Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ход судебного процесса по иску компартии России об отмене итогов парламентских выборов



Владимир Кара-Мурза: Сегодня в Верховном суде Российской Федерации завершились прения сторон по иску КПРФ об отмене итогов парламентских выборов. Объявление решения перенесено на завтра ан 10 часов утра. Заявление компартии Верховный суд рассматривал всю прошлую неделю. Коммунисты для обоснования своего иска принесли четыре коробки с документами, подтверждающие нарушения во время выборов, зафиксированные их наблюдателями. КПРФ так же ходатайствовала о допросах четырехсот членов избиркомов или наблюдателей от КПРФ, но суд это ходатайство компартии отклонил. Ход судебного процесса по иску компартии России об отмене итогов парламентских выборов обсуждаем с членом ЦК КПРФ Сергеем Серегиным. Напомнит вкратце нашим радиослушателям суть иска вашей партии.



Сергей Серегин: Суть иска КПРФ к ЦИКу и суть иска вообще об отмене состоявшихся 2 декабря прошлого года выборов заключается в том, что мы установили и предъявили суду доказательства того, что выборы были нечестными, непрозрачными и несвободными по-настоящему. Во-первых, речь идет о том, что было активное промывание мозгов с помощью средств массовой информации, не было состязательности, не было равенства в информационном пространстве, когда, скажем, сторона наша и сторона партии власти были совершенно в неравных условиях. При этом все подавалось таким образом и трактуется до сих пор стороной ЦИКа и остальных, кто защищает эту позицию, что речь идет просто о том, что КПРФ создавала меньше информационных поводов, чем партия власти. Очевидно, что когда власть работает, у нее информационных поводов, наверное, больше, но это никаким образом не является обоснованием. Вторая претензия – это собственно прохождение самих выборов, подготовка к выборам. Были многочисленные нарушения процесса самого подготовки к выборам. Хотя бы тот момент, что бюллетени для голосования уже при начавшемся досрочном голосовании изменялись по форме, что, вообще говоря, законом не допускается. Но на самом деле такая вещь происходила, и это тоже основания для требования об отмене выборов. Если говорить конкретно о результатах самих выборов, как они подводились, мы принесли большое количество доказательств и документов. Наши наблюдатели получили первичные протоколы на участках, и эти протоколы в очень большом количестве случаев, именно это и было предъявлено в суд, то есть там, где идет речь о расхождения между протоколами, полученными нашим наблюдателями и теми официальными цифрами, которые ЦИК опубликовал в качестве итоговых результатов. То есть таким образом была показана и предъявлена суду такая доказательная база, что выборы, кроме того и фальсифицировались на разных уровнях, начиная от участковых комиссий и завершая вышестоящими комиссиями, которые эти вещи проделывали. Кроме того есть одно обстоятельство, дело в том, что Центральная избирательная комиссия по существу не рассмотрела ни одной жалобы партии, ни одной жалобы наших наблюдателей или наших избирателей, потому что решения собственно Центральной избирательной комиссии по этим жалобам не было принято. Это все отсылалось в некую рабочую группу. На суде было показано нами, что эта рабочая группа не создавалась, официально ее не было, не существовало. Поэтому все эти претензии были предъявлены, суд принял дело к рассмотрению. Слушал почти 10 дней. Сегодня прошли заключительные прения сторон, единственное, что осталось на завтра - завтра с ответными репликами, как это называется, в судебном заседании выступит ЦИК, представители ЦИКа и затем суд удалиться на совещание. Вообще само по себе совещание, совет суда в этом случае принимает курьезный характер, поскольку дело слушает единственный судья Николай Кириллович Толчеев, то есть он уйдет в совещательную комнату совещаться с кем? Вопрос, конечно, интересный, как говорят в таких случаях. Или он уже посовещался сам с собой, не знаю, может быть еще с кем-то посовещается. Поэтому вопрос непростой. И у него тоже проблема, у Николая Кирилловича. Сегодня президент Медведев, такая пикантная особенность, именно сегодня собрал у себя руководителей судов, в том числе и председателя Верховного суда Российской Федерации и им публично в эфире, это видели многие из вас, кто сегодня слушает радио, заявил о том, что сегодня, к сожалению, на суды действует административный ресурс. Вот завтра при вынесении этого решения суда верховного мы и посмотрим, как действует в этом случае административный ресурс или действует все-таки закон. Проблема в этом есть. В принципе заседание – это большой экзамен для нашего Верховного суда, экзамен на правовую свободу, правовую зрелость и правовую принципиальность.



Владимир Кара-Мурза: Адвокат Елена Лукьянова, представитель КПРФ в Верховном суде, довольна атмосферой на процессе.



Елена Лукьянова: Процесс идет достаточно продуктивно. Судья Толчеев ведет себя очень строго и с той, и с другой стороной. Такое ощущение, что он выжимает из сторон максимально информацию, которая необходима ему для принятия решения. На мой взгляд, все те ходатайства, которые нужны были выяснения истины, он удовлетворил. Посмотрим, может быть вынесет частное определение в отношении Центральной избирательной комиссии. Потому что доказательств ее бездействия даже по сравнению с предыдущими комиссиями очень много. Есть документы, которые подтверждают, что ЦИК ничего не делала, чтобы защитить избирательные права граждан в течение всего процесса. Спор довольно жесткий и, честно говоря, представители Центризбиркома не очень держат удар. Посмотрим.



Владимир Кара-Мурза: Вы подавали подобный иск после предыдущих парламентских выборов. Имел ли он какой-то практический смысл?



Безусловно. Во всяком случае такой иск, который подается, он рано или поздно дает свои плоды, потому что в этот раз, по крайней мере, в значительной части регионов нам удавалось за счет предъявления предыдущих исков показать избирательным комиссиям, что они ходят под законом, а не являются свободными художниками и не могут творить все то, что им предлагают власть предержащие. Хотя, конечно, есть ряд регионов, где это совершенно никоим образом не связано с законом. У нас уже давно навязло на зубах два, по крайней мере, региона - это Кузбасс, где практически все решается губернатором, а не избирательными комиссиями, и это у нас республика Мордовия, где также руководитель республики Меркушкин совершил чудо: у него на выборы пришло 98% населения и все как один проголосовали за «Единую Россию», почти так, крайне мало досталось кому-то другому. Нормальные люди понимают, что таких вещей в принципе не бывает.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Марк Уронов, председатель фонда аналитических программ «Экспертиза», исключает вероятность отмены результатов выборов.



Марк Урнов: Никакого результата не будет позитивного для КПРФ. Отмена результатов выборов рушит всю конструкцию современной власти, создает хаос внутри правящей группы, резко изменяет систему сложившуюся внутри нее сдержек и противовесов. Кроме того, ставит под вопрос вообще легитимность существования сегодняшнего режима, поскольку признание массовых фальсификаций на выборах, очевидно совершенно, бросает тень и на бывшего президента Путина. Естественно, бросает тень на легитимность выборов президента Медведева и так далее. Так что ожидать, что в этих условиях Верховный суд скажет «да, конечно, разумеется», наивно.



Сергей Серегин: Что касается выступления Марка Урнова, то очень приятно, что он оценил ситуацию в стране и оценил, чего стоит сегодняшний режим. То есть он говорит о том, что если суд примет правильное, нормальное решение, то в действительности всем нужно уходить в отставку, кто творил эти безобразия. И естественно, всякая власть будет защищаться любым способом, любой ценой. И я хотел бы сказать о том, что мы пытаемся внести ряд законодательных изменений для того, чтобы еще ужесточить возможность, вроде бы у нас законы написаны правильно, только как в свое время говорили, что жестокость законов российских смягчается их неисполнением. Вот тот самый случай. У нас могут быть вполне приличные законы, но тем не менее. Наша фракция в Государственной думе внесла в думу законопроект об обязательных предвыборных дебатах. Об этом много говорят, что надо что-то такое. Четко теперь внесен законопроект, который всем, и вам, уважаемые слушатели, и всем людям в стране, может быть и за рубежом покажет цену этим заявлениям о том, хотят демократию в нашей стране или не хотят демократию в нашей стране, есть она или ее нет. Второе: власть сегодня все сосредоточила в своих руках информационное поле. Именно поэтому сегодня ставим вопрос о том, что в период выборов какие бы ни были программы, даже новостная программа, но если речь идет об участниках выборов, он должен относиться к агитации, то есть тем самым агитация должна быть предоставлена в равных долях всем участникам процесса и, во-вторых, как положено по закону, любая агитация должна оплачиваться из избирательного фонда. Есть еще ряд законодательных мер для того, чтобы снизить давление на избирателей. Мы, например, намерены внести предложение о запрете каких бы то ни было переносов рабочих дней, изменения графиков работы, проведения совещаний по месту работы граждан в день голосования. Вы знаете, что такие случаи были, когда у нас массово вытаскивали людей в день голосования, когда в принципе это по закону выходной день, и там организовывали некие голосования. Запретить должностным лицам государственных и негосударственных организаций, предприятий и учреждений и избирательным комиссиям и их членам давать прогнозы явки избирателей, задавать вопросы подчиненным параметры такой явки и предпринимать любые другие меры, направленные на понуждение к участию в голосовании, что является нарушением закона. Поэтому ряд законопроектов мы подготовили, один внесен остальные будут внесены в ходе наступающей в сентябре сессии.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Муслима,



