Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уве Хальбах: "Со стороны Франка-Вальтера Штайнмайера потребует немало усилий, чтобы привлечь к участию в реализации своего плана абхазскую сторону"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Михаил Саленков: Глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в рамках начавшегося в четверг официального визита в Грузию обсудил в Тбилиси со своей коллегой Екатериной Ткешелашвили и с президентом Грузии Михаилом Саакашвили разработанный правительством Германии трехэтапный план грузино-абхазского урегулирования.


Сегодня запланированы встречи Шатйнмайера в Сухуми с президентом самопровозглашенной республики Абхазия Сергеем Багапшем и в Москве с главой российского МИДа Сергеем Лавровым. О плане Штайнмайера и шансах на его принятие сторонами наш корреспондент в Берлине Юрий Векслер побеседовал с немецким политологом, сотрудником, фонда науки и политики - аналитического центра, консультирующего как бундестаг, так и правительство Германии, Уве Хальбахом.



Уве Хальбах: План Штайнмайера предусматривает три ступени, три этапа. Прежде всего он предусматривает, что непосредственно конфликтующие стороны - Грузия и Абхазия - начинают переговорный процесс, возобновляют контакты, которые были достаточно давно прерваны, а с 2006 года сошли на нет. На этом этапе речь должна, согласно плану, идти прежде всего о том, чтобы прекратились призывы к войне, чтобы из общения ушла военная риторика, чтобы стороны смогли между собой разумно беседовать и обсуждать проблемы, причем, без посредников. Здесь требуется восстановление доверия. Развитие доверия должно привести к обязательствам отказа от применения силы для того, чтобы можно было обсуждать возвращение в Абхазию грузинских беженцев и создавать условия для их возвращения. На втором этапе этот процесс восстановления доверия между сторонами должен опереться на экономический фундамент, создаваемый посредством осуществления различных хозяйственных проектов в зонах конфликта, то есть в Абхазии и Южной Осетии, по возможности, таких проектов, которые были бы совместными для нынешний конфликтующих сторон. Это позволило бы возобновить и активизировать грузино-абхазские экономические связи и отношения, например, в реконструкции и развитии гидроэлектростанции на Ингури, которую эксплуатируют обе стороны - грузинская и абхазская. И только на третьем этапе, когда-нибудь в будущем, должен быть обсужден будущий статус Абхазии и принято решение по этому поводу, принято на фоне разрешившегося политического конфликта. Итак, пока речь идет о том, чтобы снизить температуру конфликта и приступить к цивилизованному, разумному обсуждению проблем и к переговорам.



Юрий Векслер: Абхазский лидер Сергей Багапш уже заявлял, что его республику план Штайнмайера не устраивает. Как и чем можно его убедить, на ваш взгляд?



Уве Хальбах: Абхазия действительно заявляла о том, что план не поддерживает. Она действует по стереотипу нежелательности для нее любых попыток интернационализировать конфликт и как раз из-за предпочтения такого сценария Грузией. Со стороны Франка-Вальтера Штайнмайера потребует немало усилий и способностей убеждать, чтобы привлечь к участию в реализации своего плана президента Багапша, абхазскую сторону.



Юрий Векслер: Второй этап, как пишут немецкие газеты, будет финансироваться деньгами стран-доноров. Означает ли это намерение добиться мира на Кавказе просто путем инвестиций, что без доброй воли России, у которой денег тоже хватает, вряд ли возможно?



Уве Хальбах: Нет, речь не идет о покупке чего бы то ни было или о закачивании денег как таковых в конфликтную зону. Задача - так разместить экономические проекты в зоне конфликта, чтобы конфликтные стороны должны были взаимодействовать и находиться в контакте. Страны Евросоюза уже давно активны в этом направлении, поддерживая финансово, например, проекты по восстановлению инфраструктуры в Южной Осетии, да и в Абхазии тоже. На той же гидроэлектростанции "Ингури", где свой вклад внесла фирма "Сименс". Подобные проекты должны получить большее распространение. Речь не может идти о покупке той или иной конфликтующей стороны. Россия также очень активно участвует в экономике Абхазии, например, что может дать кому-то повод и в этом случае говорить о подкупе. А подобное со стороны Грузии рассматривается, как попытки добиться экономической аннексии Абхазии. Такие взгляды, конечно, способствуют только обострению конфликта.



Юрий Векслер: Нежелательность для России осуществления намерений Грузии вступить в НАТО является фактом. Как успокоить Россию и убедить ее в том, что членство Грузии в НАТО никаких угроз для нее представлять не будет?



Уве Хальбах: Такие попытки, естественно, будут предприняты. Ведь НАТО не намерено поддерживать никаких реинтеграционных действий Грузии, а будет играть скорее сдерживающую роль. НАТО вовсе не заинтересовано, чтобы одна из стран-членов организации вела бы политику, ведущую к обострению конфликта. От НАТО могут исходить только призывы к спокойствию, к мирному разрешению конфликтов, а не к каким бы то ни было авантюрным шагам, которые стимулировали бы стремление конфликтных регионов к отделению.


XS
SM
MD
LG