Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники считают самой закрытой в структуре российских правоохранительных органов систему исполнения наказаний


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие глава Центра содействия реформе системы исполнения наказаний Валерий Абрамкин.



Андрей Шарый: Правозащитники считают самой закрытой в структуре российских правоохранительных органов систему исполнения наказаний. Если в деятельности Генеральной прокуратуры и МВД заметны хотя бы какие-то изменения к лучшему в отношениях с гражданами, то ГУИН по-прежнему является зоной, практически закрытой для контроля гражданских организаций. Неудовлетворительной в целом остается и ситуация в судебной системе. Об этом мне рассказал московский правозащитник Валерий Абрамкин, глава Центра содействия реформе системы исполнения наказаний.



Валерий Абрамкин: Я могу отметить, что, конечно, есть подвижки к лучшему. Особенно в отношении Генеральной прокуратуры, милиции также, и органов МВД. Что касается системы исполнения наказаний, то там не только успехов как бы нет, но и ситуация становится все сложнее в этом отношении. На моей памяти нет ни одного случая, когда бы заключенный, который заболел туберкулезом и привел этому доказательства, выиграл бы иск в суде. И уполномоченный по правам человека в недавнем заявлении также приводит просто фантастические случаи. Такая разница в реакции ведомств просто потрясает.



Андрей Шарый: С чем вы связываете то обстоятельство, что разные органы правоохранительной системы так по-разному реагируют? Это от людей зависит?



Валерий Абрамкин: Это зависит от руководства ведомства. Но судебная система пока у нас работает, мягко сказать, бессмысленно как-то для граждан. Есть только редкие случаи, как этот случай в Нижнем Новгороде, у правительства выигранный. А так даже Конституционный суд...



Андрей Шарый: Вы все-таки говорите, что некоторая тенденция в сторону улучшения есть ситуации. С чем она именно связана, что изменилось к лучшему?



Валерий Абрамкин: С более позитивной что ли позицией вот этих ведомств. Они, по крайней мере, хоть как-то пытаются реагировать. По крайней мере, не отрицают очевидных фактов.



Андрей Шарый: Валерий Федорович, вы не первое десятилетие уже занимаетесь правозащитой. Если я попрошу вас сравнить состояние правоохранительных органов в советское время и сейчас, это та же репрессивная система или все-таки это уже совершенно другая, принципиально другая организация?



Валерий Абрамкин: Нет, с советским временем сравнивать, конечно, нельзя, там система была абсолютно закрытая, работали только такие механизмы, когда факт придавался гласности. Для западной прессы это иногда играло роль.


XS
SM
MD
LG