Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Вене проходит семинар ОБСЕ по вопросам наблюдения за выборами


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Михаил Саленков: В Вене проходит двухдневный семинар ОБСЕ по вопросам наблюдения за выборами. Ожидается, что сегодня российская делегация на этом семинаре заявит о необходимости изменений в полномочиях и функциях наблюдательных миссий. Накануне российские чиновники обвиняли ОБСЕ в предвзятости. Со мной в студии Данила Гальперович. Данила, какие именно изменения предлагает Россия в систему наблюдения за выборами и что говорят об этом эксперты?



Данила Гальперович: Изменения достаточно серьезные. В Вене сейчас Александр Иванченко, это глава российского Центра обучения избирательным технологиям, и Андрей Пржездомский, исполнительный директор Фонда свободных выборов, член Общественной палаты, заодно генерал КГБ в отставке.


Например, срок направления приглашения на мониторинг выборов, как правило, по предложению российских участников, должен соответствовать окончанию процедуры регистрации участников выборов. Уже вопрос, кто же будет наблюдать за процессом регистрации, когда в ней отказывают. И полномочия международного наблюдателя должны начинаться с момента его аккредитации в принимающем государстве и заканчиваться днем официального объявления результатов выборов. Когда будет эта аккредитация, не очень понятно.


Предполагается, что кандидаты на руководителя миссии и его зама должны назначаться постоянным советом ОБСЕ с возможным участием Парламентской Ассамблеи ОБСЕ на основе консенсуса. То есть все страны-члены ОБСЕ должны сказать - да. То есть кандидатуры главы миссии и его зама можно согласовывать сколько угодно.


Накануне член ЦИК Игорь Борисов высказал, в общем, свои претензии к ОБСЕ и Бюро по правам человека в эфире российского государственного телевидения, а заодно и пригрозил наказать ОБСЕ материально.



Игорь Борисов: Международное наблюдение, как институт, превращается из инструмента помощи в реализации избирательных прав в инструмент политического давления и легитимации политических решений. Поэтому мы считаем, что такая ситуация продолжаться не может, и должны проходить некоторые реформы данного института. Россия финансирует именно это направление, и мы хотим, чтобы нам оказывалось содействие и помощь в организации электоральных процедур. Однако решение принимается, миссия не приезжает. Ради чего тогда поддерживать институт в таком состоянии?



Данила Гальперович: О том, чтобы наказать ОБСЕ и Бюро по демократическим институтам и правам человека рублем, долларом, евро, как получится, российская сторона уже говорит довольно долго. Вообще российский МИД, например, говорит о том, что ОБСЕ взяла неверный вектор, больше концентрируясь на защите прав человека, чем, например, на стратегической стабильности и безопасности, чтобы под этим ни понималось. Директор это критикуемого органа, Бюро по демократическим институтам и правам человека, Янеш Ленарчич, он из Словении, официальный посол в ОБСЕ, в эксклюзивном интервью Радио Свобода сказал, что вообще-то его бюро действует в рамках мандата ОБСЕ, который согласовывался всеми странами-участниками.



Янеш Ленарчич: В заявлении российской стороны есть один пункт, с которым я абсолютно согласен: процесс наблюдения за выборами не должен быть политизированным. Как директор Бюро по демократическим процедурам и правам человека ОБСЕ, я сделаю все, что в моих силах, чтобы политических упражнений во всем это было как можно меньше. Я думаю, что миссия нашего бюро вполне ясна. Страны-участники ОБСЕ на самом высоком уровне попросили бюро содействовать им в выполнении их собственных обязательств. Эти обязательства были даны в Копенгагене в 1990 году, и их смысл заключался в призыве к свободным выборам, к приглашению наблюдателей и главное - подчеркивалось, что страны-члены ОБСЕ соглашаются принимать у себя наблюдателей. Эти обязательства впоследствии были усовершенствованы, в частности в 1994 году в Будапеште, где на саммите была специально обозначена роль нашего бюро в наблюдении за выборными процессами до, во время и после самого дня голосования. Так что бюро действует не само по себе, а на основании мандата ОБСЕ.


Я думаю, что только решение всех 56 стран-членов ОБСЕ может установить ограничения, вроде тех, о которых сейчас говорят. Если все ОБСЕ решит, что, например, наблюдатели должны находиться в стране на выборах только две недели, что же, я соглашусь с этим и выполню это. Но действующие сейчас решения всех стран ОБСЕ не вводят никаких подобных ограничений.



Данила Гальперович: Не только в Европе, но и в США относятся скептически к критике в адрес Бюро по демократическим институтам. Например, эксперт ОБСЕ Полди Григорио из США, раньше он возглавлял комиссию США по содействию выборам, отчасти это аналог российского ЦИК, глава этой комиссии предлагается обычно президентом США и утверждается Сенатом, так вот Пол ди Грегорио считает, что Бюро по демократическим институтам не заслуживает обвинений в необъективности.



Пол ди Грегорио: Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, его еще сокращенно называют БДИПЧ, в своей деятельности за последние 10-12 лет, как я полагают и это мнение, надо сказать, многие разделяют, стало своего рода золотым стандартом наблюдения за выборами. Они подняли роль беспристрастного и профессионального наблюдения за избирательным процессом на новую высоту и сделали в этом смысле больше, чем другие организации в мире. Их стандарты - это, прежде всего, стандарты, которым должен следовать каждый наблюдатель. Кроме того, это очень скрупулезная работа: предвыборные наблюдения, долгосрочная миссия, краткосрочная миссия, оценка политического процесса, в котором проходят выборы, и затем очень профессиональный доклад. Так что я думаю, что именно за это их очень уважают в мире, особенно в регионе деятельности ОБСЕ. Поэтому та критика, о которой вы говорите, не может не огорчать. Я помню, что в прошлом и члены Центральной избирательной комиссии России, в том числе и ее предыдущий руководитель господин Вешняков, могли не соглашаться с некоторыми положениями докладов бюро, касавшихся, например, выборов в Государственную думу 99-го и президента 2000-го годов. Но, тем не менее, они создавали условия для работы наблюдателей и приветствовали их миссию. Сейчас ситуация другая и это печально.



Данила Гальперович: А эксперт-международник Андрей Загорский из Государственного института международных отношений вспоминает, как началось противостояние России и ОБСЕ.



Андрей Загорский: Строго говоря, острая критика деятельности ОБСЕ по наблюдению за выборами началась после 2003 года. Первой такой вехой здесь были выборы думские 2003 года, когда ОБСЕ констатировало, что выборы были свободными, но нечестными. И, конечно, пик основной приходится на период после украинских выборов 2004 года, когда наблюдатели от ОБСЕ тоже высказывали критику довольно жесткую в ходе второго тура голосования, и после этого покатился камень, который, конечно, означал, что, с одной стороны, Москва не позволит ОБСЕ еще раз сказать, что выборы были нечестными в России. И второе, особенно после украинских выборов, ОБСЕ стали обвинять в предвзятости, в заданости результатов наблюдения за выборами, в заданости тех итогов, которые озвучивает ОБСЕ.



Данила Гальперович: Но предварительно можно сказать, что российские предложения, о которых мы говорили в самом начале, на этом семинаре, видимо, будут рассмотрены, но вряд ли будут приняты.


XS
SM
MD
LG