Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Георгий Сатаров: "У Дмитрия Медведева нет никаких политических опор"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие известный российский социолог и политолог Георгий Сатаров.



Андрей Шарый : Между делами Михаила Ходорковского и тем иском, который подавала Компартия России напротив Центральной избирательной комиссии, внешне мало общего. Они связаны между собой, пожалуй, лишь общим пониманием в экспертном сообществе того обстоятельства, что судебная власть в России зависит от власти исполнительной. Я попросил комментарий известного российского социолога и политолога Георгия Сатарова.


Теория – хороший царь, плохие бояре – применительно к Дмитрию Медведеву. Как вы считаете, есть ли основания полагать, что курс с приходом Дмитрия Медведева изменится в сторону верховенства закона?



Георгий Сатаров : Пока кроме слов Медведева и неких телодвижений должностных лиц, которые что-то пытаются в этих словах усмотреть (принимать решение в соответствие с этими словами, например, вроде решения Конституционного суда), больше ничего нет. Поэтому я как человек скептический, пока смотрю на это с более чем осторожным оптимизмом, если угодно. Понятно, что появляется немало попыток где-то использовать его заявления, дескать, господин президент, если вы сказали «а», то нужно говорить и «б». Что касается адвокатов Ходорковского, то я считаю, что они должны использовать любую возможность для того, чтобы их клиент оказался на свободе. В том числе они используют и это.



Андрей Шарый : С точки зрения людей, критически относящихся к режиму Владимира Путина и к преемнику его, Дмитрию Медведеву, в нынешней ситуации верно вызывать Медведева на сотрудничество или продолжать жесткую критику власти, дожидаясь того момента, когда Медведев отреагирует?



Георгий Сатаров : Понимаете, что значит – жесткая критика? Критика должна быть адекватной, а не жесткой или мягкой. Иногда бывает ситуация, когда и критика бесполезна. Это понятно. Что касается Медведева, я считаю, что нужно использовать все возможности для того, чтобы повлиять на «б», когда Медведев говорит «а».



Андрей Шарый : Вам понятен Медведев-политик?



Георгий Сатаров : Нет. Я не думаю, что наша главная задача – изучать Медведева как политика. Я не считаю, что существует единственное универсальное решение для всех по поводу выбора позиции. Более того, я считаю, что единственная позиция – это вещь вредная.



Андрей Шарый : Нынешняя российская политическая система при Медведеве, при Путине способна к реформированию?



Георгий Сатаров : В этом вопросе есть как бы два варианта. Первый вариант – способна ли она к самореформированию? Второй – можно ли ее реформировать? Скажем так, у второго шансов больше, чем у первого.



Андрей Шарый : То есть вы думаете, что у вас нет все-таки надежды на то, что Медведев сколько-нибудь серьезно изменит политическую систему в России?



Георгий Сатаров : Слабо надеюсь, потому что у него нет никаких политических опор для того, чтобы решать такую серьезную задачу. Его единственная реальная опора – это те, кто вряд ли закажет такое реформирование.


XS
SM
MD
LG