Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гость «Американского часа» - автор книги о Вавилове, журналист и писатель Питер Прингл.





Александр Генис: Сегодня в гостях «Американского часа» журналист и писатель Питер Прингл, автор первой в Америке книги о Вавилове. О том, как читают его недавно появившуюся на полках книжных магазинов книгу, можно судить по отзыву одного их рядовых читателей. Так, некий Ларсон из Онтарио делится впечатлениями от прочитанного.



Диктор: «До блестящей книги Питера Прингла только несколько специалистов на Западе знали о Николае Вавилове. И это несмотря на то, что каждый поход в супермаркет, каждый визит на фермерский базар, каждое посаженное растение и выращенное животное должны напоминать нам о том, что мы все в долгу перед великим ученым, заморенным голодом в сталинских лагерях».



Александр Генис: Возможно, и нашим слушателям стоит напомнить о Николае Ивановиче Вавилове. Вот короткая справка, которая поможет войти в курс дела.



Диктор: «Николай Вавилов - российский генетик, создатель учения о биологических основах селекции и центрах происхождения культурных растений. Организовал ботанико-агрономические экспедиции в страны Средиземноморья, Северной Африки, Северной и Южной Америки. Собрал крупнейшую в мире мировую коллекцию семян культурных растений. 6 августа 1940 г. был арестован; обвинён в шпионаже и вредительстве; приговор по суду – расстрел, который в порядке помилования заменили 20-ю годами заключения в исправительно-трудовых лагерях. 26 января 1943 г. учёный скончался от истощения в тюремной больнице в Саратове».



Александр Генис: Беседу с Питером Принглом, автором книги «Убийство Николая Вавилова. История сталинских преследований одного из величайших ученых ХХ века» ведет корреспондент «Американского часа» Ирина Савинова.




(Peter Pringle


«The Murder of Nikolai Vavilov: The Story of Stalin's Persecution of One of the Great Scientists of the Twentieth Century»).





Ирина Савинова: Питер, почему вы выбрали Вавилова?



Питер Прингл: В переходный от коммунизма период я был корреспондентом британской газеты "Индепендент" в Москве, в начале 90-х. И так случилось, что я жил на улице, носящей имя брата Ленина. Улицы рядом тоже носили имена прославленных коммунистов типа Хо Ши Мина и других. Многие имена абсолютно ничего не значили для меня. Включая улицу Вавилова: Вавилов Стрит. Так вот один мой знакомый в России сказал мне, что она названа в честь Сергея Вавилова, который был президентом сталинской академии наук. Однако его брат, Николай, генетик, пользовался куда большей известностью. Но, к сожалению, Сталин ненавидел не только Николая, но и подпавших под буржуазное влияние других российских генетиков и истребил их всех, включая Николая. В то время об этом никто не говорил, по крайней мере, на Западе так считалось. Спустя десять лет, я вернулся в Россию, встретился с сыном Вавилова, Юрием - сегодня он 80-летний ученый-физик - и начал исследовать судьбу генетики в сталинской России.



Ирина Савинова: А доступ к документам, как вы его получили?



Питер Прингл: Юрий – архивариус документов отца, но большое число их также содержится в национальном архиве и в архиве Российской Академии наук. Там я смог найти дополнительные материалы. Архивы младшего брата Николая, Сергея, хранящиеся в Российской академии наук, медленно, но верно, освещаются в публикациях академии. Что-то удавалось получить из архивов, что-то – нет. С годами ситуация улучшалась, хотя и сегодня на некоторых документах поставлен гриф "секретно".



Ирина Савинова: Эти документы должны были быть на русском языке. Вы знаете русский?



Питер Прингл: Я читаю по-русски, признаюсь, не очень бегло, но все же читаю. И у меня в то время был помощник, переводчик, с ним мы работали в архивах.



Ирина Савинова: Сталин не просто недолюбливал Николая Вавилова, а скорее ненавидел его и других ученых-генетиков. Насколько ситуация в России в то время отличалась от отношения к генетике на Западе?



Питер Прингл: Жизнь Вавилова совпала с возникновением и развитием генетики в начале 20-го века. Генетикой ученые впервые занялись в Англии, потом в Европе и в Америке. В то время Вавилов учился в Московской сельскохозяйственной академии. Царской академии, известной, как «Петровка». Наиболее прогрессивные профессора академии преподавали генетику, и Вавилов заразился идеей воспользоваться законами Менделя для выведения новых, улучшенных, сортов пшеницы, кукурузы, ячменя и овса. Поэтому он занялся поисками диких сортов культур, способных пережить холод степей зимой и жару летом, культур, способных противостоять болезням, поражающим эти культуры. Это означало распространение поисков за границу, в те страны, где эти культуры были впервые найдены: Ирак, Сирия, северное побережье Африки, Эфиопия, по-тогдашнему - Абиссиния, Мексика, Южная Америка, Китай. Все эти места ему нужно было посетить. В свете ужасного голода вследствие неурожая 1921-го года, последствия которого он лично видел, путешествуя по стране, Ленин приветствовал эту идею, сказав: "бороться с голодом – наша главная задача, и делать это нужно немедленно". И он отправил молодого Николая Вавилова в экспедицию. С очень ограниченными средствами. Молодой Советский Союз нуждался в деньгах. Вавилов покинул Россию разоренной, рубль ничего не стоил. Тем не менее, Николай Вавилов исследовал пять континентов, часто путешествуя в отдаленные горные районы верхом. Вместо валюты в его карманах были золотые и платиновые слитки.



Ирина Савинова: Чем был важен опыт Вавилова для мировой науки?



Питер Прингл: Из своих экспедиций Вавилов привез тысячи образцов семян и основал крупнейшую мировую коллекцию семян культурных растений. Она стала предметом зависти растениеводов во многих странах. Он был большой мастер поддерживать связи с людьми, задолго до возникновения понятия "нетуоркинг". Вавилов писал по 40 писем в день. Многие из них были адресованы растениеводам заграницей. Те приезжали посетить его экспериментальную лабораторию и фермы, некоторые даже работали на них. Самым известным был ученый-генетик из Америки нобелевский лауреат Герман Мюллер из Техаса. Нужно признать, Николай Вавилов был выдающимся человеком или, как считали его профессора, гениальным. Он был обаятельным человеком, знал несколько языков. Английский, французский и немецкий – очень хорошо. А физически Вавилова проще всего описать, сказав, что он казался богатырем – был силен, как Геркулес. Добрая слава о нем распространилась по всему свету.




Ирина Савинова: Как встречают Вашу книгу о Вавилове в России и на Западе?



Питер Прингл: Конечно, рано говорить, книга только вышла. Причуда истории привела к тому, что после смерти Сталина и реабилитации Вавилова он стал национальным героем. Улицу продолжают называть «Вавилова». Но кого из братьев - теперь не ясно. Его трудам отдают должное. В прошлом году праздновали 120-ю годовщину со дня его рождения. Устанавливают памятники и мемориальные доски. В Санкт-Петербурге и, конечно, в Саратове, где он работал во время Гражданской войны и где скончался в тюрьме от голода в январе 1943-го года. Около дюжины книг о нем вышло на русском языке. Академией наук напечатана его многотомная переписка. В шести томах. О нем сняты два документальных фильма и даже поставлен спектакль. Его имя, несмотря ни на что, теперь очень хорошо известно в России. Но не на Западе! Разве что в среде ботаников, биологов и селекционеров, которые, конечно же, знают о нем. Однако за пределами этой узкой группы на Западе мало кто слыхал о Вавилове. И я хотел, чтобы благодаря моей книге его имя приобрело большую известность на Западе.



Ирина Савинова: Какой ваш любимый биографический эпизод в книге?



Питер Прингл: В этой русской саге столько всего интересного. Мне больше всего нравятся сцены жизни из более счастливой, до-сталинской поры, до ареста. Тогда страницы его дневников и корреспонденции были переполнены энтузиазмом и энергией. Его девиз в то время был "жизнь коротка, нужно спешить".


Передо мной он возникает стоящим в пустыни, в костюме, белой рубашке и при непременном галстуке, в шляпе. Возле него - проводники, лошади, нагруженные пакетами с образцами семян. Вот он находит редкие культуры на Гиндукуше или в Абиссинии; вот отстреливается от крокодилов, переправляясь через Нил. Или отправляет посылки с семенами в Ленинград. Я писал и сам удивлялся: как ему это удавалось? Особенно при отсутствии средств.


Но, пожалуй, мое любимое место в книге – описание Вавиловым в письме к другу процесса заполнения таможенных деклараций на свои многочисленные посылки семян в Ленинград после окончания экспедиции в Абиссинии. Это было в конце 1926-го года. Я процитирую: "Четыре дня и ночи я пишу без передышки, заполняя таможенные декларации. Мои пальцы онемели – я заполнил 830 деклараций, семь на каждую посылку. Я отправил 59 посылок из Измира, а чуть раньше – 61 из Аддис-Абебы и Джибути. Всего 120 посылок из Восточной Африки".



Ирина Савинова: О чем думаете писать дальше?



Питер Прингл: В прошлом году я написал свой первый роман, о ботанике и биотехнологии. Я выдумал такого героя – детектива, живущего в лондонском районе Кью-Гарденс. Все думают, что он изучает листья и растения, вроде Вавилова, а на самом деле он - агент британской разведки. Его услуги требуются в тех случаях, когда возникают проблемы с безопасностью пищевых продуктов. Это первая книга из серии, идея которой конечно пришла ко мне во время работы над биографией Николая Вавилова.



XS
SM
MD
LG