Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кризис в Зимбабве. Почему Дмитрий Медведев не выдержал экзамена Большой Восьмерки


1. Мы выражаем глубокую озабоченность по поводу ситуации в Зимбабве. Мы выражаем сожаление тем, что власти Зимбабве пошли на проведение президентских выборов, несмотря на отсутствие, вследствие систематического насилия, препон и запугивания, надлежащих условий для свободного и справедливого волеизъявления.


2. Мы не признаём законности любого правительства, которое не отражает волю народа Зимбабве.


3. Мы настоятельно призываем зимбабвийские власти работать с оппозицией в целях скорейшего достижения мирного разрешения кризиса. Важно, чтобы любые посреднические действия осуществлялись в соответствии с результатами выборов, состоявшихся 29 марта 2008 года. /…/


5. Мы глубоко обеспокоены гуманитарной ситуацией в Зимбабве. Зимбабвийские власти должны разрешить незамедлительное возобновление гуманитарных операций и предоставить полный и недискриминационный доступ к гуманитарной помощи для предотвращения страданий наиболее уязвимых слоёв населения Зимбабве.


6. /…/Мы предпримем дальнейшие шаги, в том числе финансовые и другие меры в отношении лиц, ответственных за насилие.



Ирина Лагунина: Это Заявление по Зимбабве принято главами государств и правительств стран «Группы восьми» 9 июля 2008 года. Я нашла этот официальный перевод на сайте президента России. И да, Дмитрий Медведев подписался под этим заявлением, которое мы представили здесь в несколько сокращенном варианте. О вот выдержки из проекта резолюции Совета Безопасности ООН по Зимбабве, на которую Россия наложила вето через два дня после того, как президент Медведев поставил свою подпись под заявлением «Большой Восьмерки».



Выражая серьезную озабоченность нарушениями в ходе президентских выборов 27 июня, насилием и запугиванием в ходе предвыборной кампании, которые привели к тому, что провести свободные и честные выборы не представлялось возможным, и созданием атмосферы, при которой международные наблюдатели не могли свободно работать перед и в момент голосования 27 июня;


Выражая серьезную озабоченность по поводу тяжелой гуманитарной ситуации в Зимбабве, которая усугубляется тем, что правительство Зимбабве использует продовольственную помощь в качестве политического инструмента и прекратило программы гуманитарной помощи, которые проводили международные и неправительственные организации, как и тем, что этот запрет лишает людей, особенно наиболее нуждающихся, включая вынужденных переселенцев из-за насилия в стране, женщин, детей и сирот, элементарной гуманитарной помощи;


Осуждая насилие и убийства, которые привели к появлению тысяч внутренних переселенцев в Зимбабве, многие из которых вынуждены были найти убежище в соседних странах;


Осуждая также внесудебные аресты, запрет на свободу собрания, захват автомашин, угрозы, запугивание и насилие против сторонников оппозиционных партий, как и постоянные аресты и задержание лидеров оппозиции;


Постановляет , что все государства-члены ООН должны предпринять соответствующие меры, чтобы предотвратить прямые и непрямые поставки в Зимбабве /…/ оружия и сопутствующих материалов, включая оружие, амуницию, военную технику и оборудование, оборудование для полувоенных формирований и запасных частей ко всему перечисленному выше;


Постановляет также , что все государства-члены ООН должны предпринять необходимые меры по отношению к физическим и юридическим лицам, указанным в приложении /…/, с тем, чтобы не дать им возможность въезда или транзита через их территории. /…/ безотлагательно заморозить их счета, финансовые активы и экономические ресурсы на территориях государств-членов ООН в день принятия этой резолюции…



Ирина Лагунина: Собственно, вот и все меры давления, которые предлагали ввести США. Все товары гуманитарного значения, как специально оговорено в документе, под действие этой резолюции не подпадают. Еще Совет Безопасности ООН этой резолюцией назначить специального представителя генерального секретаря ООН по Зимбабве для посредничества в переговорах между правительством и оппозицией.


В приложении в списке лиц, на счета и перемещение которых предлагалось наложить санкции, под номером один стоит сам президент Зимбабве Роберт Мугабе. Большинство остальных – руководящие сотрудники служб безопасности.


Второй тур президентских выборов в Зимбабве, о котором идет речь в документах, проходил при таком насилии против оппозиции, что оппозиция в конечном итоге решила не принимать участие в этом голосовании. Несколько фактов о Зимбабве. Это страна с населением в 13 миллионов человек, 18 процентов из которых заражены ВИЧ-инфекцией. Средняя продолжительность жизни не дотягивает до 43 лет. Остальные статистические данные об этой стране, которыми располагают международные организации системы ООН, относятся к 2003-2004 годам, так что сейчас лишены смысла, потому что ситуация в стране ухудшается день ото дня. По данным Международного валютного фонда инфляция в Зимбабве за прошлый год составила 115 тысяч процентов. Правда, в феврале 2007 года Центральный банк страны объявил инфляцию нелегальной, пытаясь так заморозить рост цен. Результатом было только полное исчезновение всех продуктов питания, голод и потрясшие мир видеорепортажи о том, как люди отлавливают и жарят крыс.


Эта страна была в свое время процветающей и кормила немало соседей по африканскому континенту. До тех пор, пока Мугабе не повел кампанию расизма против белых фермеров, целью которой было на самом деле передать эти фермы своим приближенным. В итоге после 28 лет его правления страна оказалась полностью разорена.


Мы беседуем с членом Международной коллегии адвокатов, юристом из Зимбабве Гугулету Мойо. Как скажется наложенное Россией и Китаем вето на резолюцию ООН на ситуации в Зимбабве?



Гугулету Мойо : Для многих в Зимбабве это было большим огорчением, потому что Роберт Мугабе и его партия сейчас, конечно же, празднуют то, что они расценивают как поражение их врагов на Западе, в особенности Великобритании и США. И они чувствуют себя сейчас на высоте. Так что похоже, что Мугабе на какое-то время получил передышку, санкции ООН ему уже не грозят и ему уже не надо смягчать свою позицию, сильного давления на него никто не оказывает.



Ирина Лагунина: Если говорить о смягчении позиции… Какие нарушения прав человека, которые происходят в стране сейчас, вы бы выделили как наиболее серьезные?



Гугулету Мойо : Сложно даже сказать, какие из них наиболее серьезны. Список охватывает все – от убийств и пыток до того, что людям не дают продукты питания. Но в первую очередь я бы все-таки выделила политические и социальные права. Люди не могут говорить открыто о политике, да они больше и не хотят о ней говорить. Правящая партия доминирует на политической сцене, а если вы – член оппозиции или если вас считают членом оппозиции, то ваша жизнь или жизнь ваших близких под угрозой. А страдают в результате простые люди. В Зимбабве самый высокий уровень инфляции в мире. Почти половина населения нуждается в продовольственной помощи, потому что правительство Зимбабве не может накормить собственный народ. Почти 4 миллиона человек из 12 миллионов покинули страну – это самый высокий в процентном соотношении показатель в мире. Люди покинули страну, потому что в ней невозможно выжить. Мы имеем дело с серьезным гуманитарным кризисом, а международное сообщество оказалось не в состоянии предпринять хоть какой-то серьезный шаг против правительства Роберта Мугабе.



Ирина Лагунина: Вы сказали, что людям, особенно членам оппозиционного движения, не дают возможности получать продукты питания. Как этот механизм действует на практике?



Гугулету Мойо : Да, частично это происходит по политическим причинам. Правительство сейчас контролирует распределение продуктов питания. А как я уже сказала, почти половина населения страны живет за счет продовольственной помощи. И очень часто люди, которые не поддерживают правящую партию, у которых нет партийного билета и которые не голосовали за нее, просто не получают еду. Ведущие правозащитные организации как Human Rights Watch и Международная амнистия собрали документы, подтверждающие эту политику. Да и местные неправительственные организации говорят о том, что если ты не поддерживаешь правящую партию, то часто ты не получаешь еду.



Ирина Лагунина: Гугулету Мойо, член Международной коллегии адвокатов. После того, как Роберт Мугабе выдворил из страны международные гуманитарные организации и начал кампанию против собственных неправительственных организаций, многие из них переехали в Южную Африку и пытаются наладить работу из этой соседней страны. Именно в Йоханнесбурге я нашла и активиста Коалиции «Кризис в Зимбабве» Никсона Ньикадзино.



Никсон Ньикадзино : Около трех недель назад правительство отобрало лицензии у неправительственных организаций, особенно у тех, кто занимается гуманитарной помощью, так что сейчас судьба людей зависит только от властей. А против правозащитных организаций, против тех, кто борется с коррупцией, отстаивает права человека и демократию, проводятся рейды. Силы безопасности и полиция изымают документы, компьютеры, файлы. Так что мы уже не можем помогать тем, кто в этой помощи нуждается.



Ирина Лагунина: То есть даже те гуманитарные организации, которые просто выявляли потребности населения в гуманитарной помощи, уже не работают. Насколько серьезно стоит проблема нехватки продовольствия?



Никсон Ньикадзино : Я даже не знаю, какими словами это описать. Если и есть какая-то еда, то она настолько дорого стоит, что большинство людей просто не могут себе позволить купить ее. Так что можно с уверенностью сказать, что 90 процентов населения Зимбабве лишены доступа к продовольствию.



Ирина Лагунина: На чем основана ваша цифра в 90 процентов?



Никсон Ньикадзино : Почти 90 процентов населения сейчас безработные. Они как-то промышляют, что дает им возможность что-то есть хотя бы один раз в день. А государственные служащие, например, учителя, получают сейчас 80 миллиардов зимбабвийских долларов, на что можно купить 2 батона хлеба и одну пинту молока.



Ирина Лагунина: Британская пинта – это чуть больше поллитра. Мы беседовали с членом неправительственной организации «Кризис в Зимбабве» Никсоном Ньикадзино. Вернусь к разговору с юристом, членом Международной коллегии адвокатов Гугулету Мойо. Россия объяснила свое решение наложить вето на резолюцию тем, что предложенный документ, якобы, является «вмешательством во внутренние дела» Зимбабве, а следовательно, противоречит уставу ООН. Вы – юрист, как бы вы ответили на такой аргумент?



Гугулету Мойо : По-моему, многих это объяснение весьма удивило, потому что те, кто наблюдает за работой ООН, знают, что Совет Безопасности ООН как раз и должен вмешиваться в такие ситуации, которая сложилась в Зимбабве. В 2005 Совет Безопасности ООН принял резолюцию, которая гласит, что если государство, если правительство несет ответственность за гуманитарный кризис и не хочет или не может защитить собственный народ, Совет Безопасности ООН обязан вмешаться. Так что подобные полномочия у Совета Безопасности ООН есть. Помимо этого в данном случае есть все основания сказать, что Зимбабве представляет опасность для мира и стабильности в регионе, потому что беженцы из Зимбабве порождают нестабильность в соседних странах. И Южная Африка – яркий тому пример.



Ирина Лагунина: Мы беседовали с членом Международной коллегии адвокатов Гугулету Мойо. Не случайно вето, наложенное Россией и Китаем на резолюцию Совета Безопасности ООН, многие организации и комментаторы в мире сочли аморальным. А в понедельник прокурор Международного уголовного суда в Гааге вынес обвинение против человека, спровоцировавшего еще один гуманитарный кризис, - против президента Судана. Интересно, выступил бы прокурор со столь жестким обвинением в случае Омара аль-Башира, если бы Россия не решила попустительствовать кризису, развязанному Робертом Мугабе, и не выхолостила бы настолько такой международный орган, как Совет Безопасности ООН. Впрочем, о Судане и Дарфуре мы поговорим в следующем выпуске нашей программы.


XS
SM
MD
LG