людей, которые принимают два канала и не больше, их большинство.



Анна Качкаева : Да, конечно.



Николай Зацепин: И соответственно, как только в город приходит кабельная сеть, начинает строить даже не по очень хорошей технологии способы доставки 15-17 каналов, это уже является, наличие хотя бы этих эфирных каналов, которые мы уже привыкли как вроде видеть в городе, в столице, это уже является серьезнейшим драйвером для подключения кабельной сети. И уже не важно, канал «Дисней» дополнительный, канал «Совершенно секретно» или что-то другое. Это сегодняшняя ситуация. Но не значит, что она продлится всегда. Я думаю, что рынок растет так быстро, что через два-три года люди будут конкретно смотреть.



Этери Ливиева: Я не соглашусь только с тем, что вы сказали, что должно быть разнообразие. То есть можно подключиться к такой системе, которая дает 15 каналов «Дискавери» и 8 «Дисней». А когда есть некое разнообразие: и такой, и такой, и такой в пакете, это, я думаю, что и продать выгоднее.



Николай Зацепин: Да, безусловно. Я не совсем это имел в виду. Я имел в виду, что драйвер – все-таки российские эфирные каналы сумасшедшего качества. То есть те, которые ни один из нишевых каналов, тот же «Дискавери», перебить не может.



Анна Качкаева : То есть, Николай, можно ли считать, что по-прежнему конкурентами, что бы мы тут ни говорили, остаются а) открытые универсальные большие каналы – вот эта вот тройка, и ничего с этим пока поделать нельзя.



Этери Ливиева: Нет, абсолютно не так.



Николай Зацепин: Нет, это не значит, что они наши конкуренты. Мы не на их поле, мы не работаем на их поле. То есть если бы мы сейчас попробовали конкурировать с Первым каналом, ВГТРК и другими из первой пятерки, мы бы не смогли свести концы с концами.



Этери Ливиева: Задачи даже такой нет.



Анна Качкаева : Ну, хорошо, а конкуренты в вашей нише тогда кто? «Артмедиа», «Ред-медиа»?



Этери Ливиева: Конечно.



Николай Зацепин: Конечно.



Анна Качкаева : «Совершенно секретно»?



Этери Ливиева: У нас нет конкурентов. В том смысле, что у нас…



Анна Качкаева : В смысле ниши.



Этери Ливиева: Абсолютно, я в этом смысле имею в виду.



Николай Зацепин: Согласен. Это сложная тема, надо иметь штатных квалифицированных журналистов.



Анна Качкаева : Историю, архив.



Николай Зацепин: И главное, кстати, очень важно – бренд. Бренд «Совершенно секретно» - это очень серьезная штука. Поэтому… Это, знаете, как машина зарабатывания денег. Журнал «Космополитен» в России конкретно является машинкой, лицензией для зарабатывания денег. То есть у тебя есть лицензия – ты зарабатываешь деньги.



Этери Ливиева: Хоть на коктейлях.



Николай Зацепин: То же самое будет с каналом «Космополитен». Если выйдет телевизионный канал «Космополитен» в России, это будет машинка для зарабатывания денег, потому что бренд хороший.



Этери Ливиева: Абсолютно.



Николай Зацепин: То же самое с «Совершенно секретно». Да, у нас была немножко другая ситуация, мы работали не под существующим брендом «Охота и рыбалка», но под существующими понятиями. Поэтому это и выстрелило. «Здоровье» - так здоровье.



Этери Ливиева: Николай, я еще хотела вас попросить поговорить на тему все-таки бизнеса. Я имею в виду, когда наши каналы будут приносить, что называется большие прибыли, большие деньги? И второе, по поводу рекламы. Насколько я знаю, в прошлом году объем рекламы составил примерные цифры 25 миллионов долларов.



Николай Зацепин: Да, в этом – 50.



Этери Ливиева: Именно что касается кабельных нишевых каналов. То есть здесь развивается эта ситуация. И это очень хорошо. И сейчас, по-моему, «Гэллап-медиа» начали мерить.



Николай Зацепин: Сложная очень ситуация. Мы на этот рынок очень внимательно смотрим. Я имею в виду на рынок рекламный, в том числе, и работаем для привлечения рекламы на наши каналы. К сожалению, не так все идет здорово, как хотелось бы. В основном это связано с тем, что система замеров не совсем адекватна, которая существует.



Этери Ливиева: Она и для больших каналов не совсем адекватна.



Николай Зацепин: Дело в том, что, с моей точки зрения, стоимость контакта на кабельном нишевом канале она существенно выше, чем стоимость контакта на эфире.



Анна Качкаева : Да, потому что аудитория очень конкретная сюда пришла.



Николай Зацепин: Более того, если мы посмотрим на конкретный черный отток абонента во время просмотра рекламы с эфирных или с кабельных каналов - а у нас наша система московская позволяет мониторить каждую секунду поведение абонента на том или ином канале - то мы увидим то, что эффект рекламы, размещенной не важно на каком эфирном канале, существенно ниже, чем он ожидается. Потому что в это время абонент начинает серфить по другим каналам.



Этери Ливиева: Абсолютно.



Николай Зацепин: В связи с тем, что телевизор обладает достаточно быстрым откликом переключения программ, не составляет труда уйти на другой канал. В то время как кабельное телевидение, к сожалению или к счастью, имеет достаточно медленное реагирование на каналы. И оно нишевое. И соответственно, реклама воспринимается на кабельном канале, так как мы специально размещаем рекламу, которая комплиментарна нише, или как полезная информация.



Этери Ливиева: А вот действительно ли алкоголь и табак можно рекламировать на кабельном телевидении?



Николай Зацепин: Знаете, я против табака уж точно.



Этери Ливиева: Я против алкоголя.



Николай Зацепин: И против алкоголя тоже. Но дело в том, что мы запросили официально ФАС и получили однозначный ответ, что если каналы кодируются, то мы можем это делать.



Анна Качкаева : Но, тем не менее, мне это все равно не нравится. Хотя понятно, что это происходит.



Этери Ливиева: Нам это тоже не нравится, я просто говорю, что есть некие отличия.



Анна Качкаева : Это отличие, да. А скажите, пожалуйста, глядя на ваши традиционные программы - у вас же много программ выходили:



Этери Ливиева: :и выходят:



Анна Качкаева : :на большой общедоступный экран - и они же идут на «нишевом» канале - что-то с вашим потребителем произошло, он изменился? Потому что действительно ваши системы гораздо более легко улавливают, кто этот персонаж. Потому что он подписался как подписчик, дал свой не только адрес, но известен и его возраст, пол, интересы. То есть про него понятно больше, чем просто в рейтинговых замерах.



Этери Ливиева: Я бы сказала, что мы вновь обрели свою аудиторию, которая была когда-то на канале «Россия», которая была когда-то на канале НТВ, еще с Артемом Боровиком. Потом эта аудитория была в большей степени потеряна, потому что то, что мы делали и делаем на больших каналах и даже на нашем любимом «Пятом» питерском канале, все равно подвержено определенной категории проверок, редактирования и так далее. И тематически это совершенно другая история. Поэтому возвращение к этому жанру для нас было абсолютной неожиданностью. Мы думали, как строить канал, уже имея опыт работы на больших каналах. Оказывается, что это совсем другое, абсолютно другое. И вот этот зритель, который нам пишет, который с нами как-то связан:



Анна Качкаева : :вступает в контакт, интерактивности здесь гораздо больше, конечно.



Этери Ливиева: Да, это, конечно, вещь такая. И, конечно, мы почувствовали…



Анна Качкаева : Он моложе, старше, или он тот, которого вы себе и представляли?



Этери Ливиева: Он немолодой, я бы сказала, это не молодой зритель, это где-то начиная с 40 лет, наверное, зритель и дальше, что называется, со всеми остановками. Образованный зритель, это мужчины и женщины, как выяснилось. Мы думали, что это скорее мужчины, чем женщины.



Анна Качкаева : Ну, а вы, Николай. Эта пятерочка вам позволяет покрыть всякие аудиторные ниши.



Николай Зацепин: Ну, нет, конечно. Поэтому мы и хотим делать гораздо больше каналов.



Анна Качкаева : А вот какие?



Николай Зацепин: Этот вопрос он такой опять же – небольшая тайна. Это во-первых. Во-вторых, все-таки мы должны прежде всего опираться на экономику, с моей точки зрения.



Анна Качкаева : Правильно, поскольку к вам весной еще присоединился крупный производитель киношно-сериальный, «РВС» .




Этери Ливиева: Анна, вы как раз говорили… Кстати, каналы, которые наполнены исключительно кино, исключительно зарубежным кино или нашими сериалами – вот конкуренты, с моей точки зрения. Для нас они конкуренты, потому что они забирают наибольшее количество зрителей, которые любят сидеть и тупо смотреть кино не в смысле, что это плохо.



