Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политический эксперт Андрей Пионтковский о выборной кампании в США


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие политический эксперт Андрей Пионтковский.



Андрей Шарый: Сейчас в прямом эфире программы «Время Свободы» известный московский политический эксперт, приглашенный профессор Гудзоновского института в Вашингтоне Андрей Пионтковский.


Андрей Андреевич, у Барака Обамы, на ваш взгляд, есть уже законченная концепция внешней политики в том случае, если он станет президентом?



Андрей Пионтковский: Конечно, нет. И вот его последнее выступление только подчеркивает это. Я, может быть, выскажусь слишком резко, но вот это предложение избавить мир от ядерного оружия – это или глупость, или демагогия. Я назову только одну причину, связанную напрямую с нашей страной, например. Россия никогда не откажется от ядерного оружия хотя бы по той причине, что на конвенциальном уровне мы безнадежно уступаем Китаю, его 5-6-миллионной армии. В мире, в котором нет ядерного оружии, поглощение России Китаем займет ближайшие 5-6 лет. И на этом можно было бы поставить точку. Это риторический ход в кампании. То же самое характерно и для позиции Обамы по другим вопросам, по такому важнейшему для США, как его требование вывода немедленного войска из Ирака.



Андрей Шарый: Это требование связано как-то сейчас в последнее время с Афганистаном. Обама сделал заявление о том, что США, если я верно интерпретирую сенатора, нужно заниматься больше делами в Афганистане и предоставить Ираку больше самостоятельности в проведении военных операций правительству этой страны. Верно я говорю?



Андрей Пионтковский: Вот это как раз, в отличие от ядерной демагогии, теоретически правильно, но это и на самом деле происходит. Ведь позиция демократов по выводу войск была сформирована полтора год назад, когда казалось, что США застряли в совершенно безнадежной ситуации, оказавшись между двумя одинаково враждебными им лагерями в гражданской войне. С тех пор прошел коренной переворот в иракской войне, который я бы остерегся называть победой Америки, но это безусловно колоссальная военное, моральное, психологическое поражение «Аль-Каиды», против которой восстали, казалось бы, ее базы поддержки, суннитские племена. И сейчас, в общем, в Ираке складывается действительно правительство национального единства, и американская армия сейчас играет позитивную роль, помогая ему овладеть ситуацией. Кстати, вчера в десятой провинции Ирака функции безопасности были переданы правительству Ирака, и конечно, американцы будут сокращать свое присутствие, но это сокращение будет определяться динамикой событий на месте, а не идеологическим требованием левого крыла Демократической партии.



Андрей Шарый: Андрей Андреевич, Барак Обама отправляется в долгую поездку по Европе, он выступит в нескольких странах, в том числе собирается, насколько объявлено, и на Средний Восток. Насколько, с точки зрения американской политической элиты и избирателей американских нужны и эффективны такого рода поездки для кандидата в президенты США?



Андрей Пионтковский: Вы знаете, это очень интересный вопрос. Ведь впервые в истории президентских выборов в США претендент, не занимающий притом должность, отправляется в такую поездку. Это новый фактор внутриполитической жизни США. Общее место в критике Буша и, мне кажется, то, что он очень часть пренебрегал мнением своих сотрудников по НАТО, других государств-союзников. И вот такая поездка с точки зрения политтехнологов кампании Обамы призвана позитивно воздействовать на избирателей, показать, что этот недостаток бушевской внешней политики, возможно, администрация Обамы преодолеет.



Андрей Шарый: В том случае, если Обама поедет в Ирак, то в каком качестве он может там оказаться – как частный гражданин или как член Сената? Такое бывает вообще в американской практике?



Андрей Пионтковский: Регулярно идут поездки конгрессменов в Ирак, у них есть даже стандартная программа, так что никаких процедурных вопросов там не возникнет. Но я думаю и надеюсь, что он изменит свою точку зрения после того, как познакомится с ситуацией на местах.



Андрей Шарый: Давайте будем надеяться, что советники Барака Обамы прочтут, по крайней мере, запись нашей с вами беседы и примут к сведению те советы, которые отчасти вы им даете для того, чтобы Барак Обама усовершенствовал свою программу. А сейчас поговорим о его вероятном сопернике – Джоне Маккейне. У него есть концепция внешней политики, в отличие от Барака Обамы?



Андрей Пионтковский: Маккейн в центр своей внешнеполитической концепции поставил то, что называется, на мой взгляд, методологически неточно «война с террором». Ну, с террором невозможно бороться, потому что это инструмент. Дело в том, что на самом деле это война с исламским радикализмом, но сказать «исламским радикализм», а тем более «исламо-фашизм» - это считается политически некорректным в Америке, потому они запутались в терминологических вопросах, но такой вызов США, конечно, существует. И большим плюсом Маккейна является то, что в, казалось бы, абсолютно безнадежной ситуации в Ираке полтора года назад, о которой я говорил, он твердо выступал против ухода, совершенно справедливо подчеркивая, что это станет громадной моральной победой «Аль-Каиды» и родственных ей организаций, и вот оказался прав. И в этом, собственно, его внешнеполитический капитал. Поэтому во всех опросах, когда производится такая разбивка по направлениям их будущей деятельности, Маккейн опережает на 10-15 процентов и в отношении, насколько эффективным он будет главнокомандующим, насколько успешно обеспечит национальную безопасность США, и так далее.


Ну, давая интервью русской радиостанции, нельзя не упомянуть о его нашумевшем предложении исключить Россию из «большой восьмерки», против которого, кстати, выступили, например, Мадлен Олбрайт, которая является членом ближайшего окружения штаба Обамы. Я думаю, что это тоже как раз риторическое упражнение, и скорее всего ситуация действительно некого несоответствия России той формулировке «мы – восемь крупнейших промышленных демократий мира», она будет решена просто: примут Китай и Индию, и проблема как бы отомрет сама собой. На фоне Китая наша своеобразная демократия уже не будет так мозолить всем глаза внутри этого клуба.



Андрей Шарый: Андрей Андреевич, мы говорили с вами о том, что Россия не занимает важного места во внутриполитической борьбе в США. Тем не менее, последняя череда дипломатических войн, в которые ввязалась Россия, участие в «большой восьмерке» несколько продвинули страну в табели о рангах что ли приоритетов американской внешней политики или нет, все так и осталось?



Андрей Пионтковский: Я думаю, что точка зрения кандидатов по России никоим образом не скажется на результатах выборов, в этом смысле, конечно, нет. А что касается заголовков в газетах, то вот наша последняя эскапада в защиту господина Мугабе, она, конечно, вызвала реакцию даже на дипломатическом уровне, совершенно неслыханную раньше. Например, официальный представитель США в Совете безопасности впервые поставил так вопрос, что он был шокирован, полагая, что с Медведевым достигнуто взаимопонимание по этому вопросу, и такое поведение России ставит вопрос о ее соответствии с критериям «большой восьмерки».


XS
SM
MD
LG