Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит главы российского МИДа Сергея Лаврова в Пекин


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие депутат Госдумы Борис Резник.



Евгения Назарец: Сегодня, возможно, будет внесена ясность в территориальный спор между Россией и Китаем продолжительностью в 17 лет. С 1991 года четырехкилометровый участок границы между двумя странами по реке Амур оставался недемаркированным. Спорной считалась территория двух островов в акватории Амура – острова Тарабарова и Большого Уссурийского острова. Если во время этого визита главы российского МИДа Сергея Лаврова в Пекин соглашение от 2004 года относительно владения спорными территориями будет претворено в жизнь, то остров Тарабарова и большая часть Большого Уссурийского получат китайские имена. Депутат Госдумы Борис Резник долгое время жил и работал в Хабаровске, хорошо знает проблему. Суть самого спора и дипломатического процесса не укладывается только в формулировку передачи Китаю островных территорий, объяснил Борис Резник в интервью Радио Свобода.



Борис Резник: Дело в том, что было подписано соглашение между нашей страной и Китаем о демаркации, то есть об упорядочении пограничной линии. И когда проводили эту демаркацию, частично там остров Тарабарова и остров Большой Уссурийский отошли Китаю. Ну, это пустые абсолютно острова, необитаемые, заросшие кустарником. Были там выпасы, правда, совхоза «Заря», но это, я думаю, небольшой для страны ущерб. Поэтому когда говорят, что вот, передают острова Китаю, это не совсем правда. Демаркация – это совсем другая история. Ну, и сегодня на Большом Уссурийском острове по соглашению с Китаем мы начали возводить так называемый пункт перехода. Там будет огромный торговый центр для китайских товаров, наши предприниматели будут в бизнес-центре вести переговоры с китайцами, таможенный большой переход, где будет обмен товарами, так сказать, происходить, и так далее.



Евгения Назарец: Почему этот вопрос оставался открытым с 1991 года?



Борис Резник: Ну, трудный вопрос, на самом деле, ведь еще по Айгунскому соглашению, оно было несправедливым, на мой взгляд, это Айгунское соглашение, китайцы вообще не могли пользоваться рекой Амур, поскольку подписали тогда документ, по которому только по их стороне, на китайской стороне буквально несколько метров водной поверхности отходило Китаю, а все остальное – это была наша, российская река. Хотя мировая практика такова, что, как правило, если по водоемам, по рекам проходит граница, то она проходит по фарватеру.



Евгения Назарец: «РБК Дейли» называет это самое соглашение, которое будет заключено относительно этих островов, уступкой Китаю.



Борис Резник: Дело в том, что любая демаркация состоит из уступок. Проводят линию границы. Она была размыта, эта линия, сегодня ее упорядочивают, только и всего.



Евгения Назарец: Есть у этого какое-то политическое значение, явно выраженное?



Борис Резник: Это добрая воля наших руководителей, российских. Было это подписано уже во времена Владимира Владимировича Путина, и я думаю, что китайская сторона по достоинству этот жест российской стороны должна оценить.


XS
SM
MD
LG