Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какой должна быть спортивная журналистика


Олег Винокуров: Что касается сегодня тем. У нас есть слушатель заинтересованный и очень активно реагирующий на все. Он подписывается как В.Кудлин. Он часто пишет нам письма, обращаясь к нам «уважаемые господа». Живет он в Малаховке и периодически присылает нам интересные вырезки из газет местных, которые уж к нам никогда не попадут. Я хочу сейчас на одной заметочке задержаться на секунду. Это из газеты «Мой район». В каждом районе Москвы, Подмосковья выходит такая газета. Вот эта газета «Мой район – Марьино, Люблино и Братеево». И вот там во время чемпионата Европы… Естественно, как без футбола то? Без футбола никак. И вот в этой газете помещены два коротеньких интервью с российскими футболистами Дмитрием Хохловым и Александром Мостовым. Почему сборная России вдруг заиграла в футбол? Отвечают бывшие игроки национальной команды. Но это не сама газета взяла интервью, а это, оказывается, было в газете «Эль паис», испанской газете. Поэтому и Хохлов, и Мостовой по-испански говорят отлично, поэтому именно их испанцы спрашивали. И перевод здесь «Инопрессы». Короче говоря, читаю. Хохлов говорит: «Думаю, есть несколько причин: и работа Хиддинка, и то, что наши ребята сейчас показывают действительно хорошую игру. Не как турки, за счет удачи, фарта прошли дальше, а за счет хорошей игры». Не знаю, почему-то обязательно надо каким-то боком задеть турок, которые не знаю при чем они. Но вот Хохлов посчитал нужным почему-то противопоставить игру сборной России игре сборной Турции. Но гораздо важнее, что Мостовой сказал. Я с ним знаком, не очень близко, но знаком и имел возможность убедиться, что человек он достаточно алчный. И вот он тут говорит: «Я верю, что деньги могут сыграть очень важную роль. В этой жизни, где все дорожает, деньги – самое важное. Сейчас у российских футболистов есть преимущество, которого не было в мое время. Нефтяные мультимиллионеры предоставляют крупные финансовые стимулы. В мое время не платили ничего, поэтому у нас были проблемы на турнирах. Когда тебе платят, к тому же платят очень много, выходишь на поле с другим настроением». Вот это, мягко говоря, грустно было читать. Хотя для меня это не было сюрпризом. Роберт, это к вопросу о том, играют ли деньги в футбол, который вы периодически поднимаете.



Роберт Воскеричян: Это не я поднимаю, это поднимали на телеканале «Культура» небезызвестный комментатор и очень известный агент футбольный. А что касается Мостового, то он волен так думать. Конечно, глубиной этот анализ не отличается, мягко говоря, а алчностью попахивает. Комментировать то, что сказал Мостовой, бессмысленно, потому что нет зерна в этом всем. Понятно, что деньги нужны, что стимулы нужны. А сколько есть примеров, когда и без денег выигрывали все что угодно. Такого однозначного ответа нет. И вряд ли Мостовой может что-то новое добавить в палитру.



Олег Винокуров: Просто я, когда думаю про Мостового, да, действительно, тогда немного было премиальных за игру сборной, но при этом в каком он сам находился положении… Он и такие, как он, игроки, в большинстве своем сборная тогда же состояла из легионеров. Он же тогда вообще был из другого мира как будто бы. Это жизнь, которая для большинства была недостижима. Человек живет, играет в Испании, зарабатывает бешеные деньги. И вот тогда он приезжал в сборную, ему еще и в сборной должны были платить?



Роберт Воскеричян: И платили. Они еще скандалили. Это мы все очень хорошо помним.



Олег Винокуров: Просто, к счастью, мы знаем, что тут всех нельзя объединять. Ну, Мостовой вот считает так. Но, к счастью, я много знаю ребят из той сборной партнеров Мостового по команде. Не все придавали именно в данном случае такое значение деньгам. Ну, и слава Богу.


Первым позвонил нам Александр из Москвы.



Слушатель: Первый вопрос у меня к господину Воскеричяну. На всех Олимпиадах последних тратили больше, чем планировали. Ну, это понятно, капиталистические фирмы хотели наварить побольше. Но в Китае якобы социализм, воров и взяточников расстреливают без всякой жалости. В Китае, по-вашему, превысят смету, и если превысят, то насколько? И второй вопрос, все время вы жалуетесь на телевидение, на комментаторов, как они комментируют разные соревнования. А вы посмотрите на уровень. Недавно по каналу СТС показывали конкурс «Мисс Вселенная», девушки, конечно, красивые, но этот комментатор сначала сказал об Австралии, что там можно увидеть кенгуру и пигмеев. Пигмеи в Австралии – нормально… Потом еще лучше: «Для нас главное на этом конкурсе – обойти испанку, чтобы отомстить за нашу сборную на Евро». Я тогда подумал: «Какой маразм!» Если такой уровень на нашем телевидении, откуда тогда взять Майоровых и Озеровых?



Олег Винокуров: Правильно, Александр. Вы смотрите в корень. Но если общий уровень такой, то почему в спорте или в футболе должно быть иначе? Я еще тогда приведу один пример, который просто меня поразил, что ведь смысл еще в чем? Что журналисты как-то по-особому мыслят и как-то по-особому все это дело осмысливают. Короче говоря, на канале «Спорт» я смотрю сюжет про подготовку штангистов. Они собрались в зале, тренируются, и много-много интервью с этими людьми периодически. И они все предстают какими-то нормальными, естественно, симпатичными ребятами. Когда послушаешь, как человек говорит что-то, у нас кто первый в зал прорвался, включил свою музыку, и все, значит, остальные под его музыку будут заниматься. А другой говорит: «А я на камеру снимаю все свои попытки, чтобы потом изучать». Вот, думаешь, какой вдумчивый и так далее. А третий еще чего-то рассказывает: «Нам удовольствие такое, нам зал как дом». Его спрашивают: «А медали?» «А медали – это как бонус уже за удовольствие». Я просто к тому, что очень симпатичный человеческий сюжет, симпатичные ребята, и вдруг концовочка такая, там показывают ленты из плотного материала, но они, хоть и плотные, периодически рвутся. И вот там показывается: такие ленты из очень прочного материала наши штангисты рвут за одну неделю. «То же самое они намерены сделать и со своими соперниками на Олимпиаде в Пекине», - вдруг влез журналист с такими выдающимися псевдопатриотичными тезисами. Ну, у любого спортсмена спроси, он никогда в жизни так не скажет: «Мы порвем, мы хотим всех порвать». И почему-то влезает журналист с такими вот… Вот это очень обидно, конечно.



Роберт Воскеричян: Что касается вашего вопроса, Александр, то есть цифры уже точные, почти окончательные, потому что до восьмого августа всего ничего. И давно все готово. Планировали потратить 18 миллиардов долларов, потратили – 42. Но я не думаю, что это связано с коррупцией, хотя, безусловно, какие-то элементы коррупции в Китае есть.



Олег Винокуров: Действительно, а почему в социалистической стране… Что, в СССР не было коррупции?



Роберт Воскеричян: В данном случае основные деньги пошли на инфраструктуру. Очень много сделано в Пекине, почти все крупнейшие теплоэлектроцентрали переведены с угля на газ, и там очень много всего: дороги, дамбы – колоссальная строительная инфраструктурная программа. В итоге получилось 42 вместо 18. То есть если мне моя школьная память не изменяет, уроки арифметики я вроде нормально посещал, в 2,5 раза превышение получилось. Вот вам и результат. Посмотрим, что будет в Сочи, что будет в других олимпийских столицах. Но как приписывают персонажу одного известного анекдота: тенденция, однако. Это и в Лондоне прослеживается: с 3 миллиардов долларов уже до 18 поднялось, в шесть раз. То есть очевидно, такова планида всех олимпийских столиц.



Олег Винокуров: А, может быть, они просто изначально занижают, чтобы правительство не бросило эту идею, чтобы поддержало, сказали: а мы вам всего за 3 миллиарда проведем. Если сразу объявить 18, так все скажут: «Зачем нам это сдалось?» Инфляция – это же объективный процесс.



Роберт Воскеричян: Инфляция – да, поднялась цена на нефть, на сталь. А сталь – это конструкционный материал.



Олег Винокуров: На все поднимается, видимо. Зарплаты рабочих, может, растут за семь лет.



Роберт Воскеричян: В общем, 42 миллиарда в Пекине ушло.



Олег Винокуров: Никуда не денется, социалистическое, капиталистическое, какое угодно государство – везде процессы одинаковы. А что, в СССР коррупции что ли не было, из-за того, что это было социалистическое государство, или в какой-нибудь Румынии, ГДР?



Роберт Воскеричян: В Румынии как раз-таки вообще все замечательно по этой части. Слушаем Евгения из Воронежа.



Слушатель: Я без Валерия Винокурова как осиротел.



Роберт Воскеричян: Это вопрос или утверждение?



Слушатель: Почему его нету?



Олег Винокуров: Человек может в отпуск пойти хоть раз в жизни?



Слушатель: И второй вопрос. Что насчет строительных работ в Сочи? Какие там изменения?



Роберт Воскеричян: Изменений никаких, кроме того, что на Грушевом хребте приняли решение во имя сохранения природы не строить на Грушевом хребте бобслейную трассу. А так все по-старому, никаких изменений нет. Все, что намечено, будет строиться, пока не начинали, но вот-вот начнут.



Олег Винокуров: Перенос этот – сказали: не вопрос, согласовать можно.



Роберт Воскеричян: Уже согласовали.



Олег Винокуров: Все одобрили, процесс идет. Александр из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Когда слушаешь Роберта Воскеричяна, то кажется, что пара миллиардов долларов для него не деньги. Поэтому у меня хочется спросить у Роберта, за сколько вы бы продали Аршавина «Барселоне»? Тем более, он и сам этого хочет. Предлагалось «Зениту» за него 15 миллионов евро, но «Зениту» это показалось мало. Какова реальная стоимость Аршавина как нападающего в Европе сейчас?



Роберт Воскеричян: Я не готов ответить точно, сказать, сколько он стоит, потому что для этого надо иметь более точные специальные знания, то есть надо быть не просто агентом футбольным, но и глубоко в этой среде вариться. Но как экономист, для которого 2 миллиарда – не деньги, вы правильно подметили: все, что больше тысячи – все миллион, я скажу так: Аршавин стоит ровно столько, сколько за него заплатит европейский клуб. Вот это и будет его цена. Потому что я лично думаю, что по большому счету это очередная серия нескончаемого фильма под названием «Как бы вздуть свою стоимость трансферную». Это мы наблюдали в случае с Быстровым, который грозился перейти в «Спартак» и так и перешел в «Спартак» и превратился из перспективного игрока в нервного петербургского юношу с дерганым характером. Я забыл, кто этот журналист, он в одной из газет написал, мне очень понравилось. Что касается Аршавина, ну, у него по сравнению с Быстровым таланта побольше. Но не настолько, чтобы называть его гениальным, как это позволил себе, на мой взгляд, вполне симпатичный комментатор Геннадий Орлов. Вернемся к его стоимости. Вот когда его продадут, мы узнаем, сколько он стоит. А все остальное, это из области предположений, каких-то хитростей.



Олег Винокуров: Это естественно, как можно на любом рынке говорить: всякая вещь стоит столько, за сколько ее можно продать. Но просто как формируется цена? Предположим, предложение – это понятно. «Барселона» смотрит: если у меня этот игрок стоит столько, этот столько, а этот лучше того, хуже того… Примерно, если Рональдиньо стоит 18,5 миллионов евро.



Роберт Воскеричян: То есть за два года он потерял в пять раз свою стоимость.



Олег Винокуров: Рональдиньо – 18,5, что же я еще буду доплачивать еще? Это понятно, «Барселона» своими руководствуется. А вот, например, клуб «Зенит», назначая цену, почему пришло в голову 40? Из своих нужд им нужно просто 40 миллионов для чего-то, поэтому они говорят 40?



Роберт Воскеричян: Обычно берут в расчет две величины – примерная рыночная стоимость такого игрока где-то в пределах 15 миллионов евро. За такую сумму можно его продать, причем и внутри страны можно продать Аршавина, и какому-то европейскому клубу. И еще, конечно же, берутся во внимание те суммы, которые на него уже потрачены. Потому что он получает одну из самых высоких зарплат, это все нужно как бы отбить, потому что это же бизнес. Если ты потратил на игрока 25 миллионов, а выручил 15, значит ты уже в минусе. Минус десять – это никому не нужно. Поэтому и пытаются сбыть. Но если игрок уже перестает соответствовать, от него надо как-то избавляться в хорошем смысле слова. Хочешь получить какие-то деньги, тогда уже не думают о прибыли…



Олег Винокуров: Потому что расходы же будут расти. Еще год – значит, он у тебя будет еще зарплату за год получать.



Роберт Воскеричян: Я изначально думал и думаю сейчас, что вся эта канитель, связанная с его переходом якобы, несостоявшимся переходом в гранд-клуб какой-то европейский, то ли испанский, то ли английский, в конце концов, выльется в то, что он получит свои… Он просил 7 миллионов евро, он получит 6 от «Зенита», успокоится и будет играть.



Олег Винокуров: Ну, и слава Богу.



Роберт Воскеричян: Потому что не факт, что он заиграет в Европе. И мое мнение, хотя я – дилетант в этих вопросах, но мнение Арсена Венгера, думаю, чего-то да стоит. Он прямо сказал: «Аршавин не нужен, потому что он не будет играть в каждом матче так, как я требую от своих игроков – звезд, которые получают те деньги, которые просит Аршавин». Я думаю, что слово Венгера имеет определенный вес в футболе.



Олег Винокуров: Слово Венгера – закон, по крайней мере, для «Арсенала». Артура из Санкт-Петербурга слушаем.



Слушатель: Я хотел бы продолжить две темы, которые были сегодня заявлены, путем рассказал о некоторых сообщениях прессы питерской. В частности, был разговор о зарплатах, о Мостовом. Мне случайно попалась на этой неделе такое, можно сказать, бульварное издание, оно называется «Большой город». Это издает холдинг тот же, что и «Афишу». Там на последней странице «Фанатские посиделки между Таней Булановой и главным редактором радиостанции «Зенит». Они сидели в ресторане фешенебельном и трепались о разных околофутбольных темах, светских. Меня поразила одна вещь из всей этой беседы, хотя все беседа достойна анализа Роберта Воскеричяна, но одна вещь меня поразила особенно. Таня Буланова рассказывала о том, что Радимов и Павел Погребняк поспорили перед чемпионатом Европы. И Радимов сказал, что если сборная России выиграет чемпионат Европы, то он Погребняку отдаст свой «Бентли». Но то, что Погребняк получил травму, это нас спасло, наш семейный бюджет выручило. Меня поразило то, что человек, сидящий на скамейке запасных, два с половиной раза выйдя на замену за весь сезон, он получает такие деньги, что может себе позволить, например, купить «Бентли».



Олег Винокуров: И главное, не столько купить, сколько легко с ним расстаться.



Слушатель: Да, абсолютно. То есть вот это подтверждает слова Мостового о том, что как у нас платят. Но в Саудовской Аравии тоже платят хорошо. И следующая тема – о журналистах, о комментаторах. Дело в том, что каждый почти день приносит какие-то сообщения, ужасающие меня. Была передача такая на канале «Сто» питерском. Называется «Футбол. Про и контра», которую ведет Леонид Генов. Такое ток-шоу. Понятно, что все ток-шоу у нас сейчас не в прямом эфире идут, все записанные. Соответственно, оттуда можно вырезать что-то, что не устраивает. И вот меня в последней передаче просто поразило заявление одной девушки, которая там часто присутствует и которая позиционирует себя как журналист газеты «Спорт. День за днем». И она, в частности, говоря о «Спартаке» и о том, что в дубль сослали несколько игроков, я, конечно, сделал поправку, что это может быть метафора, что, может быть, так подумал Черчесов якобы… Но всему есть предел. Она в этом разговоре назвала таким образом Моцарта как «ленивая свинья».



Олег Винокуров: О, господи!



Слушатель: Это все пошло в эфир, это не было вырезано.



Олег Винокуров: Замечательно…



Слушатель: Но если бы только такие журналисты, но я писал вам в мае о том, что известный обозреватель «Футбола» Скворцов, представляя команду Португалии перед чемпионатом Европы и описывая ее игру с командой Анголы, в частности, футбольных функционеров Анголы назвал «темными личностями чернее гуталина» и так далее. Что мы требуем от наших фанатов, болельщиков, когда журналисты себе позволяют, которые диктуют весь этот стандарт, они себе позволяют такие вещи, что…



Олег Винокуров: Понятно. Что ж тут сделаешь? Ладно, не будем дальше их пропагандировать, а то мы их цитируем, и получается, что еще мы рекламу создаем.



Роберт Воскеричян: Что касается первого сюжета, он мне почему-то напомнил, была такая замечательная передача в 80-е годы на телевидении, называлась «Веселые ребята». И там одна из шуток была такая: «Пусть хлещет кровь из носу в мире шоу-бизнесу»… Ну, беседовали они с этим редактором радиостанции, а, может быть, и не беседовали, а может быть, не «Бентли», а «Запорожец». А, может, он еще с кем-то спорил.



Олег Винокуров: Да, может, и «Бентли» подержанный. Да нет, просто в этом мире нормальный пиар, такой дешевенький, может, ничего этого и не было. Что касается журналистов, журналисты выдающиеся. В Питере, например, вроде культурная столица, великий город, столько интеллигентных людей, казалось бы, образованных. Но сколько я общался с журналистами спортивными питерскими, были, конечно, интересные встречи, но был один, который говорил: «Сначала я бы хотел задать вам несколько вопросов, а потом, может быть, пригласить на программу». Он задавал мне вопросы, я ему отвечал, потом говорит: «Знаете, теперь я вижу, что вы разбираетесь в экономике большого спорта. Вы не могли бы прилететь в Питер на какую-то программу?» То есть абсолютное отсутствие понимания своего места среди всех остальных людей, которые работают в этой профессии. Поэтому удивляться тому, что они говорят об ангольских функционерах или о Моцарте, который действительно ленивый, но уж, наверняка, точно не свинья, а человек, и удивляться не приходится.



Олег Винокуров: Да уж. Удивляться только в целом можно. Доколе же и есть ли где-то границы всего этого?



Роберт Воскеричян: Сразу говорю, нет границ.



Олег Винокуров: Продолжаем разговор с Санкт-Петербургом, Владимир долго ждал.



Слушатель: Фанаты ездят по городам и за границу, им это оплачивают, у них как работа? Ведь там молодые ребята в основном.



Олег Винокуров: В смысле, вы имеете в виду…



Слушатель: Вот фанаты во Владивосток прилетели – это же не на свои, наверное, деньги.



Роберт Воскеричян: Фанаты разные.



Слушатель: Или это такая работа у них?



Роберт Воскеричян: Это не работа, конечно. Большинство платит, когда команда играет в Лиге чемпионов, ЦСКА, например, я знаю много болельщиков, уже среднего возраста людей, которые достаточно зарабатывают, что могут себе позволить выезд в Португалию, в Германию, в Европу, где играл ЦСКА в прошлом розыгрыше Лиги чемпионов. Они за свой счет. А, скажем, по стране отдельные представители, если в чартере есть место, отдельные клубы позволяют. Но в общем, за свой счет.



Олег Винокуров: Но многие клубы в последнее время стали создавать какие-то льготные что ли условия, какие-то автобусы предоставляют, например, если это не далекий выезд, а куда-нибудь в Ярославль. Клуб может несколько автобусов арендовать и бесплатно для болельщиков проезд. Что-то делают, или какие-то льготы по железнодорожным… Договариваются, вагоны какие-то цепляют к каким-то поездам. Что-то в этом плане делается. Ну, а так, конечно, своя, какая работа?



Роберт Воскеричян: Работают футболисты и тренеры.



Олег Винокуров: А болельщики все по-разному достают деньги. Владимир Иванович, тоже из Санкт-Петербурга наш слушатель.



Слушатель: Я должен сказать, что сегодня вы затронули самую важную вещь – это деньги. Кстати, в Пекинской Олимпиаде только 3 миллиарда ушло на спортивные сооружения, а все остальное китайцы умудрились грохнуть в дороги, гостиницы и так далее. Так что когда страна что-то берет и начинает строить на 15 миллиардов спортивных объектов, то это не очень хорошо. Мы переживаем время, когда можно сказать, что безумство власти требует надзора. Так вот безумство власти денег тоже требует надзора. И сегодняшняя тема, которую вы хорошо, что поднимаете, что денег столько, что можно купить весь чемпионат Европы. А что касается дальнейшего, то дальнейшее развитие - только дети, только юноши. И когда наши команды начнут молодежные, как испанские команды, занимать 1-2 места, то тогда и будет победа. А так ничего не будет, кроме каких-то разговоров совершенно непрофессиональных. И еще близкая вам тема – это о репортерах, о журналистах. Нужно гнать поганой метлой девушек и каких-то субъектов, которые не играли в футбол никогда, и вдруг им позволяют на всю Россию вести репортажи. Такая муть несется, когда непрофессионалы этим занимаются. Поэтому нужно, чтобы вы сами, репортеры, организовали какой-то клуб. И только этот клуб может давать возможность профессионально вести репортажи. Потому что я лично, когда ведется репортаж, выключаю.



Олег Винокуров: Вы не один такой. Но это все мечты, мечты. У каждого из нас, наверное, есть соображения, как улучшить что-либо.



Роберт Воскеричян: Мне кажется, что лучше даже не вмешиваться, потому что только ухудшение будет. Это уже не операбельно. Оставить как есть, и оно само вымрет, что-то, может, появится потом. Но пока вроде не появляется.



Олег Винокуров: Ну, может быть. Люди же все-таки взрослеют. Ладно, молодой сидит и визжит: «Ну, как же так можно!!!» Но когда уже человеку станет 40 лет, 50 лет…



Роберт Воскеричян: Он будет так же глуп, но не будет визжать, ничего не изменится.



Олег Винокуров: Но хотя бы, может, какая-то манера станет другая.



Роберт Воскеричян: Манера говорить глупости будет другой, но глупости останутся же.



Олег Винокуров: Владимир Иванович, вы, как многие, выключаете звук. Наверное, это такой способ. Станислав из Москвы.



Слушатель: Я считаю, комментаторы, у них три причины. К примеру, непрофессионализм, злоупотребление тем, что боятся неприятностей. Что касается Олимпиад. Действительно, надо всякую промышленность с угля перевести на газ в Китае. И вообще, Россия и Китай – они как бы нежелательны для крупных любых спортивных соревнований. И к тому же, наших спортсменов уже подкупали джипами. И как ни странно, 77-й год, я очень даже удивлен был. Как же в советское время выезжали болельщики, если был тогда «железный занавес»? И в каком сейчас настроении будут болельщики «Спартака»? А почему Владимира Перетурина нигде не видно и не слышно?



Олег Винокуров: Ну, нехорошо про старшего коллегу говорить, что возраст. Но, видимо, он уже на пенсии. В какой-то момент его неприлично отшили, как принято говорить, вытеснили, потом где-то опять появился…



Роберт Воскеричян: Это естественный ход событий.



Олег Винокуров: Видимо, да. А что касается болельщиков. Станислав спросил, в каком настроении они будут? Сейчас они не в лучшем настроении. Они даже планируют во время сегодняшнего матча акцию провернуть. В 4 часа будет матч «Спартак» - «Локомотив». И вроде бы они собираются уйти со стадиона в какой-то момент.



Роберт Воскеричян: На 10-й минуте, если не будет забит гол. Вот такая вот… Я за что купил – за то и продаю. Я беседовал с серьезными футбольными людьми, которые занимаются организацией соревнований футбольных, и они сказали, что по данным службы безопасности, все будет мирно, без драки, но они собираются ждать до 10-й минуты. Если гол не забьет «Спартак» первый, то они разворачиваются и уходят. Если забьет – продолжают смотреть. И то не все. Там же есть «Фратрия», еще какая-то группировка. Только «Фратрия» собирается уйти при каких-то обстоятельствах.



Олег Винокуров: У которой самые такие напряженные…



Роберт Воскеричян: А остальные вроде как болеют и болеют. Это ядро.



Олег Винокуров: Действительно, службе безопасности то чего беспокоиться? Ну, пошли они со стадиона и пошли. Слушатель Серж пишет нам: «Детская мечта Федуна – уничтожить «Спартак» - близка к реализации».



Роберт Воскеричян: А это, знаете, откуда отголосок? Это отголосок, мне кажется, в пятничном номере еженедельника «Футбол» Валерий Рейнгольд написал открытое письмо Федуну, где помимо всего прочего, он и говорит, что нельзя быть президентом, владельцем «Спартака» и прилюдно признаваться, что вы с детства и по сей день болеете за киевское «Динамо». И очевидно, это отголоски вот этих всех вещей. Но меня умиляет, что требуем отставки Федуна. Отставки как? Он – владелец команды. Как это отставки? Как будто Федуна назначили…



Олег Винокуров: Нет, в таких случаях, уж если там бизнес отнимать – тут надо каких-то бандитов, видимо, подключать. Он не может сам себя отставить.



Роберт Воскеричян: Наивные, конечно, вещи такие. Народная команда, слов нет.



Олег Винокуров: Вот именно. В этом и смысл. Игорь Анатольевич из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: В прошлый раз вы меня прервали, когда я говорил о журналистках женского пола. А люди звонят и уже говорят, что поганой метлой выметать надо.



Олег Винокуров: Всех женщин что ли подряд? Среди женщин попадаются нормальные журналистки.



Слушатель: Они тексты писать не умеют, они только шлындряют с диктофонами, смотрят, чем кончится, им все равно, кто победит.



Олег Винокуров: Давайте по существу. Кроме сексизма, какие-то соображения у вас еще есть?



Слушатель: Тут про Аршавина, по сообщениям немецкой прессы, «Немецкая волна» говорила 23 июня, что Роман Аркадьевич Абрамович готов за него 20 миллионов выложить евро. Но он в «Зените» получает 75 тысяч в неделю, плюс премии. И какой еще другой клуб сможет ему столько платить? А вот сообщение «Франкфуртер альгемайне» за 16 июня, он тогда прославился в положительном смысле, когда забил чудной гол голландцам, и вот этот его жест с приложенным пальцем к губам, его никто не понял, что то ли не надо эмоций, не надо хвалить, не надо кричать, всех заинтриговал. Гус Хиддинк его хвалит, что это игрок, который может из ничего создать опасность. Но все-таки пишут, что он из ничего может создать что-то. А чем он нравится? У него лицо, как в храмах католических рисовали ангелов. И вот этим ангельским лицом он привлек Европу.



Олег Винокуров: Вот видите, значит, уже программа «Час прессы – Спорт» расширилась и обогатилась за счет немецкой прессы. Что касается вот этих жестов, вообще, в России принято копировать все, насколько я понимаю. Все, что есть на телевидении и в шоу-бизнесе, все откуда-то скопировано. В футболе тоже. Все эти жесты берутся, копируются с Запада, с иностранных игроков. Помню, Погребняк в этом своем злополучном матче с Сербией, когда он забил гол, изобразил из себя Криштиану Роналду: разведенные руки, поднятые плечи, такое как бы недоумение. Так Роналду делает.



Роберт Воскеричян: А этот жест тоже многие игроки используют. Это, как правило, обращение к трибунам болельщиков противоположной команды, типа замолчите, вот какой гол я вам забил. Или раскачивание, как будто ребенка на руках качают, когда у кого-то жена беременная или только родила.



Олег Винокуров: Да, это повелось с 1994 года.



Роберт Воскеричян: От Бебето еще.



Олег Винокуров: В общем, не знаю. Нельзя призывать, чтобы все игроки изобретали свои собственные жесты.



Роберт Воскеричян: Не дай Бог. Если наши игроки будут изобретать, то мало никому не покажется. Лучше пусть копируют.



Олег Винокуров: Ладно, пусть копируют. Слушаем Ивана из Москвы.



Слушатель: У меня, чтобы старшее поколение хорошо отдохнуло, а то болельщики уже с валидолом под языком звонят, соскучились.



Олег Винокуров: В следующий раз уже будет.



Слушатель: Второе предположение в отношении Олимпиады в Китае. И третье – серьезный вопрос. Я думаю, что китайцы – это древнейшая цивилизация, очень дисциплинированная, они выполнят все то, что нужно. Как выполнят – это их вопрос. Думаю, что Олимпиаду они выиграют, это мое предположение. Я сейчас уже стал юным интернетчиком, и висит на сайте, что до Олимпиады Россия должна признать Абхазию. Вот это очень серьезный вопрос. Какая нитка за этим может потянуться!



Олег Винокуров: На каком сайте вы имеете в виду?



Слушатель: В интернете, в новостях. Я даже не стал открывать, чтобы не портить себе нервы.



Олег Винокуров: На сайте Радио Свобода?



Слушатель: Нет, ну что вы? Либо на «Рамблере», либо на «Яндексе».



Олег Винокуров: Ну, до Олимпиады…



Слушатель: В Сочи.



Роберт Воскеричян: До этого времени ясно будет.



Слушатель: Я просто представляю. Я помню Олимпиаду 1980 года у нас, как расчистили все. Там в Сочи надо весь регион привести в порядок. Я несколько раз был в Сочи, дороги надо привести в порядок. Разговор о запаснике сочинском, он в ЮНЕСКО внесен и так далее. Там полтора человека на один километр могут наступить, лес рубят – щепки летят.



Олег Винокуров: Да, проблем, связанных с этим со всем, с Олимпиадой, немало. Но это ж тоже журналисты что-то там вешают, тоже любят смешивать все эти политические и спортивные воедино моменты. Наверное, не только в спорте такие проблемы существуют. Мы не будем их связывать именно с девушками. Правильно Иван сказал, страшно это и огорчительно. Слушаем Евгения Ивановича из Москвы.



Слушатель: Я конкретно скажу насчет Федуна. Вот ваш товарищ говорил, что чтобы он ушел. Его никто не просит, чтобы он уходил, его просят продать команду.



Олег Винокуров: Да, это единственное, что можно просить его.



Слушатель: Его и просят только продать. И просят не я, не вы, не ваш товарищ, который присутствует, а просит все общество «Спартак». Вот и все, что они просят.



Роберт Воскеричян: Надо еще им попросить потенциальных покупателей, чтобы они купили за ту сумму, за которую он хочет продать. Процесс продажи не такой простой. Или продать за бесценок? То есть фактически бежать ему что ли? Или как? Я хочу, чтобы вы меня правильно поняли, я не собираюсь брать на себя роль добровольного и бесплатного защитника Федуна. Ни я, ни он в этом не нуждаются. Но есть определенные вещи, объективные. Он – владелец, он купил, вложил деньги, а теперь ему говорят: «Убирайся из «Спартака», потому что это народная команда». Когда один человек покупал эту народную команду, никто не возражал, потому что «Лукойл», потому что нефть, потому что миллиарды, потому что много денег. А сейчас, когда выяснилось, что Федун – руководитель футбольный никакой, в отличие от руководителя нефтяной компании, где он себя зарекомендовал, видимо, с хорошей стороны, раз добился такой карьеры выдающейся в этой компании, что все его решения неправильны, неадекватны: не того тренера взял, не так себя позиционирует. Но это значит, что как-то вопрос должен по-другому решаться, а не так, что продавай за любые деньги и уходи, потому что общество «Спартак» так решило. Общество «Спартак» - это общество «Спартак», а клуб «Спартак» - это частная собственность. Кто-то называет его народной командой, я знаю людей, которые собираются, обком партии собирают. Они не могут без этого. Помните, там был первым секретарем обкома партии Тютькин и так далее, как будто это сейчас и здесь. Это такая форма терапии. Видимо, такая же форма терапии для тех, кто считает, что «Спартак» - народная команда. Он давно уже в кармане у нефтяного олигарха Федуна. Какие проблемы? Продаст – продаст. Нет, значит, так и будет продолжаться.



Олег Винокуров: Да, народная команда – это миф такой, он и в те времена был мифом.



Роберт Воскеричян: Тогда, по крайней мере, никакой нефтяной олигарх не мог купить «Спартак», а сегодня это уже можно, и это осуществлено. Вот в чем дело.



Олег Винокуров: Владимир из Московской области на связи, здравствуйте.



Слушатель: Реплика по поводу Артура. Меня коробит от его выступлений. Но есть такая поговорка: каков поп – таков приход. Мы много раз слушали Путина на пресс-конференции, как он иногда позволял себе одергивать журналистов. Ну, а журналисты одергивали других уже. Им есть было у кого поучиться. Сейчас проходит чемпионат мира по пляжному футболу. Мне хотелось бы, чтобы вы осветили немножко финансовую сторону, потому что я не думаю, что там большие деньги, хотя вся зрелищность футбола в голах. Потому что голы забивают просто красиво – и в падении, и вчера второй гол по-бразильски, когда они играли с Испанией, просто поразил, когда была передача, и он головой переправил в дальнюю девятку, обогнув вратаря, это просто был шедевр.



Олег Винокуров: Да, здорово, парашютиком. Очень красиво!



Роберт Воскеричян: Я коротко отвечу на первый вопрос, потом второй зададите. Конечно, несопоставимо с большим футболом. И там не на один даже и не на два порядка. Но за счет чего они могут жить? За счет того, что очень телегеничный вид спорта, и он специально скроен что ли или задуман, замыслен как телевизионный вид спорта. И вот за счет того, что телевидение пытается все более и более глубоко войти в этот вид спорта, они могут нарастить, но в любом случае речь идет если о заработках футболистов, то это о тысячах долларов или о десятках тысяч или до полутора сотен тысяч годового дохода. Не более того. То есть, конечно же, он называется громко – пляжный футбол. Но по деньгам очень сильно отстает. И второй вопрос какой?



Слушатель: Что за конфликт между НХЛ и КХЛ, которые в свете договоров…



Роберт Воскеричян: Попытаюсь, я это сделал в четверг, но для вас специально повторю еще раз. Суть в том, что КХЛ и НХЛ подписали некий протокол о намерениях, что они будут уважать контракты друг друга. Но после этого разразился скандал по поводу перехода Александра Радулова, россиянина, из «Нешвилла» в «Уфу», а у него при этом есть с «Нешвиллом» действующий контракт до 2009 года. Соответственно, из-за этого сыр-бор. На что руководство КХЛ, в частности Медведев Александр Иванович, отвечает, что Радулов все это сделал за три дня до 10 июля, когда мы в Цюрихе подписали протокол. Это ж было джентльменское соглашение. Они в этом протоколе зафиксировали, что они собираются подписать обязывающее соглашение и так далее, и тому подобное. Когда будет обязывающее соглашение, тогда… Конфликт такой, мне кажется, таких конфликтов очень много было между российским хоккеем, в данном случае сегодня это уже КХЛ, и НХЛ. Я думаю, в конце концов, здесь же не просто добрая воля сторон. НХЛ вдруг подобрела или неудобно стало, они стали признавать контракт. Если она почувствует, что КХЛ нагуляла жирок и вес, и КХЛ в состоянии отнимать игроков, и звезд, и пахарей, которые 25% составляют трансфертной массы, то тогда НХЛ пойдет на переговоры, что мы сейчас и наблюдаем. А все остальное – от лукавого, все эти разговоры. Так что конфликт в развитии. Я думаю, он должен завершиться в августе подписанием обязывающего соглашения, и тогда все эти досужие разговоры, кто у кого дубинку украл, хоккеистов переманил, они сами собой прекратятся.



Олег Винокуров: Тему экономическую, применительно к чемпионату мира по пляжному футболу, мы тут поднимем. Я здесь нашел, например, что билеты стоят на четверть-финал 10 евро, на полуфинал – 15 евро, а на финал – 20 евро. Вот такие вот цены.



Роберт Воскеричян: Да, сумасшедшие цены! Но 10 тысяч могут вмещать эти трибуны на решающих матчах.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG