Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как США вывели Испанию из второй мировой войны


Ирина Лагунина: Долгое время существовало мнение, что Испания во второй мировой войне не участвовала. Это мнение в свое время упорно отстаивал сам испанский диктаторский режим генерала Франко. Но в действительности франкистская Испания участвовала в войне на стороне Гитлера и довольно активно. Ее нейтралитета добились 65 лет назад Соединенные Штаты. Для Советского Союза успех американской дипломатии означал вывод с восточного фронта испанской «Голубой дивизии». Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Летом в Галисии, что на северо-западе Испании, в отличие от других регионов страны, обычно стоит не жаркая погода. Именно здесь 29 июля 1943 года произошло событие, в некоторой степени повлиявшее на ход второй мировой войны. Рано утром в летнюю резиденцию правителя страны генералиссимуса-каудильо Франсиско Франко под названием Пасо-де-Мейрас въехал лимузин со звездно-полосатым флажком. Посол Соединенных Штатов в Мадриде Карлтон Хайес, запросив срочную аудиенцию у главы испанского государства, проделал путь в 700 километров. Цель поездки – предъявить Испании ультиматум. Франко ожидал чего-то подобного, поэтому был в плохом настроении. До этого американцы и англичане беспрерывно мешали доставке в Испанию нефти, нехотя пропускали суда с зерном из Канады, да и вообще, практически блокировали испанские порты, явно готовясь к чему-то еще более худшему для Франко и его режима. Рассказывает испанский военный историк Габриэль Кардона:



Габриэль Кардона: Соединенные Штаты разработали к тому времени план захвата Испании и ее Канарских островов, поскольку действия на фронтах второй мировой войны требовали обеспечить тылы. Но по совету Черчилля было решено вначале попытаться воздействовать на эту страну по дипломатическим каналам. США и их союзников беспокоило, что Гитлер может заставить Испанию предоставить ему свое побережье под базы для немецких подводных лодок, а эти базы, к примеру, на Канарах или в галисийских заливах могли представлять значительную опасность для флота союзников.



Виктор Черецкий: Сообщение адъютанта о прибытии американского посла подействовало на «каудильо» удручающе. Но деваться некуда! На дворе не 41-ый, а 43-ий год! Гитлер терпит одну военную неудачу за другой. Муссолини вообще отстранен от власти и арестован, а члены антигитлеровской коалиции, того и гляди, припомнят ему, Франко, все его шашни, несмотря на декларируемый формальный нейтралитет, с государствами «Оси». Впрочем, разговор с Хайесом был еще более резким, чем предполагал Франко.


«Ваше высокопревосходительство, я намерен передать вам настоятельное требование правительства Соединенных Штатов Америки, чтобы Испания немедленно подтвердила свой полный нейтралитет в войне и в знак своей лояльности вывела с Восточного фронта воюющую с Россией испанскую «Голубую дивизию».


Самолюбивого Франко от этих слов буквально затрясло. Но он быстро взял себя в руки и даже попытался изложить послу свой взгляд на происходящие события. Дескать, в мире, с испанской точки зрения, происходит не одна, а сразу три войны. В первой из них, в которой Германия воюет с США и Великобританией, Испания придерживается строгого нейтралитета и даже могла бы предложить свои услуги в качестве посредника для мирного диалога. Во второй - испанцы делают благое для свободного мира дело – воюют вместе с Германией против советского коммунизма. А в третьей войне, в которой американцы противостоят Японии, Испания готова поддержать Соединенные Штаты и даже направить в район боевых действий три дивизии.


На эти слова посол только улыбнулся. «Генерал, мне кажется, вы не совсем правильно оцениваете обстановку. В мире идет лишь одна война. Соединенные Штаты верны союзническим отношениям, которые связывают их с Россией, а посему мы и ждем от вас четкой позиции!», - сказал Карлтон Хайес и откланялся. Ну а Франко вызвал министра иностранных дел графа Хордана. Граф славился своими проамериканскими настроениями в отличие от большинства министров-фалангистов, испанских фашистов, которые постоянно подговаривали «каудильо» открыто объявить войну Соединенным Штатам. Историк Габриэль Кардона:



Габриэль Кардона: Недавно опубликованы доклады Генерального штаба, сделанные для Франко, в которых генералы говорят о плачевном состоянии испанской армии, утверждая, что она не может воевать. Официально вступить во вторую мировую войну хотели фалангисты. Ну а генералы знали, что для войны нужны оружие и боеприпасы, нужно продовольствие. Ничего этого у Испании не было.



Виктор Черецкий: Сам Франко «фюрера» боялся и не любил как выскочку и плебея, но с другой стороны, именно Германия пришла ему на помощь во времена борьбы с испанскими левыми в конце 30-х годов, а посему в 41-м году в знак благодарности нацистам он послал на восточный фронт Голубую дивизию. Названная так по цвету своей парадной формы, дивизия воевала под Ленинградом и на Волховском фронте. Состав 18-ти тысячного соединения не раз обновлялся. Всего через восточный фронт прошли почти 50 тысяч испанцев.


Граф Хордана уже более полугода назад, сразу после сталинградской битвы, стал предлагать Франко потихоньку убрать «голубых» с фронта в виду бесперспективности дальнейшей дружбы с Германией. Мол, скажем немцам, что испанцы - народ южный – устали от морозов. Им требуется отдых. Заберем своих, а потом объясним Гитлеру, что-де никто не хочет возвращаться, да потом, может к тому времени и война закончится. Кстати, логика министра основывалась на вполне конкретных реальностях. Рассказывает адвокат Мигель Анхель Гарридо, сопредседатель Ассоциации потомков погибших в России военнослужащих Голубой дивизии:



М.А.Гарридо: На самом деле в зимнее время пострадавшие от мороза составляли примерно половину потерь дивизии. Испанцы, как жители Средиземноморья, очень страдали от холода. Было множество обмороженных. Вообще считается, что потери убитыми, раненными и пропавшими без вести, то есть пленными, составили примерно половину всего личного состава, побывавшего на Восточном фронте, то есть где-то 25 тысяч человек.



Виктор Черецкий: Франко соглашался с доводами графа. Однако, будучи человеком крайне осторожным, он все еще боялся вступить в открытую конфронтацию с Гитлером. Для этого, кстати, были веские причины. Испанцам стали известны тайные планы немцев – проведение операции под кодовым названием «Жизела», которая предусматривала оккупацию Иберийского полуострова немецкими войсками для предотвращения возможного перехода Испании на сторону антигитлеровской коалиции. Лично для Франко это означало бы превращение в марионетку Гитлера - с соответствующим последствиями. План «Жизела» был не первой попыткой фюрера разобраться с каудильо, которого он всегда подозревал в двурушничестве. Адвокат Мигель Анхель Гарридо:



М.А.Гарридо: Гитлер собирался поставить у власти в Испании вместо Франко испанского генерала Муньоса Гранде, командира «Голубой дивизии», человека преданного Германии. Ведь он знал, что «каудильо» заигрывает с западными союзниками. Но Франко опередил его. Муньос Гранде был отозван, а на его место назначен аристократ генерал Эстебан-Инфантес, который считался большим поклонником всего английского. Гитлер пришел от этого решения в бешенство.



Виктор Черецкий: Однако американцам следовало дать ответ на их ультиматум. Граф Хордана сообщил уже 7 августа 1943 года послу США, что Испания вскоре предпримет конкретные шаги для доказательства своего нейтралитета. И возможно, что вывод «Голубой дивизии» с Волховского фронта мог начаться тут же, если бы в дело не вмешался посол Великобритании в Мадриде Самуэль Хоар. Он появился в Пасо-де-Мейрас 20 августа и тоже потребовал от Франко вывода испанских войск из России. Кроме того, через несколько дней он объявил о своем требовании по Би-Би-Си и заверил общественность, что Испания его послушалась. Историки отмечают, что поступок английского посла диктовался лишь его личным соперничеством с американским коллегой.


После подобных заявлений, хитроумный план министра Хордана лопнул. Возмутившуюся Германию пришлось успокаивать, а вывод войск отложить на полтора месяца. Испанцы решились официально сообщить Германии о своем намерении вывести «голубых» только в октябре. Мол, боевой дух упал, заменять бойцов уже неким, а статус добровольческой дивизии не позволяет правительству Испании насильно мобилизовать на фронт молодежь. Мигель Анхель Гарридо:



М.А.Гарридо: Было, как бы, две Голубые дивизии. Первая, добровольческая, воевала с 41-го года до лета 42-го. Затем власти стали испытывать трудности с вербовкой пополнения. Слухи о том, что поход на Россию – это вовсе не развлечение, как о том заявляла испанская пропаганда, быстро распространился в стране. Добровольцев больше не было. Людей даже не привлекало немецкое жалование. Франкисты вынуждены были вербовать людей в тюрьмах – уголовников и политических заключенных, обещая им помилование. И некоторые, конечно, этим воспользовались - заключенных тогда хватало.



Виктор Черецкий: Чтобы как-то ублажить Германию, испанцы предложили ей сформировать и оставить на фронте свой небольшой «добровольческий голубой легион» в составе войск СС и увеличить поставки вольфрама, стратегического сырья, необходимого для производства танковой брони. Вывод дивизии с фронта начался 7 октября и завершился 12-го. О Голубой дивизии, которую франкистские пропагандисты еще недавно прославляли, на время забыли. Мигель Анхель Гарридо:



М.А. Гарридо: Есть неопровержимые доказательства того, что убрать дивизию из России заставили Франко именно американцы, оказав на него сильное давление. «Каудильо» заблаговременно заменил командование дивизией, убрав из него преданных Гитлеру людей, чтобы исключить любые попытки оставить войска на фронте. Так что в этом вопросе американцы сыграли решающую роль.



Виктор Черецкий: Между тем, американская дипломатия, добившись вывода из России испанских военных, не оставляла Франко в покое. А «каудильо» все еще пытался маневрировать. Он, как отмечают многие историки, всерьез полагал, что западные союзники, в конце концов, договорятся с немцами и повернут оружие против большевистской России. Франко, с одной стороны, продолжал поставлять Германии вольфрам, а с другой, чтобы угодить американцам, пропускал на территорию Испании бежавших из Франции евреев, сажал в лагеря для перемещенных лиц немецких моряков с погибших подводных лодок, закрывал для немецких судов испанские порты.


В начале 1944 года Соединенные Штаты и их союзники полностью лишили Испанию поставок нефти, потребовав от нее прекратить поставки стратегического сырья в Германию, а также выслать из страны немецкую шпионскую резидентуру. Граф Хордана настаивал, чтобы «каудильо» уступил союзникам. Тот еще некоторое время колебался, но уже 1 мая 44 года подписал договор, который предусматривал, что отныне весь испанский вольфрам должен был отправляться лишь на военные предприятия антигитлеровской коалиции.


Настоятельные требования США и положение на фронте заставили Франко сделать летом 44 года окончательный выбор в пользу союзников. Он позволил вначале их самолетам пролетать над испанской территорией, затем использовать испанские аэродромы и эвакуировать с фронта раненных через Испанию. В августе того же года испанская пресса, которая еще придерживалась прогерманских позиций, получила приказ писать о победах западных союзников.


Прекратив контакты с Гитлером, Франко решил отныне теснее связать себя с западными демократиями и написал пространное личное письмо Черчиллю. В нем каудильо рассуждал о своей преданности союзникам и предлагал услуги для борьбы с мировым коммунизмом. Однако этот дипломатический демарш Франко не удался. К моменту написания этого послания главного советника по отношениям с Западом при «каудильо» уже не было - граф Хордана погиб при невыясненных обстоятельствах на охоте. И его заменил туповатый фалангист Лекерика. Черчилль ответил Франко только через три месяца, поставив диктатора на свое место. В письме четко говорилось, что западных союзников и Испанию разделяет непреодолимая преграда в виде тоталитарного антидемократического режима самого Франко.


Диктатора это не остановило, и он упорно стал доказывать, что в Испании никакой диктатуры нет, и не было. Так, в интервью американским журналистам Франко пояснил, что его режим является органически демократичным, поскольку основывается на высоких моральных принципах, католицизме, нерушимом братстве хозяев и работников и традициях испанской семьи. Проводить выборы при такой системе совершенно не нужно. Вот запись тех времен. Франсиско Франко:



Франсиско Франко: Я знаю, что представителям американской общественности не просто понять в силу существующих у них традиций некоторые политические процессы, имеющие место в других странах. Перед Испанией стоял вопрос: погибнуть или выжить. Мы выбрали последнее, зная, что свободу могут гарантировать лишь порядок и мир.



Виктор Черецкий: Чтобы быть убедительней, Франко кое-как выучил английский и стал делать заявления на этом языке. Однако ни американскую, ни мировую общественность он так и не убедил. В созданную в 1945 году Организацию Объединенных наций Испанию, как тоталитарное фашистское государство, не приняли. Белой вороной в демократической Европе страна продолжала оставаться до смерти диктатора в 1975 году.


XS
SM
MD
LG