Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия передает Китаю амурские острова


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Кирилл Кобрин: Россия передала Китаю часть островных территорий на реке Амур: остров Тарабар и часть Большого Уссурийского острова. В понедельник министры иностранных дел России и Китая подписали в Пекине дополнительный договор - описание линии российско-китайской границы, переговоры по которой велись более 40 лет. О том, повлияет ли это на российско-китайские отношения, и как оценит передачу островов Китаю Япония, у которой существуют свои территориальные претензии к России, корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Соглашение о передаче Китаю части амурских островов было подписано еще в 2004 году. Эти территории считались спорными с 1991 года. Теперь остров Тарабар, который отходит Китаю, будет называться Иньлундао - остров Серебряного Дракона, а западная часть Большого Уссурийского острова - Хэйсяцзыдао - остров Черного Медведя. Российская сторона подчеркивает, что передала спорные территории добровольно для того, чтобы придать дополнительные импульсы развития добрососедских связей между Россией и Китаем. Депутат ГД Борис Резник, который долго жил в Хабаровске, объясняет, почему Россия столь безболезненно рассталась с этими островами.



Борис Резник: Это пустынные абсолютно острова, необитаемые, заросшие кустарником. Были там выпасы, правда, совхоза "Заря", но это, я думаю, небольшой для страны ущерб. Поэтому, когда говорят, что передают острова Китаю, это не совсем правда. Это демаркация, это совсем другая история. Сегодня на Большом Уссурийском острове по соглашению с Китаем мы начали возводить так называемый пункт перехода. Там будет огромный торговый центр для китайских товаров, наши предприниматели будут в бизнес-центре вести переговоры с китайцами.



Любовь Чижова: Дружить с Китаем выгодно для России, и передача амурских островов - жест доброй воли одного сильного государства по отношению к другому очень сильному. Но вряд ли этот случай стоит рассматривать как прецедент. По мнению главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» Федора Лукьянова, Японии, у которой тоже есть территориальные претензии к России, в ближайшее время не стоит ожидать возвращения Южных Курил.



Федор Лукьянов: Китай - стремительно развивающаяся страна не только в экономическом плане, но и в политическом. Роль Китая в мире растет буквально на глазах. Собственно говоря, один из главных вопросов международной политики для всех - и для Соединенных Штатов, и для европейских стран, и для азиатских государств, как вести себя в отношении этого роста Китая и как строить отношения политические с державой, явно в перспективе способной стать одной из доминирующих в мире. В этой ситуации урегулировать конфликт сейчас, пожалуй, это правильнее, чем ждать, тянуть с этим, ждать того времени, когда, скажем, экономический и политический вес Китая будет несопоставимо больше, чем России. Такое может случиться. И уже тогда аппетиты соседа могут оказаться другими, а у России может не оказаться возможностей договориться даже о том, о чем договорились сейчас в пограничном договоре.



Любовь Чижова: Не секрет, что и у Японии существует ряд территориальных претенезий к России по поводу Южных Курил. Как вы считаете, как теперь Япония может отреагировать?



Федор Лукьянов: В случае с Китаем и с этими островами все-таки это был процесс переговоров очень длительный, в какой-то момент было принято политическое решение России пойти на такого рода компромисс. Это все-таки компромисс, потому что изначально китайская позиция была более жесткой. В случае с Японией я не вижу никаких оснований политических для того, чтобы Россия на какой-то компромисс с Японией пошла. Япония все-таки страна очень важная, существенная, но если смотреть стратегически, в перспективе вряд ли можно ожидать ее значительного роста, увеличения влияния, скорее - наоборот. Поэтому как-то нет стимулов для того, чтобы эту проблему сдвинуть с мертвой точки.



Любовь Чижова: Некоторые эксперты полагают, что китайцы для изменения границы даже пытались манипулировать руслом Амура. Так что у российских патриотов не должно быть особых поводов для расстройства - уступка Китаю не принесет России каких-либо территориальных потерь.


Доктор исторических наук, профессор МГИМО, президент Фонда поддержки востоковедческих исследований Сергей Лузянин в версию искусственного изменения русла не очень-то верит и полагает, что Россия все сделала правильно - портить отношения с Китаем сегодня стратегически неверно.



Сергей Лузянин: Есть такая точка зрения, но чисто технически это достаточно сложно сделать, там чего-то они рыли в свое время, но там, скорее всего, не в связи с попыткой стратегически изменить русло, изменить таким образом границу в свою пользу, там эти работы велись, насколько я знаю, по некоторым экономическим соображениям.



Любовь Чижова: Представители российской стороны всячески подчеркивают, что эти острова, которые сейчас передаются Китаю, они в принципе не имеют какой-то большой стратегической ценности, что там кустарник, козы пасутся. Тем не менее, эти острова передаются. Как вы думаете, почему именно сейчас?



Сергей Лузянин: Здесь есть геополитические мотивы выстраивания собственного многополярного мира, как бы альтернативного американскому однополярному, здесь есть и мотивы региональные. Там как бы энергетическое сотрудничество, военное сотрудничество, региональное, Центральной Азии и так далее. И мотивы чисто прагматические, технологические и так далее. Здесь сотни мотивов, какие-то больше, какие-то меньше и все они в одном порыве, так сказать, с политической страстью соединились и эти два государства фактически на сегодняшний день де-факто и де-юре стратегические партнеры. Не союзники идеологические, как раньше было, это невозможно, но такие стратегические партнеры, объединенные своими мотивациями.



Любовь Чижова: Сергей Геннадьевич, среди российских обывателей, среди обычных людей популярна такая точка зрения, что Китай нас завоюет...



Сергей Лузянин: В принципе, вообще в своей многотысячелетней истории Китай никогда никого особо не завоевывал. Он больше как бы всегда выживал, то есть на него варвары нападали. Другое дело, что сама китайская цивилизация, она очень мощная, она огромная, она может переварить соседние страны и без завоеваний. То есть завоевать Китай, по сути, особо никого не хочет, это как бы даже не в традициях Китая, но вот как бы влиять - да. На соседние страны, на соседние народы, на соседние цивилизации влияние мощное, системное. Но, если это проецировать на российскую цивилизацию, на российские наши, достаточно сложные и проблемные зоны Сибири, Дальнего Востока, экономические особенно, то, конечно, здесь есть свои плюсы, свои минусы. Китай ведь по большому счету еще не идет в Сибирь и на Дальний Восток, еще как бы это просто миграция небольшая, легальная, полулегальная либо нелегальная, но она не так еще велика. Я не думаю, что она будет достигать нескольких миллионов. Пока 200-300 тысяч китайцев либо транзитом, либо полулегально, либо легально проживают, живут какое-то время более-менее длительное.



Любовь Чижова: Сергей Лузянин говорит, что и российские бизнесмены сегодня начинают осваивать Китай - крупные предприниматели активно скупают китайские земли, строят там торговые центры, вкладывают средства в производство. Но до китайских предпринимателей, которые давно чувствуют себя в России довольно уверенно, им еще далеко.


XS
SM
MD
LG