Слушатель: Добрый вечер. Вот смотрите, всюду против России идет политика реваншизма. Я думаю, что президент не только президент - он является главнокомандующим. Поэтому нам нужно внимательно следить отношения лично президента Медведева в сторону КПРФ.



Владимир Кара-Мурза: Как, по-вашему, продемонстрировал на прошлых выходных президент свое отношение к КПРФ?



Сергей Серегин: Я думаю, что особенного пиетета перед КПРФ не продемонстрировал. Он пытался показать равноудаленность всех политических партий, которые там были. Но очевидно, что своя родная партия власти, которая ему ближе, собственно она его выдвигала, она поддерживала, да собственно там было из 4 руководителей фракций, которые были на этой встрече, три из них поддерживали Дмитрия Анатольевича Медведева на президентских выборах, вы же это знаете. Поэтому, конечно, говорить о том, кто ему ближе, кто роднее - это очевидно.



Владимир Кара-Мурза: Секретарь ЦК КПРФ Олег Куликов не ожидает исхода суда.



Олег Куликов: Мы не шли в Верховный суд для того, чтобы получить вердикт в нашу пользу. Мы еще раз пытались обратить внимание граждан страны, что в России уничтожается институт выборов как таковой и легитимность власти ставится под сомнение. Никаких благоприятных надежд на исход иска нет. Единственное, что может быть - это какие-то частные определения в адрес Центральной избирательной комиссии о бездействии, некоторых элементах бездействия в ответ на наши многочисленные обращения и заявления. И может быть будет частично признана существенного многократного информационного перекоса в пользу одной из партий.



Сергей Серегин: Я с Олегом Анатольевичем полностью солидарен, но может быть не в том пессимизме, который у него есть. Я еще раз говорю, судья Толчеев находится в весьма щекотливой ситуации сегодня. Тем более глава государства еще раз требовал о том, чтобы суды были беспристрастные, делали то, что нужно. Но с другой стороны, мы слышали Урнова, который объяснил, почему он не может быть беспристрастным – сломает всю конструкцию. Поэтому ситуация непростая и вполне предсказуемая. У нас было много случаев, когда суды либо пытались вопрос таким образом решить, чтобы не было никакого решения. Первый ход всегда - это отказать в принятии искового заявления, если это не получается, дальше другого рода решения. Ничто, вообще-то говоря, не предвещало какого-то ускорения этого процесса, он сначала шел довольно динамично, он развивался, шли выступления сторон, принимались разного рода ходатайства, рассматривались, отклонялись. Но с того момента, когда наши юристы предложили, заявили ходатайство о вызове в суд в качестве свидетеля Владимира Владимировича Путина, вдруг суд начал резко сокращать процедуру. Поэтому в принципе ни один из свидетелей, которых мы предлагали допросить, допрошен не был, то есть казалось, что суду и не нужно, эти свидетельские показания. Но самое главное заключается еще в одном, сегодня это было отмечено в речи Ивана Ивановича Мельникова, который выступал в суде, когда он показал, что даже прямые расхождения в протоколах между теми протоколами, которые представила наша сторона и те, которые опубликовал ЦИК в качестве признанных результатов выборов, они не получили в суде ни оценки, ни изучения. Самое главное, Центральная избирательная комиссия, на которую закон возлагает обязанность доказывать свою правоту в этой ситуации, никоим образом ничего не делала. И конечно, пессимизм Олега Анатольевича может быть оправдан еще одним: юристы, которые работают и вообще представители Центральной избирательной комиссии, похоже, что они пришли не для состязания в суде, не для доказательства своей правоты, они пришли получить вердикт, в котором они не сомневаются.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем опрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.



Слушатель: Здравствуйте. Лично мне интересно, что такое коммунистическая идея в жизни многовековой истории русского народа. Защищает ваша политика культуру русского народа, его традиции, любовь к родине. Или после 17 года вы внесли некий дисбаланс в нашу общую историю, стали чужеродным гнетущим явлением под названием КПСС.



Сергей Серегин: Вопрос интересный. Похоже на то, чтобы либо вы его задаете, чтобы получить развернутый ответ - это не такая короткая беседа. Но в принципе я вас отсылаю к решениям пленума ЦК КПРФ, который обсуждал проблему русской культуры, русского народа как народа, обеспечивающего единство нашей родины. Поэтому я бы советовал эти материалы посмотреть. Что касается чужеродности, то идея общинности, идея солидарности, идея братства, идея поддержки слабейшего, она всегда была и в традициях нашей страны, в традициях многих наших народов, населяющих нашу страну. Поэтому здесь компартия никогда не являлась чужеродным явлением и всегда была на стороне тех, кто трудится, тех, кто создает все блага на этой земле, и таким образом, говорить о чужеродности компартии говорить невозможно.



Владимир Кара-Мурза: Союз правых сил строил свой иск на преследовании по идеологическим мотивам, у них отбирали агитационные материалы, обвиняли в экстремизме. В вашем случае были подобные прецеденты?



Сергей Серегин: В нашем случае были такого рода прецеденты, когда под любыми предлогами, я думаю, что здесь обвинения в экстремизме, обвинения в других нарушениях – это технологические приемы власти, которая стремилась любыми способами закрыть возможность ведения нормальной агитации, нормальной работы. Я уже упомянул и Мордовию, и Кемерово. В частности, в этих регионах приходилось агитлитературу печатать в других регионах, поскольку ни одна нормальная типография, хотя с ними заранее заключались договоры, потом эти типографии или издательства отказывались от своих обязательств по договорам вплоть до того, что готовы были платить неустойки, готовы были делать все это, но с тем, чтобы наша продукция нигде не вышла. То есть речь шла о том, что всяким образом, в том числе и по идеологическим мотивам и по причине, видимо, привлекательности программ коммунистической партии нам в ряде регионов пытались просто закрыть возможность донести нашу правду, наши материалы, наши идеи до населения.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса. Первый, как я понимаю, компартия ставит задачу показать системные нарушения, то есть не просто отдельные нарушения по тем заявлениям, которые предъявлены, а вообще всю систему выборов как фальсификацию. Я думаю, что суд как из вариантов может вынести соломоново решение: он признает некоторые нарушения, но при этом скажет, что при этом не влияют на результат выборов, общий результат не отменяют. Ваши действия в таком случае? И второй Владимиру вопрос. Все мы знаем, как скоропостижно Вешняков покинул свой пост, известны ли комментарии после выборов о характере выборов и о причинах, по которым он покинул свой пост?



Владимир Кара-Мурза: Как известно, он стал послом Латвии, а дипломаты комментариев не дают. В свое время Николай Рябов был послом в Чехии, потом в Азербайджане, в Молдавии. Поэтому это уже для журналистов потерянные фигуры.



Сергей Серегин: Виктор, вы абсолютно правы, наша цель показать, что существуют системные нарушения. Такая система, которая действует при проведении у нас выборов, она существовать не должна, она должна быть изменена. Что касается наших действий. Если, и это будет очень неплохо, если суд найдет частные вещи и их оценит надлежащим образом с правовой точки зрения - это уже будет определенный прорыв. Как вы знаете, четыре года назад суд постарался вообще не заметить в действиях властей, в действиях избирательных комиссий никаких нарушений. Это первый вопрос. Второй вопрос: в действительности у нас сегодня возникла такая возможность благодаря судебному процессу, мы заявляли ходатайство в суде об обращении в Конституционный суд за разъяснениями, является ли нарушением конституционного права запрет критиковать при проведении выборной кампании оппонентов. Верховный суд такого решения в обращении в Конституционный суд не принял. Есть маленькая надежда, что может сделать при вынесении окончательного решения. Но если нет, то у нас есть теперь право, опять-таки процессуальное право самим обратиться в Конституционный суд за этим разъяснением. Это номер раз. И затем у нас с вами, как я говорил, есть и наши действия следующие. Во-первых, исходя из нашей оценки этого выборного процесса, наша фракция в Государственной думе предполагает внести ряд законопроектов, которые закрыли бы часть этих лазеек, по крайней мере, наиболее острые, наиболее опасные моменты, чтобы это было исключено в законодательном порядке, и в конце концов, есть и суды следующей инстанции, то есть мировое сообщество, к которому тоже можно обратиться на основании отказа в удовлетворении нашего иска. Это все существует, это все на самом деле есть. И мы не собираемся останавливаться на полпути для того, чтобы защитить права граждан, не только права политических партий в этом выборном процессе, но и права граждан, которые нарушаются.



Владимир Кара-Мурза: Первый секретарь ЦК РКРП Виктор Тюлькин, бывший депутат Государственной думы, не раз безуспешно искал правду в российских судах.



Виктор Тюлькин: Никаких надежд на благоприятный исход иска нет. С самого тогда момента, когда специально изменили закон для того, чтобы Чуров смог стать председателем Центральной избирательной комиссии, а именно отменили требование, что председатель должен обладать высшим юридическим образованием, после этого все стало абсолютно ясно. Любые результаты будут так или иначе оправданы и обоснованы. Мы наблюдали это, когда пытались делать запросы, каким образом реализуется вероятность в одну трехсоттысячную, я имею в виду результат «Единой России» на региональных выборах, когда она сплошняком занимала первые места в избирательных бюллетенях в списках. На что получили ответ очень мудрый: есть такая малая вероятность одна трехсоттысячная, вот она и реализовалась.



Сергей Серегин: Я тут согласен с Виктором Аркадьевичем, что в действительности идет право сильного так называемого: хочу - будет так, хочу – будет этот. Кстати, хочу его поддержать в той части, когда он сказал о назначении Чурова председателем комиссии, хотя формальное избрание, на самом деле назначение. Действительно, отмена обязательного требования о юридическом образовании для членов, не только председателя, но и членов избирательной комиссии, оно в этом случае было отброшено ради того, чтобы решить эту проблему. Но вместе с тем должен сказать, что есть проблема формирования комиссий. Сегодня под флагом Центральной избирательной комиссии, фактически среди членов комиссии не членов «Единой России» два-три человека максимум, естественно это Евгений Колюшин, наш представитель и представители еще той же «Справедливой России», представители ЛДПР. Но если учесть, что на последней выборной кампании вся эта группа партий сплотилась в едином порыве вокруг президента Медведева, то понятно, во что играет эта самая избирательная комиссия. Более того, у нас есть свежий пример, который назывался нашими товарищами, я хочу еще раз сообщить. Недавно обсуждалось в Центральной избирательной комиссии проблема членов избирательной комиссии по Владимирской области. Было предложение от губернатора, было предложение от законодательного собрания, было предложение от ЦИК. ЦИК внес такое предложение, что теперь и председателем, и его заместителем будут члены «Единой России». В принципе мы такой законопроект подготовили и будем вносить с тем, чтобы исключить возможность, чтобы руководили комиссиями члены одной только партии - это надо в корне менять. Потому что в принципе сегодня получается таким образом, что «Единая Россия» решает все вопросы так, как она хочет, а это значит что другим партиям нет никакого резона никакого интереса заниматься какими-то вопросами выборов. Потому что понятно, если ты руководишь выборами определенного руководителя партии, то говорить о беспристрастности комиссии просто смешно. Вплоть до того, что та команда, которая была назначена в Центральной избирательной комиссии для рассмотрения жалоб КПРФ, целиком состояла из представителей «Единой России». Понятно, какие они готовили заключения. Правда, еще раз подчеркиваю, Центральная избирательная комиссия по нашим жалобам не приняла ни одного решения, но ссылалась на мнение этой группы членов Центризбиркома.