Николай Зацепин: Соглашусь с кино, потому что популярность кинопоказа никто не отменял. Например, канал «Ретро» - тот, который мы производим, мы немножко поменяли сеточку, взяли фильмов классических старых хороших, и у нас рейтинг вырос просто в шесть раз.



Этери Ливиева: Безусловно.



Николай Зацепин: Это такая неубиваемая тема, конечно. Другое дело, что когда речь идет об иностранных каналах, которые можно позволить себе в сетях региональных, где стоимость абонентской платы не настолько высокая, как, например, на платформе НТВ, позволить себе дорогой иностранный телевизионный канал невозможно. Потому что нет экономики. Соответственно, сейчас мы все больше и больше видим тенденцию, что даже иностранцы, заходящие на российский рынок, пытаются локализовывать контент, производить часть контента или закупать часть российского контента для своих каналов. Потому что в связи с бумированием этого бизнеса в России, кабельного бизнеса в России, стоимость на контент, инфляция стоимости контента.



Этери Ливиева: Ты знаешь, что такое бумировать?



Николай Зацепин: Увеличение, прошу прощения заранее у слушателей постфактум. Дело в том, что стоимость контента невероятно выросла за последние пару лет. Соответственно, сейчас даже крупные западные производители…



Анна Качкаева : Яков из Москвы, вы в эфире.



Слушатель: Смотрю я «Евроспорт» очень много лет и смотрю я по «Космос-ТВ», у меня самый маленький пакет. Я там практически ничего не смотрю, мне просто неинтересно. Смотрю я «Совершенно секретно» в эфирном канале и тоже периодически, только беседы, когда там Кучер или кто-то еще беседует. И то если мне интересен гость. Второе, мне бы очень хотелось смотреть «НТВ плюс» «Теннис», но смотреть я его не могу на «Ностальгии», потому что очень дорогая абонентская плата, дикая совершенно. Я не могу себе этого позволить. И если бы, например, то же самое «НТВ плюс» сделало какой-нибудь пакет только спортивный, а без какой-то обязаловки. 200-300 рублей, что я плачу в «Космос-ТВ», но я смотрел бы 2-3 канала, которые мне интересны. Но этого, к сожалению, нет. Анна, вы никогда не приглашаете, такой есть из «Литературной газеты» Кондрашов, который ведет рубрику «Телевидение». Я понимаю, что человек придерживается других по сравнению с Радио Свобода взглядов. Но просто ради приличия…



Анна Качкаева : Просто этот автор не входит в круг моего ежедневного чтения. Спасибо, что сказали, я обязательно посмотрю. Сергей Сергеевич из Москвы, мы вас слушаем.



Слушатель: Редкий радиослушатель не в категории инвалидов тела, души и экономических инвалидов, которые смотрят не первые три или четыре канала по телевизору, завещанному дедушкой Лениным. Мысль у меня первая вот такая. Мне много месяцев назад хотелось бы сказать, что телеканалов должно быть очень много, в результате этого должна быть хорошая конкуренция, телевизионщики должны были хорошо перегрызться, и в результате этого должен выкристаллизоваться какой-то общественный телеканал, общедоступный.



Анна Качкаева : А что вы смотрите из нишевых тематических?



Слушатель: Это сложно сказать, потому что у меня в коридоре есть розетка, которая обслуживает «Мостелеком». По нему я смотрю 22 телевизионных канала. Это эфирные каналы, общедоступные, бесплатные для всех. И я всегда удивляюсь, почему общефедеральные общедоступные бесплатные каналы, такие как «Звезда» и «Пятый канал», люди не смотрят, и им недоступно? Это общефедеральные каналы, они очень конкурентные, содержательные, не хуже первого и второго.



Анна Качкаева : В том то и дело, что они считаются универсальными и в общем общедоступными, потому что они получали лицензии как открытые каналы. В принципе их кабель и спутник заводит в сети. Но просто они все равно не как Первая, Вторая, Третья кнопка. Это тоже правда.



Этери Ливиева: Их не видно по Москве в основном.



Анна Качкаева : Где-то по Москве не видно, где-то их не видно в других городах. Понятно, что у нас пока, у части слушателей и зрителей представление о том, что другое телевидение – это «Домашний», «Звезда», «Петербург», потому что они недавно появились, и их еще не очень видно, и они попадают в разные места через разный транспорт коммуникационный. Эти каналы уже тоже смотрит, но еще пока различать не научились. Но все-таки существенный вопрос по поводу денег и по поводу более что ли удобного пакетирования, более дешевого, более тематического.



Этери Ливиева: Это очень важный вопрос на самом деле.



Николай Зацепин: Да, это очень важный вопрос. Дело в том, что не секрет, что пакетирование в том числе – это некий механизм поднятия дохода с абонента в том числе. И где-то что-то какие-то каналы являются драверами, какие-то не являются драверами. И соответственно, ориентирование на ту или иную аудиторию, проживающую в том или ином регионе, где ты занимаешься пакетированием, это существенная часть работы кабельного оператора. Но я считаю, что в недалеком будущем, особенно когда большинство кабельных сетей перейдут в цифровой режим, когда возможно будет делать детальное пакетирование. То есть во многих регионах, чтобы было понятно, мы просто физически не можем пакетировать. Мы даем либо все сразу, и соответственно, понимаем, что все сразу все позволить не могут, поэтому мы должны ограничивать качество каналов или количество определенной суммой денег, на которую мы можем рассчитывать от абонента. Либо мы должны перевести в цифру свои сети и иметь универсальную возможность пакетирования вплоть до каждого конкретного канала. И тогда каждый человек сможет выбрать для себя идеальный пакет именно того телевидения, которое он хотел. Это первый этап развития телевидения.


Второй этап развития телевидения, когда, вероятно, будет все переведено в режим по запросу, введен деманд, кроме эфирных каналов…



Анна Качкаева : Сейчас опять будут слушатели ругаться про наши с вами «дистрибьюцию, бренды и видеодеманд». Пытайтесь привыкайть…



Николай Зацепин: Видео по запросу.



Этери Ливиева: Нет, человек задал конкретный вопрос, что дорого.



Анна Качкаева : Игорь, вы в эфире.



Слушатель: Действительно, полностью забумирован…



Анна Качкаева : У нас у Николая крещение первое в эфире, и будет он «бумер» теперь.



Слушатель: Я знаю этот язык, я могу перевести половину терминов. У меня действительно, вопросы, как вы бумируете. Я звоню на «Стрим», который вы представляете, выделенный канал интернет, а мне отвечают: «120 каналов хотите?» Я говорю: «Не хочу, давайте мне интернет». «Интернета нет, 120 каналов». Зачем мне ваши 120 каналов? И вот этот разговор идет по кругу. У меня 30 каналов, смотрю на самом деле три. Дело не в том, что денег нет, но не хочется. У нас есть бесплатное телевидение, да, оно бесплатное, я смотрю рекламу. Вот платное телевидение – нам в контент ту же самую рекламу. Ничего не понимаю! Или оно платное, или оно бесплатное, где у вас контент?



Анна Качкаева : То есть хотите сказать, что на каналах «Стрим» много рекламы, так я вас понимаю?



Слушатель: Там почему-то есть реклама. Я плачу, почему мне «Стрим» навязывает к Интернету каналы…



Анна Качкаева : У вас есть отдельно интернет, вы не хотите покупать дополнительные каналы.



Слушатель: А мне навязывают: «Купите эти каналы». Я не могу интернет купить без этого.



Николай Зацепин: На самом деле, вы можете получить интернет без телевидения. Если у вас какие-то сложности с этим возникли, может быть, вы в редакции оставите телефон.



Анна Качкаева : И разберутся, кто там вам не так отвечает. Хотя Владимир пишет, что «работа компаний «Стрим» и «Акадо» напоминает работу дешевых… в пивных. Они не выполняют свои обязательства по работе с клиентами. Это худший пример для работы с российским населением». Владимир, вы давайте тогда конкретно присылайте, и мы Николаю передадим ваши претензии.



Николай Зацепин: А я передам оператору.



Этери Ливиева: Здоровая критика.



Анна Качкаева : Понимаете, в чем разница? За то, как вас подключают и обслуживают, Николай не несет ответственности, так же, как и Этери не несет. Они отвечают за содержание каналов, которые вы видите. Нам с вами придется учиться этой терминологии, потому что есть теперь операторы, есть те, кто производят, и есть те, кто это еще все собирает. Агрегатор – есть такое слово, к которому тоже надо приучаться. Я думаю, что мы еще с вами соберемся, чтобы разговаривать на тему «другого» телевидения и всякие новые слова слушателей попросим выучить.


XS
SM
MD
LG