Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Барак Обама представляется миру: американцы пристально наблюдают. США отказываются от проведения крупномасштабных тестов новой вакцины от СПИДА: победим ли вирус


Юрий Жигалкин: Барак Обама представляется миру: американцы пристально наблюдают. США отказываются от проведения крупномасштабных тестов новой вакцины от СПИДА: победим ли вирус? Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


Кандидат от Демократической партии в президенты Барак Обама отправляется в свое первое международное турне в качестве потенциального президента США. Внимание к этой поездке кандидата совершенно особое. Обаму будут сопровождать, и это небывалый случай, самые видные ведущие трех главных телеканалов.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Предвыборный штаб Барака Обамы объявил, что сенатор в ходе поездки посетит Иорданию, Израиль, Германию, Францию и Великобританию Ирак и Афганистан. По словам ближайших помощников Обамы, встретившись с руководителями этих государств, он рассчитывает заложить основы своих будущих отношение с ними в случае избрания его президентом Соединенных Штатов. По мнению бывшего видного конгрессмена-демократа Ли Гамильтона, «сегодня ставки для Обамы чрезвычайно высоки». В то время как он опережает Маккейна в опросах общественного мнения, внешняя политика является единственной сферой, в которой фигура Обамы вызывает сомнения у избирателей, – считает Гамильтон, выступивший с официальной предвыборной поддержкой Обамы.


Как указывает журнал « Time », наиболее важными критиками Обамы станут не иностранные лидеры и не воодушевленные толпы, встречающие его по пути следования. Самой важной аудиторией станут американские избиратели, многих из которых еще предстоит убедить, что этот молодой человек с относительно небогатым опытом – тот, кто лучше всего подходит на роль верховного главнокомандующего. По мнению Кена Даберстайна, бывшего главы аппарата Белого дома при президенте Рейгане, для предполагаемого кандидата в президенты «это несомненная возможность перешагнуть порог, за которым начинается признание его профессиональной пригодности».


Большинство наблюдателей сходятся в том, что, что бы ни сказал или ни сделал Обама в этой поездке, все будет попадать под прицел республиканцев, жаждущих усилить сомнения в его готовности и способности эффективно решать вопросы внешней политики и обороны. Республиканский соперник Барака Обамы сенатор Джон Маккейн не упускает случая, чтобы излить свой сарказм. Вот что сказал Маккейн на минувшей неделе, после того как Обама изложил основы своей внешнеполитической программы.



Джон Маккейн: Сегодня я рад, что сенатор Обама, видимо, впервые за все время намерен встретиться в Ираке с одним из опытнейших в нашей истории генералов Дэвидом Петреусом. Прежде он никогда не просил о такой встрече, на которой он мог бы получить информацию из первых рук. Я также рад, что Обама впервые посетит Афганистан, где он никогда не был. Но меня искренне изумляет его решение выступить с речью о стратегии в отношении Ирака и Афганистана еще до его непосредственного знакомства с ситуацией в этих странах.



Аллан Давыдов: Сам Джон Маккейн в качестве вероятного кандидата в президенты уже успел побывать в Канаде, Колумбии, Мексике, Израиле, Иордании, Франции и Великобритании.



Юрий Жигалкин: Значение этого крупного зарубежного турне Барака Обамы Ян Рунов обсудил с американским политологом.



Ян Рунов: Впервые ли в истории Америки кандидат в президенты совершает такой зарубежный вояж во время избирательной кампании? Вот что говорит директор исследовательских программ института «Индепенденс» в Голдене, штат Колорадо, Дэвид Копел.



Дэвид Копел: Это и раньше бывало частью предвыборной президентской кампании. Я думаю, главная цель сенатора Обамы - переубедить тех американских избирателей, которые считают, что у него нет достаточного опыта в международных делах, что в вопросах обороны и международных отношений он слишком прямолинеен и даже наивен. В области внешней политики большинство избирателей (54 процента) отдают предпочтение сопернику Обамы сенатору Маккейну. Из зарубежной поездки Обама должен вернуться с имиджем серьезного, опытного лидера, способного стать крупной фигурой на международной арене.


Англия, Франция и Германия, которые Обама посетит, – ключевые союзники Америки. Укрепить связь с ними в первую очередь – важнейшая задача любого американского президента. Что касается Израиля и Палестинской автономии, то здесь задача намного сложнее. Обама в прошлом был связан с антиизраильскими, пропалестинскими активистами, и это вызывает серьезное беспокойство у американских евреев, у произраильски настроенных южных баптистов и у всех тех, кто опасается распространения исламского радикализма. Если он своими встречами с Ольмертом и Аббасом хочет продемонстрировать, что, став президентом, подойдет к проблеме ближневосточного урегулирования нейтрально, сбалансированно, то такой подход как раз и будет наивным. Как нельзя было занимать нейтральную, сбалансированную позицию в конфликте гитлеровской Германии и Польши, так нельзя занимать такую позицию в конфликте между палестинскими террористами и демократическим государством Израиль. Надо стоять на стороне цивилизации, противостоящей варварам.



Ян Рунов: Чего можно ожидать от визита Обамы в Афганистан и в Ирак?



Дэвид Копел: Я думаю, что вопрос об Ираке станет на последнем этапе борьбы за пост президента очень серьезной проблемой для Обамы. Одна из причин его победы над Хиллари Клинтон на первичных выборах в том, что его избирательная платформа в отношении войны в Ираке была более радикальной. Но одно дело – внутрипартийные выборы, а другое дело – всеобщие. Здесь Обаме ради победы придется резко перейти из леворадикального ряда в центр. Тем более, что с увеличением американского контингента в Ираке, на чем давно настаивал Маккейн, ситуация намного улучшилась. Сейчас многие поняли, что американцы должны оставаться в Ираке до тех пор, пока иракское правительство не обретет достаточно сил, чтобы защитить страну от иностранных террористов, поддерживаемых Ираном и «Аль-Каидой».



Ян Рунов: Сейчас говорят об «обамомании» в Европе. Насколько важен имидж Обамы как представителя новой Америки?



Дэвид Копел: Всегда хорошо для страны иметь президента, который популярен не только у себя дома, но и за границей. Это помогает одерживать дипломатические победы. Но все не так просто. Популярность в Европе совсем не обязательно может принести популярность и внутри США. Иногда даже, наоборот, может вызвать противоположную реакцию у умеренно настроенного большинства американских избирателей. Мне кажется, Обама не совсем понимает это.



Ян Рунов: Главное внимание, как ожидается, привлекут встречи Обамы с лидерами Израиля и Палестинской автономии, ибо там может быть намечен новый курс США в этом районе мира, если президентом станет Обама.



Юрий Жигалкин: Ну, а многие американцы наверняка обратят внимание на другое: сможет ли кандидат Обама во время этого серьезного для себя испытания держаться по-президентски. Решится ли он, например, выступить у Бранденбургских ворот в Берлине, дав повод сравнить себя с Джоном Кеннеди и Роналдом Рейганом.


В конце прошлой недели американский Федеральный исследовательский институт инфекционных заболеваний внезапно отменил самые крупномасштабные испытания новой вакцины, защищающей от вируса иммунодефицита. Почему? Мой – собеседник профессор вирусолог Даниил Голубев.



Даниил Голубев: 8,5 тысяч людей должны были получить эту вакцину и выйти в обычную свою жизнь, ведя свой обычный образ жизни. Речь идет о лицах особого риска. И вот такой огромный опыт отменяется. Потому что предшествующий опыт, по сути дела, такой же вакцины, какая предполагалась к использованию сейчас, оказался неэффективным. И ученые прямо говорят, что это вирус с чудовищными свойствами, он действует первично на иммунные клетки, на иммунную систему, которая, на самом деле, должна выработать средства для его подавления.



Юрий Жигалкин: Профессор, а по какому принципу действовала несостоявшаяся, но многообещающая вакцина?



Даниил Голубев: Это синтетическая вакцина, генно-инженерная. В основе ее лежит аденовирус, который используется как метод доставки антигенов против вируса иммунодефицита в организм. К этому обезвреженному аденовирусу пятого типа, который имеет способность проникать в организм и в соответствующие клетки, к нему присоединяются три антигена белковых компонентов вируса иммунодефицита человека, и вот эти три компонента, синтетически приготовленные, должны произвести иммунологический эффект, вызвав образование антител против дикого, вирулентного вируса. Но в результате оказалось, что вместо защиты была зарегистрирована даже повышенная чувствительность к первичному заражению.



Юрий Жигалкин: Говорят, это было самое многообещающее направление разработки вакцины. Означает ли это, что ученые оказались в тупике?



Даниил Голубев: Вся работа ведется как стрельба по ускользающей мишени. Мне трудно сказать, в каком новом направлении может идти вопрос о создании такого рода вакцин. Неслучайно сегодня Всемирная организация здравоохранения процедуру обрезания сделала центральной профилактической процедурой или почти центральной в Африке, а Израиль поставляет туда и специалистов, которые имеют большой опыт в этой области, и даже специальное оборудование.



Юрий Жигалкин: Тем не менее, только что было сделано, как говорят, важное открытие в области генетических особенностей инфекции?



Даниил Голубев: Выяснены весьма важные и, в общем, абсолютно новые сведения. Генетические мутации, которые изначально защитили африканцев от вирулентных форм малярии, сделали их одновременно на 40 процентов более чувствительными к ВИЧ-инфекции сравнительно с представителями других рас. Около 90 процентов африканцев имеют мутации, которые изначально были вызваны устойчивостью, эволюционно возникшей, к вирусам малярии, и это обстоятельство объясняет, что 11 процентов населения этого континента имеют склонность быть поражены вирусом иммунодефицита человека. Такая же ситуация имеет место и в США применительно к афроамериканцам. Притом что афроамериканцы составляют всего 13 процентов населения США, более половины свежеинфицированных относится к этой категории лиц.



Юрий Жигалкин: На разработку вакцины уже ушло больше двадцати лет, хотя американские ученые в свое время обещали создать ее в три года. Насколько вообще уникален такой долгий срок поисков вакцины?



Даниил Голубев: Время, которое тратит человечество на создание тех или иных вакцин, абсолютно ничем не лимитировано, кроме, я бы сказал, природы этого вируса и счастливого случая. Победа над оспой явилась результатом, в общем, счастливого случая, когда Дженнер подглядел у природы ответ на вопрос, который висел над человечеством тысячелетиями, а именно: он увидел, что доильщицы, которые имеют на своих руках следы коровьей оспы, поскольку коровы болеют оспой, никогда не заболевают оспой. С другой стороны, полиомиелит был известен с начала ХХ века и идентифицирован, и возбудители его выделены, но только в середине 50-х годов удалось создать сначала убитую, а потом живую вакцину. И, наконец, третий пример. С 1933 года известен вирус гриппа, и с 1939 года идет разработка разного рода вакцин. Но грипп не ликвидирован.



Юрий Жигалкин: Такое прошлое, надо сказать, вряд ли внушает особый оптимизм.



Даниил Голубев: Исторический опыт мало что нам говорит. Единственное, что можно твердо сказать, что такого вируса, который бы специфически действовал на иммунные клетки, как на первичную цель своего воздействия на организм, до сих пор не было. И не исключено, что здесь требуются какие-то принципиально иные подходы. Но обрисовать их сегодня представляется достаточно сложным.



Юрий Жигалкин: Профессор Даниил Голубев комментировал отмену испытаний самой перспективной вакцины от СПИДа.


XS
SM
MD
LG