Владимир Кара-Мурза: Можно добавить, что представитель ЛДПР в Центризбиркоме как раз и есть Владимир Чуров, он от этой фракции избран туда. Слушаем москвича Константина Борисовича.



Слушатель: Здравствуйте. Сначала общее замечание. Перефразируя советского поэта, пока еще не забытого, Владимира Маяковского, можно сказать: мы говорим Медведев, подразумеваем Путин, мы говорим Путин, подразумеваем Медведев. Этим самым я хочу сказать, что ничего не изменилось. Теперь по поводу демократических процедур. Мы видим, что в свое время Касьянов пытался выставить свою кандидатуру и, выступая на Радио Свобода, он сказал, что когда говорят о высоких рейтингах претендентов на власть, что все эти рейтинги, включая и независимые, дутые.



Владимир Кара-Мурза: Как вы думаете, дойдет до оспаривания итогов президентских выборов, куда не были допущены кандидаты? Слава богу, кандидата Зюганова допустили.



Сергей Серегин: В принципе такой вариант не исключен. Сейчас мы будем смотреть, сразу одновременно бороться на разных направлениях сложно достаточно. Сначала мы этот процесс должны довести до логического завершения. Поэтому вопросы эти существуют, вопросы все эти есть. Что касается, скажем, жалоб на подавление тех или иных кандидатов – это, к сожалению, у нас всеобщая практика, начиная от выборов в муниципальные образования, кончая выборами на самом высоком уровне.



Владимир Кара-Мурза: Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии, отдает должное сложному положению Верховного суда.



Валерий Хомяков: Суд оказался в весьма затруднительном положении, и иск СПС, и иск КПРФ. С одной стороны, им надо подтвердить что они, следуя указаниям президента, начинают отходить от правового нигилизма и принимают все-таки объективное решение. А с другой стороны, есть реальность, что избранная дума легитимная с точки зрения власти и весьма сомнительная легитимность с точки зрения общества или части общества. Есть достаточно весомые доказательства, что с выборами у нас не все было в ладах, особенно с ведением избирательной кампании, с самим ходом и подсчетом голосов. Поэтому отсрочка вынесения решения, видимо, решили взять тайм-аут и как-то соблюсти два очень несочетаемых условия. С одной стороны надо создать видимость объективности решения, а с другой стороны не навредить тому же Кремлю с точки зрения сохранения политической системы, которая сейчас скалывается. Посмотрим, каково будет само решение. Но я могу предположить, что оно будет весьма и весьма замысловатым.



Сергей Серегин: Я солидарен с Валерием Хомяковым в том смысле, что суд попал в сложную ситуацию и ему непросто будет из этой ситуации выбираться. И здесь возникает проблема, при которой суд должен найти решение, чтобы невинность соблюсти и капитал приобрести. Либо демонстрировать полный правовой нигилизм. Поэтому не зря наши товарищи несколько раз говорили о том, что в целом у нас мало надежд на то, чтобы завершить процесс полным удовлетворением наших требований, но вместе с тем мы рассчитываем на то, что суд сумеет хотя бы поправить положение в части деятельности Центризбиркома, в части деятельности средств массовой информации. Очень хотелось бы надеяться на то, что суд в этой ситуации проявит принципиальность. Боле того, сегодня, выступая в прениях, Владимир Улас, один из наших товарищей, кто являлся заявителем по иску, он призвал судью войти в историю так, чтобы он принял такое мудрое независимое решение. Для меня очевидно, что в историю войти можно по-разному. В данном случае, извините за сленг, судья влип в историю, потому что какое бы он ни принял решение, ему надо найти очень сложное решение, если он не хочет прославиться как человек, который просто взял и отмел все напрочь, ему придется очень много и качественно трудиться для того, чтобы решить эту проблему, найти некий паллиатив. Именно поэтому я полагал бы, что очень не исключена возможность вынесения одного или нескольких частных определений.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Евгении Витальевны.



Слушательница: Добрый вечер. Вот мне представляется, как Путин с Медведевым делают вид, что они борются с коррупцией, так и вы коммунисты вот этими безнадежными требованиями делаете вид, что вы за народ, потому что народу ничего не даст, даже если вы выиграете. У меня вопрос: а почему собственно вы не обращаетесь в Конституционный суд с такими очевидными ситуациями, как самый простой путь борьбы с коррупцией в капиталистических демократиях есть смена правительства со сменой президента?



Сергей Серегин: Евгения Витальевна, то, о чем говорите, это не есть в нашей юрисдикции предмет рассуждения Конституционного суда, только поэтому туда никто не обращается. Мы обращаемся к вам, к избирателям, потому что смена президента и смена правительства - это прерогатива наших избирателей, которые приходят голосовать. Лишний раз попользуюсь случаем, что мне предоставлен эфир, я вас призываю на следующих выборах и на любых выборах, на которые вы идете, не голосуйте слепо, разбирайтесь, кого вы выбираете, и мэров, и местных депутатов любого уровня, в том числе и президента, кого угодно. То есть речь должна идти вот о чем, вы правильно ставите вопрос, что лучший способ борьбы с коррупцией - отказаться от тех, кто делает вид этой борьбы, тот, кто имитирует эту борьбу, поэтому и голосуйте против них.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Игоря Анатольевича.



Слушатель: Давайте вернемся к истории. Выборы во вторую думу 95 год. Если вы помните, и власть, и коммунисты больше всего боялись Александра Владимировича Руцкого, авторитет у него был громадный. Я тогда был в СПД «Держава» Руцкого и на выборах мы не прошли, нам дали 2,4%, быть такого не могло. И вы промолчали, когда Руцкой выложил коммунистам и жириновцам такие данные, что «Держава» набрала от 9,4 до 11, Черномырдин 2,65, Явлинский 3,7, а в думу прошли коммунисты, жириновцы, «Держава», далее Говорухин 7,7, которого тоже зарубили и Лебедь, Скоков и Рогозин.



Владимир Кара-Мурза: Тогда, я помню, блок «За Сталина» Виктора Анпилова не прошел и «Выбор России».



Сергей Серегин: Да, это было. 95 год был достаточно бурный. Но что касается, Игорь Анатольевич, вашего вопроса об отношении к Руцкому, то мне кажется, вы что-то забыли, что-то спутали по одной простой причине. Дело не в том, что Руцкой заявлял то или другое, вспомните, кто Руцкого привел в Курске к власти. Его привела компартия, кстати, о чем, правда, мы потом достаточно здорово жалели и нас правильно критиковали за это. Поэтому, к сожалению, путаете эти вещи, не нужно.



Владимир Кара-Мурза: Адвокат Вадим Прохоров, представитель Союза правых сил в Верховном суде, не верит в возможность завтрашней сенсации.



Вадим Прохоров: Перенос оглашения решения по заявлению коммунистической партии Российской Федерации об отмене результатов выборов в связи с многочисленными нарушениями избирательного законодательства Верховным судом на среду является процессуальным моментом. Видимо, суд должен создать видимость тщательного обдумывания аргументов своего решения. Я думаю, что решение, к сожалению, заранее известно, в условиях нынешнего политического режима и тотального воздействия на судебную систему ожидать каких-то сенсаций, к сожалению, не приходится. Но тем не менее, надо отдать должное, в ходе судебных разбирательств и по иску Союза правых сил, и по иску КПРФ вскрылись масса интересных фактов и обстоятельств, в том числе в деятельности Центральной избирательной комиссии по отсутствию защиты и фактически по покрывательству любых нарушений в отношении партии и масса других обстоятельств. Поэтому в любом случае результаты и значение этих судебных процессов переоценить сложно.



Сергей Серегин: Вадим совершенно прав, тем более, что он прошел через этот процесс сам, такой же аналогичный процесс. И в действительности здесь одна из сторон этого дела заключалась как раз в том, чтобы общественность узнала и услышала еще раз свод нарушений, которые прошли в ходе выборов. Еще раз хочу сказать, уважаемые радиослушатели, уважаемые граждане страны, если вы не будете равнодушны ко всякому рода таких нарушений, тогда ситуация будет меняться. Если мы будем присутствовать и говорить, как некоторые говорили: ну что вы пошли, что вы там делаете? То есть это взгляд со стороны. Вы, ребята, поборитесь за демократию, а мы на пенечке покурим. Так не бывает. Или мы все выступаем в одном строю и добиваемся того, чтобы права каждого были защищены, или тогда поодиночке никто ничего не сделает.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер. Две реплики и потом вопрос. Первое то, что всем известно, как создавалась партия «Единая Россия». Второе - партия коммунистов. Могли бы очень легко затребовать те финансовые бумаги, я не думаю, что где-то в других регионах типографии имели большие средства, когда они готовы были вам платить неустойку. А вопрос самый главный в том состоит, есть ли возможность у какой-то оппозиционной партии подать в суд на бывшего президента Путина Владимира Владимировича, при котором была создана та механика всех действий противоконституционных и допущены такие грубейшие нарушения в избирательном праве российских граждан?



Сергей Серегин: К сожалению, вы знаете, что желание существует привлечь к ответственности всех, кто повинен в создании такой системы. Но предъявить доказательную базу о конкретных действиях тех или иных лиц крайне сложно. Больше того, в ходе этого суда, когда наша сторона предъявила суду предложение о вызове в суд в качестве свидетеля Владимира Владимировича Путина, это было нацело сразу же отвергнуто, отторгнуто и никакой суд этого дела не рассматривал. Поэтому чтобы подать такой иск, о котором вы говорите, обратиться с таким вопросом, это нужно очень серьезная, очень качественная и большая подготовительная работа, но и нужны фактические материалы. К сожалению, я думаю, что таких материалов непосредственных действий президента Путина сегодня никто в стране получить не сможет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Я как раз по этому поводу хотел сказать: вы не слушайте этих «специалистов». Конкретный иск по выборным условиям – все понятно. Я хочу сказать, что я с этим делом в одиночку, правда, с поддержкой зеленоградской партии, коммунистической партии Минкевича воевал. Мне интересно, что Уласу судья ответил. Потому что когда я предложил в качестве свидетеля пригласить Юрия Михайловича Лужкова, бедная Ольга Александровна Егорова, она тогда была просто судьей, она глаза вылупила от страха и говорит: а этот-то вам зачем?



Сергей Серегин: Вы совершенно правы. Дело в том, что Николай Кириллович Толчеев таких слов не говорил, но там обоснование было такое, что нет нужды выслушивать свидетелей, потому что есть всякого рода письменные материалы и доказательства. То есть они просто отказались от допроса свидетелей любых может быть, чтобы, в частности, не вызывать для этого допроса Путина.



Владимир Кара-Мурза: Пока сохраняется вероятность вашей победы. Как по-вашему, какие политические последствия могут иметь подобные иски, хотя бы общественное внимание к ним?



Сергей Серегин: Еще раз хочу сказать, что такого рода иски, одно из их достижений, если хотите, это привлечение внимание к тем проблемам, которые возникают в нашей системе выборов, в нашей системе управления. И здесь если каждый гражданин задумается над тем, а что же ему позволяют делать на выборах, выбирает ли он свободно, делают ли ему промывания мозгов в период выборов, есть ли у него возможность действительно независимой точки зрения, есть ли у него возможность получить полную подлинную информацию о кандидатах, о партиях, об их намерениях, об их целях, тогда это один вопрос. Если этого нет, тогда всем миром мы должны бороться против такого положения дел. И давайте еще раз вернемся к вопросу о том, обещала ли вам «Единая Россия» резкое увеличение цен, то, что сегодня у нас идет, и другие особенности, опасность обрушения Стабилизационного фонда, что мы слышим, что вложения наши в фонды за рубежом находятся на грани краха и так далее. Это все руководство страны, это все правительство, это президент, все, кого мы выбираем. Поэтому здесь или народ будет иметь право свободно и точно делать свой выбор, или ситуация будет еще больше ухудшаться.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG