Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какие тайны гибели царской семьи остаются неразгаданными спустя девять десятилетий?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня исполнилось 90 лет со дня расстрела большевиками Николая Второго и его семьи. Церковь причислила убитых к лику святых новомучеников и исповедников российских и отмечает сегодня день их памяти. Российский Императорский дом предпринимает попытки добиться реабилитации царской семьи с 2005 года, однако Генпрокуратура считает расстрел семьи уголовным, а не политическим преступлением. На этом основании в ноябре прошлого года Верховный суд России в очередной раз отказался реабилитировать императора. Какие тайны гибели царской семьи остаются неразгаданными спустя 9 десятилетий? Об этом говорим с протоиреем Михаилом Ардовым, настоятелем храма Царя-мученика Николая Второго. Заслоняет ли детективная сторона гибели императора саму его личность?



Михаил Ардов: Меня с годами это заботит все больше и больше. Наш храм в Москве на Головинском кладбище первый в Москве, а может быть в России храм во имя царя Николая и всех прочих новомучеников и исповедников российских. И вот огромное количество, сейчас сказать, если посмотреть телевидение, раскрыть газеты, масса публикаций на эту тему, масса фотографий, все это действительно, казалось бы, хорошо. Но именно эти темы, которые попутно обсуждаются, они заслонят самое главное, то, что, как мне кажется, очень важно - это явить миру, явить России русскому народу в первую очередь образ царственных мучеников, царя Николая и его идеального, изумительного семейства. А тут идут разговоры о подлинности и не подлинности мощей, о том, кто принимал участие в этом чудовищном преступлении, на каком уровне оно решалось и так далее. И все это темы, не сказать, что несущественные, но они заслонят самое главное, то, что осознание. Если бы люди узнали, каков был государь, тогда все бы отошло на второй план. Есть люди, патриоты, люди честные, которые призывают к некоему покаянию в цареубийстве современных русских людей. Но покаяние – это очень высокое христианское чувство, перед покаянием нужно осознание того, что было, что это было за преступление, смысл его, личности. И тогда кто-то, совсем не все современные люди, поскольку христиан ничтожно мало, 3-5%, добиваться от современных людей в постхристианские времена когда мы живем, покаяния - это дело безнадежное. А осознание и усвоение каких-то истин – вот эта задача выполнимая и надо бы за нее взяться.



Владимир Кара-Мурза: Писатель-историк Рой Медведев, бывший советский диссидент, не сомневается в картине преступления 90-летней давности.



Рой Медведев: У меня, например, никаких сомнений нет, что это останки царской семьи и захороненные, и которые сейчас определены. Та картина, которая мне была давно известна, как историку, по описанию исследователей белогвардейской армии, Соколов проводил расследование со стороны белых, противников большевиков, которые заняли Урал, и те расследования, которые проводились после распада Советского Союза, и даже те описания расстрела царской семьи, которые существовали в Советском Союзе, не стыдились, а гордились многие убийством царской семьи. Убивали членов царской семьи не только в Екатеринбурге, и в других городах. Известный большевик Мясников специально поехал, узнав, что Николай Николаевич жив, приехал, убил его и вернулся в Москву, ничего ему не было, он гордился, выступал, что я убил одного из Романовых. Так что описания существовали и в советское время, была даже книга «23 ступени вниз» об убийстве царской семьи. Все эти источники совпадают с той картиной, которая сейчас стала ясной.



Михаил Ардов: Я тоже абсолютно убежден, что те мощи, которые обретены под Екатеринбургом, действительно принадлежат царственным мученикам. Я уже давно пытаюсь это мнение распространить. По-моему, даже в этой студии говорил, как Пушкин доказывал подлинность «Слова о полку Игореве». Он говорил: ну а кто в 18 веке мог бы написать такую поэму таким языком? Никто, конечно. Так же точно я обычно говорю: да, подделать, конечно, можно все, на такую подделку, чтобы по возрасту, по полу, по времени эти скелеты подложить – это, конечно, осуществимая задача, но это задача безумно дорогая, еще с платиновыми пломбами в зубах, как мы понимаем. Но тогда встает вопрос: кто эту фальшивку делал и какова была цель? Потому что усилия, деньги зря не тратят. И сейчас все больше публикаций в защиту подлинности. И есть книжка замечательная такого екатеринбургского, уральского профессора по фамилии Плотников. У него масса интересного другого материала. Между собой начальники большевистские никогда не скрывали и даже туда возили, на это место, показывали Маяковскому. И Маяковский написал безобразные стихи, в книге Плотникова они есть, ему показывали деревья, около этого дерева находится, и он это все обыгрывал в своих стихах. Так что тут говорить, вопрос сейчас стоит вот каким образом, что упорно не признает эти мощи Московская патриархия. Я могу это по-своему объяснить. Я думаю, что им не советуют делать власть имущие, может быть администрация президента или кто-то. Потому что если признать эти мощи подлинными, то надо предпринимать следующие шаги. Во-первых, потребовать у государства отдать Петропавловский собор в Петропавловской крепости, где почивают монархи российские, церкви. И совершать там молебны. И об этом преступлении будет это не просто от случая к случаю, от юбилея к юбилею, а об этом будет говориться все время. Дальше пойдет, надо будет требовать суда. Я согласен с прокуратурой - это уголовное преступление. Политика и уголовщина у большевиков - разницы особенной не было. Так надо требовать не реабилитации царя Николая, а требовать суда над большевистским режимом, над товарищем Лениным, Троцким, Свердловым, всей этой бандой, которая это учинила. Вот так надо ставить этот вопрос. А если так поставить вопрос... Я не устаю повторять, когда есть возможность и сегодня скажу, что должен быть процесс над ВКП(б), КПСС, осудить эту идеологию как античеловеческую, как приведшую к геноциду, не только к голодомору на Украине и раскулачиванию здесь, и к 37 году, и высылке народов малых после войны и так далее, преступлениям этого режима нет числа. Когда это бы состоялось, то дальше патриархии было бы совсем плохо, потому что патриархия, которая восхваляла советскую власть, называла Сталина богоданным вождем, служила по генсекам панихиды, может выступать как пособница этому кровавому режиму. Вот, по-моему, причины, по которым мощи стараются не признать, оттягивают это на неопределенно долгий срок.



Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», осуждает чрезмерное муссирование темы.



Александр Проханов: Я абсолютно убежден и чувствую, что мощное освещение этого трагического события 90-летней давности направлено на истребление советского периода а русской истории. В это информационной бомбе, которая сейчас взорвалась, довольно мало искреннего сострадания, покаяния, горя и монархического преклонения перед царем. А заложена идея возмездия советскому строю, всему 70-летнему советскому периоду. Это горько и это несправедливо. Потому что царь, будучи человеком, зверски убитым в этом подвале, наверное, он требовал и требует отмщения или, по крайней мере, реабилитации. Но будучи причисленным к лику святых, у него в нашей истории совершенно другая роль.



Михаил Ардов: Я, кажется, частично говорил о том, чего Проханов боится, без чего, я считаю, ничего хорошего нашу страну не ждет, если не будет осужден этот безбожный кровавый режим, который опозорил нашу страну, сделал ее врагами такое количество людей на Земле. Помимо всего прочего это чудовищно аморально. Были раньше разговоры, вроде бы они стихли, что, дескать, большевики всегда все врали и всегда скрывали свои преступления, что, дескать, уральские коммунисты, они решили, в Москве ничего не знали, просто одобрили. Но на самом деле теперь вскрываются - это было поручено Сверлову, и он с Голощекиным по этому поводу общался, были какие-то шифрованные телеграммы. Этим историки занимаются. Я когда-то читал воспоминания Бонч-Бруевича о Ленине, и там поразил один момент, который к этой теме имеет отношение. Ленин очень восхищался чудовищным бандитом предыдущих времен Нечаевым, который известен убийством студента Иванова, каковой сюжет использовал Достоевский в своем, романе «Бесы». И Ленин восхищался Нечаевым, в частности, вот чем, что как Нечаев ответил на вопрос какого-то другого революционера, что в случае победы в России революции, сколько надо будет истребить Романовых, членов романовского рода. Ленин восхищался. Нечаев сказал: всю великую ектенью. А до 1904 года в великой ектенье перечислялась не только царствующий монарх, его жена, наследник, а еще чуть ли не 20 человек членов императорской семьи. Вот Ленин восхищался Нечаевым, и он это все осуществил. Мы знаем, что убивали великого князя Михаила Александровича в Перми, в Петербурге расстреливали других великих князей. Ленин эту программу выполнял. И пора дать нравственную и юридическую оценку подобным поступкам этих бандитов, которые захватили власть в 17 году.



Владимир Кара-Мурза: Виктор Аксючиц, бывший народный депутат России, философ-публицист, секретарь комиссии по перезахоронению царской семьи, подтверждает научную подлинность екатеринбургских находок.



Виктор Аксючиц: На сегодняшний день идентифицированы останки цесаревича Алексея и великой княжьи Марии в крупнейших мировых центрах, а так же в екатеринбургской лаборатории и в Америке. Причем идентифицированы также повторно и останки, найденные в 1991 году. Кроме того произведена антропологическая экспертиза и широкие исторические исследования. Все это вопрос в научном плане закрывает. Остается достойно захоронить наследника престола и великую княжну. Необходима реабилитация всей императорской семьи и расстрелянных с ними.



Михаил Ардов: Я должен еще вот о чем сказать: я испытываю сочувствие на грани жалости, к замечательному, на мой взгляд, я его лично не знаю, только по телевизору видел, следователю Соловьеву, который этим занимался и который до сих пор преданно, мало того, я слышал, он сказал, что когда он взялся за это дело, он не верил, что это может быть подлинное, а к концу он абсолютно был убежден. Потому что все следственные действия были произведены, все экспертизы. Поэтому эти неверующим людям - это какой-то предмет веры. Потому что в данном случае наука выступает союзницей нашей и доказывает совершенно однозначно. Во вчерашней «Вечерней Москве» описывается скандал, когда на выставке в храме Христа Спасителя представители екатеринбургской епархии потребовали убрать гильзы и пули, которые принес Соловьев, и Соловьев вместо того, чтобы сидеть в президиуме, вынужден был удалиться в ряды и давать интервью журналистам. Это очень и очень печально, что патриархия занимает такую позицию.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Доброй ночи, господа. У меня воспоминания и вопрос потом. Очень хорошо помню 67 год, и вот действительно гордились, рассказывали, как пули попадали в княжон, как у них что-то отскакивало. Причем с такой гордостью. У меня шок был, мне 17 лет было тогда. У меня вопрос такой: можно назвать конкретных людей в РПЦ, которые мутят воду по поводу подлинности останков?



Михаил Ардов: Я думаю, что прежде всего надо говорить о митрополите Ювеналии Крутицком и Коломенском, который возглавляет соответствующую комиссию по канонизации. Он, очевидно, непосредственно этим ведает. Я почти что убежден, что это некое влияние тех сил в администрации президента, в ФСБ и так далее, которые всеми силами препятствуют тому, чтобы советское прошлое было осуждено так, как положено. Зачем реабилитировать? Я однажды здесь говорил, что требовать от современной прокуратуры и современного суда реабилитировать людей, которых убивали большевики в первые годы своей власти над этой несчастной страной, когда они руководствовались революционным сознанием, то же самое требовать, как сейчас потребовать у раввината современного Израиля отменить решение синедриона, по которому было распят Иисус Христос - это нонсенс. Надо требовать суда. Не нужно выхватывать каких-то бывших министров и генералов с дач и квартир, этого можно не делать, но идеологию саму осудить, статуи этих палачей снять. Ведь до сих пор - это позор - в Москве метро и район Войковский. Войков - один из самых главных цареубийц, который носил на пальце кольцо императрицы и говорил: мир никогда не узнает, что мы с ними сделали. Но мы знаем, что в Евангелии говорится, что нет ничего тайного, что не стало бы явным.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса к отцу Михаилу. Когда отряды Александра Васильевича Колчака подходили к Екатеринбургу, их первой целью было освобождение царской семьи. Голощекин и Юродский получают телеграмму, подписанную Свердловым и Лениным, о полном уничтожении не только царской фамилии, но чтобы не оставлять свидетелей, так же царских горничных и знаменитого доктора Боткина. Это было сделано для того, чтобы не было центра объединения белого движения. Вот сейчас генеральная прокуратура называет уголовным преступлением. Тогда из этого следует, что Ленин Свердлов Голощекин и Юродский - это уголовники.



Михаил Ардов: Это не совсем вопрос, то, что вы сказали, но я все время говорю, что большевики были уголовники, их действия политические всегда носили преступный характер. Например, подавление восстания тамбовских крестьян, когда ныне кое-кем прославляемый Тухачевский травил повстанцев газами, в нарушение всех международных норм. Так что говорить об этом не приходится. Увы, Александр Васильевич Колчак, царство ему небесное, он действительно достойный, но он был в числе тех самых генералов-предателей, которые царя предали. Они все радовались отречению, и все присягнули Временному правительство. Мало того, мы знаем, что Белая армия не объявила себя монархической, а сражалась за единую, неделимую, за Учредительное собрание, что, конечно, снижает их подвиг.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Валерия.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, если в древней истории французские гильотины, английские плахи и Северная, Южная Америка целые нации исчезали в результате таких экспериментов. Когда буржуазная революция, большевики добивались признания новых теорий социальных, все это делалось именно во имя них.



Михаил Ардов: Видно тот слушатель, который звонил до новостей, имел в виду то, что история полна злодеяний и что действительно и в византийской истории, и в римской истории очень многие монархи не умирали своей смертью, а погибали от людей, желающих занять эти престолы - это все, конечно, было. Но это преступление, совершенное большевиками, оно по жестокости и по цинизму превосходит очень многое, потому что был убит не только сам царь, но в общем-то его невинные дети, его жена и еще огромное количество родственников. И кроме того, для христиан очень важно, что это было идеальное с христианской точки зрения семейство, это были очень верующие и очень замечательные люди. Мало того я в одном исследовании нашел фразу, она в одном была исследовании, что один из цареубийц запомнил последние слова царя, когда уже вот-вот буквально перед выстрелом, он сказал фразу: вы не понимаете, что вы делаете. А это те самые слова, которые сказал господь Иисус о своих распинателях: они не ведают, что творят. И вот это очень и очень важно. У меня есть друг, который живет в Америке, он священник зарубежной русской церкви был в 90 годах, он мне рассказывал это. Он еще довольно молодым человеком в начале 60 годов приехал в Женеву, его родственник отец Виктор Троянов, а этого зовут отец Владимир Шишков, они поехали в Лозанну, где проживал старенький учитель царских детей Пьер Жильяр, француз-швейцарец, который их обучал. Это был маленький сухонький старичок, очень приветливо их встретил. Отец Владимир сказал: тут я спросил что-то о государстве. И вдруг он переменился, вытянулся, даже как-то выше ростом стал и сказал такую фразу, отчеканил буквально: Россия не знает, какой у нее был царь. И это, увы, продолжается до сего дня. Потому что со всеми этими пересудами о подлинности мощей, о том, кто убивал, как находили, это заслоняется светлый образ. Это очень и очень печально.



Владимир Кара-Мурза: Герольдмейстер Российского императорского дома Станислав Думин до сих пор сомневается в подлинности екатеринбургских останков.



Станислав Думин: Следственные органы собираются продолжать исследование. И хотя они предъявили результаты нескольких независимых экспертиз, но, как я понимаю, вопрос не считается закрытым. Найдена была рубашка Николая Второго со следами крови. И все-таки есть идеи использовать ее для окончательного подтверждения. Правда, в свое время проводили экспертизу по остаткам крови в Японии, там не совпало, говорили, что был загрязнено. Тем не менее, как видите, изучение продолжается. Важнее мнение тех институцией, которые полномочны дать заключение не только с юридической точки зрения, с точки зрения православной церкви, это не просто останки – это мощи. Или не мощи. Подлинность этих останков приобретает значение не просто символическое. Биология должна дать однозначный ответ, но этот однозначный ответ должен быть принят православной церковью.



Михаил Ардов: Мне кажется, что этот человек не вполне осведомлен. Потому что сейчас опять выступал тот же следователь Соловьев, Аксючиц в нашей передач говорил, что в нескольких странах мира разные специалисты и уже ошибки быть не может. Как можно найти в екатеринбургской тайге останки людей, расстрелянных в 18 году, с платиновыми пломбами. Там были такие зубные врачи, которые мужиков так лечили? Это просто нонсенс. Количество людей, которые признают это, становится все больше и больше. Я думаю, что в конце конов как Московская патриархия была вынуждена прославить их по требованию многих людей на этой территории, а кроме того, чтобы подчинить зарубежную церковь, которая прославила их еще в начале 80 годов вместе со всеми новомучениками. Но вот что безобразно сделано Московской патриархией - это то, что она не прославила тех верных слуг, которые были с ними вместе убиты. Откройте любые святцы и вы там увидите - иже с ними. Эти люди остались верными до смерти, и доктор Боткин, и Анна Демидова, повар, все они пошли на смерть добровольно – это и есть высший христианский подвиг.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Виктор Илюхин, бывший глава следственного управления при Генпрокуратуре СССР, осуждает чрезмерную жестокость большевиков.



Виктор Илюхин: Что касается, допустим, детей и жены царя, конечно, то, что произошло – это не правосудное решение, а коли не правосудное решение, конечно, оно должно быть осуждаемо - это несомненно. И здесь надо говорить о том, что было совершено деяние, которому нет оправдания. Что касается фигуры Николая Второго, получилось так, что Николай Второй оказался ненужным ни правым в России, ни левым в России, Николай Второй не получил поддержки на Западе и фактически ему никто не протянул руку помощи. Я бы сегодня говорил достаточно осторожно о возможности реабилитации самого Николая Второго, потому что его правление для России во многом оказалось губительным хотя бы потому, что мы проиграли две войны, а как здесь реабилитировать?



Михаил Ардов: Я хочу дать тогда слово современнику и очень талантливому и умному человеку, писателю замечательному Василию Васильевичу Розанову, которого не обвинишь ни в черносотенстве, ни в монархизме, но он даже не писал о самом злодеянии, а он писал об этом страшном событии отречения. Есть у него такая статья, называется «Предсмертные мысли» - это последнее, что он писал, называется «Рассыпанное царство». И вот он написал о феврале - марте 17 года. «И вот рушилось все разом, царство и церковь. Попам лишь непонятно, что церковь разбилась еще ужаснее, чем царство. Царь выше духовенства, он не ломался, не лгал, но видя, что народ и солдатчина так ужасно отреклись от него, так предали ради гнусной распутинской истории и тоже дворянство, как и всегда фальшивое представительство, и то же господа купцы, написал просто, что в сущности он отрекается от такого подлого народа и стал в Царском селе колоть лед. Это разумно, прекрасно и полномочно». Мы, к сожалению, живем в такие времена, когда считается, что если народ голосует, если народ за это, то это правильно, а если народ против, то это не так. Вот эти демократические принципы не свойственны ни монархии, ни церкви. И мы всегда помним, что именно крики толпы, ее голосование в прямом смысле привели к тому, что Понтий Пилат послал на распятье господа Иисуса Христа – вот первый пример демократии.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер. Сначала я хочу возразить Илюхину, потому что царь Николай Второй не искал поддержки на Западе по одной простой причине, он искал всегда поддержку у Бога. А что касается, что сейчас поддержка на Западе, православным не нужна поддержка Запада. И второе: отец Михаил, вы как православный священнослужитель, через вас прошли тысячи людей, вы хороший психолог и, вы знаете, что когда человек низкий и трусливый, он будет всегда искать и просить составить в подробностях, в деталях, как происходил расстрел царской семьи. И эти документы должны храниться. Я думаю, что они находятся в архивах ФС.



Михаил Ардов: Я не знаю, достаточно того, что уже идет в научном обиходе знаменитая записка Юродского, два варианта. А потом они действительно хвастались. Я сам видел в 20 годах изданную брошюрку одного из расстрельщиков. И там меня совершенно поразило одно место, преступник, негодяй пишет: «По необъяснимой приходит семейство бывшего царя привыкло менять постель каждый день. В Екатеринбурге, когда у них не стало достаточно прислуги, чтобы стирать белье, императрица и великие княжны сами стирали простыни, но от этой необъяснимой прихоти не отказались».



Владимир Кара-Мурза: Один из основателей правозащитного общества «Мемориал» Арсений Рогинский изложил позицию своего общества.



Арсений Рогинский: Общество «Мемориал» и я персонально считаем, что царскую семью реабилитировать нужно. Я отношусь к нему как к политическому деятелю крайне скептически, но он гражданин Николай Александр Романов на момент убийства. Как гражданин Николай Александрович Романов, вся его семья, дети, слуги, все 11 человек, расстрелянные в ночь с 16 на 17, все имеют право на реабилитацию по закону от 17 октября 91 года о реабилитации жертв политических репрессий. Я считаю, что аргументы, которые выставляет прокуратур,а носят, как часто в нашей прокуратуре бывает, квази-юридический, псевдо-юридический характер. Аргументов этих два: у нас нет в руках приговора, - говорят они. Аргумент второй: а уральский совет не имел права приговора к расстрелу. Оба этих аргумента не выдерживают критики. Вывод я делаю простой: отказ в реабилитации царской семьи носит не юридический, а политический характер.



Михаил Ардов: Я уважаю такую точку зрения, хотя, повторю, что считаю, что нужно не реабилитировать царя, а судить компартию, Ленина, Свердлова и так далее за их преступления. Но естественно как правозащитник Рогинский, общество «Мемориал» другие мнения высказывать не могут.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Николай Второй последний из дома Романовых, правда, бывший царь, он же гражданин Романов. У меня такой вопрос: Романовы за последние 150 лет убили Ивана Шестого, Петра Третьего, Павла, короче говоря, сам романовский режим убивал императоров российских. Надо ли реабилитировать названных мною лиц и осудить режим романовский в таком же ключе? И второй вопрос: господин Бодров, который стрелял в Столыпина в Киеве в театре, ведь он хотел убить на самом деле Николая Второго, только подойти не мог. Он не был большевиком, он сказал, зачем он это делал: он хотел расквитаться с режимом существующим тогда. Мы знаем эту историю. Вот если бы он убил Николая Второго, как планировал, он сотрудничал с охранкой и вы знаете, кем он был, то что бы вы сказали по этому поводу?



Михаил Ардов: Я бы так сказал, что давайте все-таки сослагательных наклонений история уже совершившаяся не терпит. Что же касается преступлений, которые совершались во времена правления Романовых, то их было предостаточно, тут судить это все однозначно. Например, преступления Петра Первого великого, который такое количество, не просто присудил своего сына к казни, и огромное количество людей казнил и на страшных работах сгноил – это, безусловно, так. И вообще надо понимать вот что, что с христианской точи зрения не может быть идеального общества, не может быть общества без преступлений. Но романовское правление, сколько бы в царской России людей по тем или иным причинам от голода, войн ни погибло, все это не идет в сравнение с тем, что вытворяли большевики. Раскулачивание, когда пострадали миллионы людей, тот же самый голодомор, он был не только на Украине, это сейчас они тянут на себя одеяло, 37 год - все это не идет ни в какое сравнение ни с Петром Первым, ни с какими другими правителями России.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра, радиослушателя из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. Никто не заметил, как из-под русского народа убрали почву. Нашу культуру, быт, традиции заменили какой-то мистической коммунистической идеей, этой чужеродной гнетущей идеей под названием КПСС и так далее. Кстати, якобы все русскому человеку братья, что негр, что китаец, это, кстати, еще продолжается.



Владимир Кара-Мурза: Сейчас отказывается Романовых реабилитировать нынешняя власть, далеко не коммунистическая.



Михаил Ардов: Действительно, большевики загубили и национальную культуру. Это, кстати, самое обидное, что происходило, и следы этого мы до сих пор, последствия тяготеют, когда коммунисты, которые захватили власть, свои идеи насаждали не только в России и во всех странах, те, что были в Советском Союзе, те, что были Варшавском договоре, завоеванные Красной армией в 45 году. И все это повесили на русских, потому что большая часть людей, которые эти идеи насаждали - это были русские. Очень, конечно, это прискорбно, связь времен нарушена. Я очень мрачно смотрю на будущее нашей культуры и вообще нашей страны.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Наталью.



Слушательница: Доброй ночи. Отец Михаил, спасибо вам большое. Я внимательно слушаю, что вы говорите. Я хочу спросить два вопроса и высказаться если можно. Где еще у нас есть храмы, я живу недалеко от вас, когда у вас акафисты читаются и где еще есть храмы памяти царственных мучеников?



Михаил Ардов: Вы знаете, мы акафистов не читаем. Акафисты - это литература, которую мы не употребляем. Тем более, что, увы, например есть такие акафисты, посвященные царю, люди из добрых побуждений, где они называют великомучеником, где они называют искупителем, что просто кощунство. Потому что искупитель только один у нас - Иисус Христос. Но после каждой литургии мы по традиции служим молебен царю-мученику, читаем Евангелие и специальная молитва, где мы молимся о России и о его будущем.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи, уважаемые господа. Что у меня запомнится в памяти о жизни и труде великомучениках наших, царственной семьи. Когда на Украине в Киеве был убит Петр Столыпин на глазах своего императора, и Столыпин шел и смотрел, говорит: я умираю за тебя. Никто потом, он долго умирал мучительно, никто не пришел, не поклонился, не отдал должное Столыпину. С другой стороны, человек, которого называли верный друг, единственный друг, когда его нашли, я имею в виду священник или господин Распутин, много слез было пролито. Я помню письма, которые писал Николай своей жене Александре, они очень трогательные письма, он писал с фронта, когда русские солдаты гнили десятками миллионов.



Михаил Ардов: Это несколько было сумбурно выступление. Давайте коснемся темы Распутина – это очень важная тема. Я к Распутину отношусь с огромной осторожностью, оэто непростая фигура. Она просто раздута, эта история теми врагами монархии императорского семейства раздувалась специально. Доктор Боткин, новомученик, принявший с ними вместе 90 лет мученическую кончину, говорил, что «если бы не было Распутина, придумали бы еще кого-то, может быть так же писали про меня». Это буквально Боткин сказал. Что же касается силы Распутина, то она была в слабости российской православной церкви. У меня есть выписка из дневника, он одно время был священником, Сергея Дурылина, а он общался с замечательной женщиной, она была внучка поэта Тютчева и приближенной к императорскому семейству фрейлиной. И вот я буквально полстранички прочту. Тут при этом из осторожности Дурылин не называет Распутина по имени. Вот что он пишет: «Одна из старших княжон спросила Софью Ивановну: «Когда вам надо знать, как нужно вам поступить в важном деле, вы у кого спрашиваете?». Та говорит: «У моего духовника». «И он вам говорит правду? И вас это удовлетворяет?». «Разумеется, - отвечает Софья Ивановна, - правду и удовлетворяет». Одна из двух старших замолчала с видимым недоверием и вдруг прибавила: «А когда мы, папа или мама спрашивали у нашего духовника, как нам поступить, нам всегда отвечали: как будет угодно Вашему высочеству. Так целый митрополит отвечал: как будет угодно Вашему высочеству. А он (Распутин) нам прямо говорит, до него служба была короче воробьиного носа, обедня не больше часа, шла по часам. Все было до бессмысленного коротко и оборванно. С ним водворилась чуть ли не уставная служба. Он прямо сказал: разве это у вас служба? И велел служить как надо. Все духовенство, с которым соприкасались и свое, и высшее, и всякое говорило то и так, что и как услышала Софья Ивановна». Вот это очень важный момент. И есть еще одно свидетельство об этом же - это а воспоминаниях отца Георгия Шавельского, последнего протопресвитера российской армии и флота. Он буквально записал, что однажды генерал Алексеев, будущий предатель, один из негодяев, который вынуждал отречься государя, спросил: что вы находите в этом грязном мужике? На что император ему сказал, что он разговаривает со мной так, как не разговаривает ни один священнослужитель. Вот это очень печально. Недаром Розанов говорит и пишет, что церковь пала. Ведь ни один церковнослужитель, ни духовник, ни архиерей не поехал с ними в ссылку. Сейчас опубликованы, такой есть Бабкин, интересный исследователь, он выпустил труд о том, как реагировала церковь на февральский переворот, что все исключительно радовались Временному правительству. А сейчас он напечатал письма тех людей, которые выражали сочувствие царственным мученикам в Тобольске, Екатеринбурге - ни один священнослужитель. Какие-то гимназисты писали им, а ни один священнослужитель. Это горько мне говорить.



Владимир Кара-Мурза: Адвокат Герман Лукьянов, поверенный в делах Российского императорского дома, надеется на реабилитацию всех Романовых.



Герман Лукьянов: Генеральная прокуратура Российской Федерации, а затем и судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации приняла решение об отказе в реабилитации членов царской семьи. При этом каких-либо мотивов приведено не было в соответствии с законом. Поскольку доводы Великой княгини Марии Владимировны не рассматривались, не опровергались, им не дана была политическая оценка, все это свидетельствует о том, что здесь явно политическое решение прежде всего просматривается. Но Великая княгиня Мария Владимировна надеется на то, что при повторном обращении, а именно в президиум Верховного суда Российской Федерации будут рассмотрены ее доводы и будет дана юридическая оценка тем доказательствам, которые были представлены в Верховный суд. И Великая княгиня Мария Владимировна верит в торжество права, справедливости и закона. И она надеется, что ее августейшие родственники, а именно члены царской семьи будут реабилитированы.



Михаил Ардов: Я уже на это говорил, что пускай бы Великая княгиня Мария Владимировна требовала бы суда над советским режимом и тогда бы все стало на свои места. А требовать у современных властей реабилитировать святых царственных мучеников, по-моему, необязательно. Помогай ей бог.



Владимир Кара-Мурза: 10 лет назад к 80-летию этих скорбных событий было произведено перезахоронение семьи Романовых. Как вы считаете, следовало бы к 90-летию захоронить найденные останки двух ве


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG