Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты Радио Свобода о судебной реформе в России


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Сергей Тарасов: Высшая квалификационная коллегия судей отказалась удовлетворить просьбу председателя Высшего арбитражного суда Антона Иванова о приостановке полномочий председателя Федерального арбитражного суда Московского округа Людмилы Майковой. Ее обвиняют в неэтичном поведении. Коллегия ждет, пока ей разъяснят, что такое тайное голосование - именно таким способом должно приниматься решение о досрочном прекращении судейских полномочий в случае, если речь идет о дисциплинарном взыскании.



Вероника Боде: Судью Людмилу Майкову обвиняют в том, что она провела ряд сомнительных операций с недвижимостью. Вот что сказала в интервью Радио Свобода Анна Ковалева, начальник пресс-службы Высшего арбитражного суда...



Анна Ковалева: В Высшем арбитражном суде была проведена проверка сведений, содержащихся в материалах, поступивших из Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации в отношении председателя Федерального арбитражного суда Московского округа Майковой Людмилы Николаевны. Результаты проверки, которые были изложены в заключении комиссии, дают основания для вывода о том, что председатель Федерального арбитражного суда Московского округа Майкова Людмила Николаевна при решении ею своего квартирного вопроса допустила действия, умаляющие авторитет судебной власти, причиняющие ущерб репутации судьи.



Вероника Боде: Прокомментировать отказ в приостановке полномочий судьи Майковой я попросила Владимира Соловьева, известного теле- и радиоведущего, который занимался журналистским расследованием этого дела.



Владимир Соловьев: Я думаю, что дело само по себе показательно в том плане, что Антон Александрович Иванов, возглавляющий Высший арбитражный суд и поставленный на эту должность теперь уже президентом Российской Федерации Дмитрием Анатольевичем Медведевым, пытается провести некую реформу и очищение системы, и начинает не так, как это принято в России, со стрелочников, а начинает с людей знаковых. Но очевидно, что решение четко и ясно дает понять, что система отнюдь не желает реформироваться и что пусть даже попыткой искоренить большие сорняки задачи не решить. Если быть последовательным и выполнять указания Путина и Медведева по наведению порядка в судебной системе, то придется заниматься не только эволюцией, но и очищением таких крупных блоков. Одним из этих блоков является ВККС. Решение четко и ясно показало, что система консервативна, не намерена сдавать свои элементы и будет делать все возможное, чтобы противостоять воле Кремля по очищению судебной системы.



Вероника Боде: Как вы полагаете, Майкова виновата в том, в чем ее обвиняют?



Владимир Соловьев: Я не судья, чтобы принимать такого рода решение. Я знаю, что проводилась прокурорская проверка, и прокурорская проверка подтвердила те факты, которые я излагал в своих заявлениях по поводу обмена квартиры, наличия квартир и что эти квартиры достались по ценам, не соответствующим на этот момент рыночным. Антон Александрович Иванов проводил свое расследование встречное, и он на основании тех документов, которые у него были - как результаты прокурорской проверки, так и его собственной проверки, принял решение о необходимости не только приостановить, но и отозвать полномочия. Так что я думаю, что, учитывая, что Антон Александрович является, бесспорно, грамотным юристом, у него было более чем достаточно оснований для такого рода решений.



Вероника Боде: Удастся ли Дмитрию Медведеву реформировать судебную систему?



Владимир Соловьев: А увидим! Как раз сейчас у нас с вами яркий пример. Дмитрий Анатольевич Медведев сказал же, что наши судьи, к сожалению, зависимы от административного ресурса и от денежного ресурса. Посмотрим, удастся или нет. Пока первый шаг в этой длинной партии за теми, кто пытается по-прежнему держать судебную систему на коротком поводке и заставлять ее служить своим корпоративным интересам.



Вероника Боде: Реформа судебной системы - проблема, которой в последнее время уделяют много внимания российские власти. Цель нового этапа судебной реформы, по мнению президента Дмитрия Медведева, на деле добиться независимости суда. Тамара Морщакова, судья Конституционного суда в отставке, полагает, что в российской судебной системе есть масса вещей, которые нуждаются в изменении.



Тамара Морщакова: У нас нет нормальных апелляционных инстанций, у нас, я считаю, должны быть организованы судебные инстанции по специальным судебным округам, а не по районам, субъектам федерации, должно быть сделано так, как в арбитражной судебной системе, как в дореволюционной России было сделано, чтобы не было спайки между судами и местной властью, у нас на самом деле нет независимых судей, потому что они под очень сильным влиянием председателей судов находятся, которые получают свои полномочия на шесть лет, а потом еще на шесть лет, а потом еще в другом суде могут быть назначены президентом на шесть лет, что на самом деле неправильно, принципу несменяемости это нисколько не соответствует. У нас на самом деле нет и несменяемости для всех судей, потому что очень широки основания для лишения должности, очень широки. Действия, которые наносят ущерб авторитету судебной власти - это что? Во многих случаях за такие действия признавались даже критические высказывания судей в своем сообществе против каких-то поступков других судей или против решений, которые даже были отменены потом. Все это подавалось, как действия, несовместимые с высоким авторитетом судейской должности. Это полностью не годится. Я лично считаю, что вопросы лишения статуса должны решаться иначе. Это должен быть или импичмент, или очень самостоятельная процедура, которую, конечно, должны осуществлять органы, состоящие из судей, но не из тех судей, которые, кроме этого, еще рассматривают гражданские и уголовные дела и по этим делам полностью находятся под властью судебных начальников соответствующих.



Вероника Боде: По свидетельству директора "Левада-центра" Льва Гудкова, отношение россиян к судебной системе - это тяжелая и болезненная тема. Доверие к суду находится на очень низком уровне. Только 15 процентов опрошенных ему доверяют, а 60 - в той или иной форме - отказывают ему в доверии и авторитете.



Лев Гудков: Суд не воспринимается, как самостоятельная власть. Люди думают, что судебная система, наш суд зависят прежде всего от власти, а во-вторых, от людей с деньгами, поэтому репутация суда еще и вдобавок как суда коррумпированного, очень зависимого. Поэтому суд действительно не пользуется ни доверием, ни авторитетом, и в сравнении, скажем, с тем, что делается в других странах, люди оценивают нашу судебную систему очень низко, и на вопрос, где может человек найти защиту своих прав или решение своих проблем, больше половины говорят: нигде.



Вероника Боде: О возможностях реформы судебной системы что думают россияне?



Лев Гудков: В строгом смысле об этом может думать только компетентное и образованное меньшинство, которое настаивает на том, что суд должен быть полностью независимым, а не подчиненным президенту, администрации президента, как сегодня. Но верят в такую перспективу очень слабо.



Вероника Боде: Вот ведь власть сейчас взяла курс на реформу судебной системы...



Лев Гудков: Я думаю, что здесь очень много риторики, популизма. Понимаете, наша власть всегда отчитывается за свою работу планами на будущее. Давайте посмотрим, что из этого выйдет. Слова словами, а реформы суда пока нет. Нереформируемость суда препятствует и развитию и общества, и экономики, и ведет к последовательной деморализации всего общества.



Вероника Боде: Говорил Лев Гудков, директор Аналитического центра Юрия Левады.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG