Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Третий срок»: роль прецедента в борьбе за Белый Дом.






Александр Генис: Вопрос об исторических прецедентах, один из которых мы только что подробно обсуждали - отнюдь не академическая проблема в сегодняшней политической ситуации. Прошлое может определить будущее в нынешней президентской кампании. Каждый из кандидатов стремится описать своего соперника через его предшественника. Так, главный боевой девиз демократической партии – «Маккейн: третий срок Буша». То есть, если вы голосуете за республиканцев, будет то же, что было последние восемь лет.


Маккейн попытался ответить тем же, заявив: «Обама: второй срок Картера». Беда, правда, в том, что значительная часть сторонников Обамы по молодости лет не помнит годы картерского президентства и связанные с той эпохой кризисы.


Так или иначе, история – давняя и недавняя – обещает сыграть важную роль в предвыборной борьбе. Этой теме посвящен очередной эпизод радио-сериала Владимира Абаринова.




Владимир Абаринов: Когда сенатор Джон Маккейн обеспечил себе на первичных выборах номинацию от Республиканской партии, президент Буш пригласил его в Белый Дом и объявил, что поддерживает его кандидатуру. Однако журналисты тотчас подпортили праздничное настроение и президенту, и кандидату.



Вопрос: Господин президент, как много вы намерены сделать для сенатора Маккейна? Не думаете ли вы, что в отдельных вопросах ваша помощь способна на самом деле не столько помочь, сколько повредить ему?





Джордж Буш: Послушайте, возможно, мое присутствие и моя поддержка помогают ему, возможно, ему поможет, если я буду против него – так или иначе, я хочу, чтобы он выиграл. Это вечный вопрос, на который вынужден отвечать каждый президент. Но голосовать-то будут не за меня. Я уже отработал свое в Овальном кабинете. Приобрел, между прочим, потрясающий опыт.




Владимир Абаринов: Эта проблема неизбежно встает перед кандидатом, чей однопартиец занимает пост главы государства. Даже если президентство было успешным, преемственность курса – не самый удачный предвыборный ход.


В 1988 году отец нынешнего президента, Джордж Герберт Уолкер Буш, счел необходимым в своей речи на съезде отмежеваться от Рональда Рейгана. Рейтинг президента Рейгана превышал тогда 50 процентов, рейтинг нынешнего президента – 28 процентов. Поэтому оппоненты Джона Маккейна стремятся закрепить в сознании избирателей эту ассоциацию: президент Маккейн – это продолжение политики Джорджа Буша. Председатель национального комитета Демократической партии Говард Дин.




Говард Дин: Сенатор Маккейн в значительной мере олицетворяет всё ту же провальную политику Буша, которую американский народ уже отверг. Суть дела состоит в том, что сенатор Маккейн – один из самых верных союзников Джорджа Буша, голосовавший за его предложения в 95 процентах случаев - чаще, чем любой другой сенатор.




Владимир Абаринов: Отсюда – логический ход, в котором по-своему преломилась столь острая для России в начале года тема третьего срока.




Говард Дин: Наша партия сегодня едина. Мы сосредоточены на том, чтобы покончить с идеей третьего срока Буша, ибо именно это мы получим, если президентом станет Джон Маккейн.




Владимир Абаринов: Эта удачная находка повторяется на все лады и прессой, и советниками кандидата демократов, и самим Бараком Обамой.




Барак Обама: Он сегодня устраивает сбор пожертвований с участием Джорджа Буша при закрытых дверях в Аризоне. Никаких камер. Никаких репортеров. Мы с вами знаем причину. Сенатор Маккейн не хочет, чтобы его видели лебезящим перед президентом, чью провальную политику он обещает продолжать еще четыре года.




Владимир Абаринов: В конечном счете, кандидат республиканцев все же дистанцировался от действующего президента.




Джон Маккейн: Вы слышите от моего соперника в каждой речи, в каждом интервью, в каждом пресс-релизе, что я избираюсь на третий срок президента Буша. Почему сенатор Обама считает, что это так важно – повторять эту идею снова и снова? Да потому, что он знает: очень трудно заставить американцев поверить в то, во что не веришь сам. Но американский народ знает меня не первый день. Американцы знают мой длинный послужной список решения вопросов на внепартийной основе. Они видели, что я ставлю интересы страны выше любого президента, выше интересов любой партии, любой группы, выше своих собственных интересов.




Владимир Абаринов: Насколько справедливы утверждения, что президентство Маккейна будет третьим сроком Буша? На этот вопрос отвечает специалист по законодательной политике Джек Питни, профессор колледжа Клермонт Маккенна в Калифорнии.




Джек Питни: Позиция Джона Маккейна в таких вопросах, как, например, экология очень сильно отличается от политики администрации Буша. От Маккейна можно ожидать бóльшего внимания к проблеме глобального потепления. Маккейн, разумеется, сторонник реформы финансирования избирательных кампаний и будет оставаться таковым в Белом Доме.




Владимир Абаринов: К этому списку можно добавить поддержку Маккейном федерального финансирования исследований стволовых клеток человека, его более терпимое отношение к абортам. Но есть сфера, в которой Маккейн прежде был оппонентом Джорджа Буша, а ныне стал его сторонником. Эта сфера – налогообложение. В свое время сенатор Маккейн голосовал против сокращения налогов, предложенного президентом. А теперь говорит, что низкие налоги надо во что бы то ни стало сохранить и даже ввести дополнительные сокращения. Чем объясняется такая перемена? Джек Питни.




Джек Питни: Позицию Маккейна можно охарактеризовать как беспринципность, если вы его противник, или как эволюцию взглядов, если вы его сторонник. Если бы он оставался резким критиком сокращения налогов, он, вполне возможно, не выиграл бы номинацию от Республиканской партии.




Владимир Абаринов: Ну а для сенатора Обамы налоговый план Маккейна – основание усилить полемический прием.




Барак Обама: Я говорил, что Джон Маккейн избирается на третий срок Буша. Но когда речь заходит о налогах, это звучит несправедливо по отношению к Джорджу Бушу. Сенатор Маккейн хочет добавить еще 300 миллиардов долларов в виде налоговых послаблений и лазеек крупным корпорациям и самым богатым американцам.




Владимир Абаринов: В американской истории сколько угодно образцов для подражания. Но президентов выбирают не за сходство с предшественниками, а за яркую неповторимую индивидуальность.



XS
SM
MD
LG