Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Внешний долг российских компаний в 10 раз больше долгов государства



Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.



Александр Гостев : Внешний долг России во втором квартале года сократился с 44 до 41 миллиарда долларов, сообщило в понедельник Министерство финансов. Это в 4 раза меньше российского внешнего долга 10 лет назад, в канун дефолта в августе 1998. Однако, кроме долгов самого государства, существует и внешний долг российских компаний и банков. В целом объем внешнего долга России на сегодня почти в 3 раза превышает внешний долг страны в 1998 году. Подробнее об этом Сергей Сенинский в традиционной «Экономической панораме».



Сергей Сенинский : К 1 апреля 2008 общий корпоративный внешний долг России составлял 436 миллиардов долларов. Это почти в 10 раз больше текущего внешнего долга государства Российского и, кроме того, в 2,5 раза больше общего внешнего долга России 10 лет назад - в канун дефолта в августе 1998 года. Вице-президент инвестиционного банка UnicreditAton Алексей Ю:



Алексей Ю : Да, действительно, общий внешний долг России сейчас в разы превышает общий внешний долг 1998 года. Но нельзя сравнивать ситуацию сегодняшнюю и ситуацию 10-летней давности. В тот момент основную часть долга составлял государственный краткосрочный долг. Погашению по нему наступало в течение ближайших 3-6 месяцев. Корпоративный долг тогда составлял не более 20 процентов общего долга. Сейчас, даже несмотря на то, что корпоративный долг составляет львиную долю внешнего долга, как правило, это долги с более далекими сроками погашения, то есть 3, 5, а иногда 10 лет. Поэтому какого-то кризиса ликвидности или кризиса рефинансирования такого риска на текущий момент нет.



Сергей Сенинский : К началу 2007 года общий внешний корпоративный долг России составлял 260 миллиардов долларов. А к 1 апреля нынешнего - уже 436 миллиардов, то есть всего за 15 месяцев он увеличился почти на 70 процентов, несмотря на огромный приток в страну нефтедолларов. Аналитик инвестиционного банка Lehman Brothers Павел Мамай:



Павел Мамай : Здесь есть два основных фактора. Во-первых, большое количество нефтедолларов до экономики доходит только через бюджет. В принципе, большое их количество через бюджет не доходит, а оседает в Стабилизационном фонде или Фонде национального благосостояния. Если вы посмотрите, какими темпами он увеличивался, какими соответственно темпами увеличивались валютные резервы, понятно, что большое количество этих денег в принципе не попадает реально в экономику. Это в принципе правильно.


Вторая причина. Мне кажется, нужно посмотреть объем покупок российскими компаниями иностранных компаний и бизнеса. Именно на это отчасти используются средства, занятые за рубежом.



Сергей Сенинский : Компании и банки больше занимают за рубежом, чем внутри страны?



Павел Мамай : Они в принципе занимают и внутри страны, и за рубежом. Активы российских банков за прошлый 2007 год выросли на 50-70 процентов, то есть мы не можем говорить, что экономика в корпоративный сектор не занимает у российских банков. Исторически российский корпоративный сектор имел достаточно мало долгового финансирования. Сейчас для того, чтобы развивается быстрее, российский корпоративный сектор занимает больше в принципе. Условия разные, действительно. За рубежом можно занять на более длительный срок. Крупным компаниям проще занять большой объем денег. Иногда за рубежом можно занять дешевле, но опять же только крупным компаниям. Мелкие и средние компании в основном занимают у российских банков.



Сергей Сенинский : Как именно российские компании и банки предпочитают занимать деньги за рубежом - через выпуск собственных облигаций или банковские кредиты? Алексей Ю, банк UnicreditAton :



Алексей Ю : Если говорить про тенденцию последних месяцев, то, безусловно, кредиты завоевывают все большую долю во внешнем долге компаний и банков. Объясняется это очень просто. Финансовые рынки сейчас переживают не лучшие времена. Здесь речь идет не о российских проблемах, а о глобальных проблемах в целом. Межбанковский рынок гораздо более стабильный, потому что движим не столько рыночной конъюнктурой, сколько отношениями между конкретной компанией-заемщиком и данным конкретным банком. Поэтому на банковском рынке сейчас происходит гораздо больше сделок, нежели на рынке еврооблигаций.



Сергей Сенинский : Вообще долг - это неотъемлемая часть бизнеса любых, даже самых успешных компаний. Другое дело - он не может быть беспредельным. Для крупнейших российских заемщиков - нефтегазовых и металлургических компаний, а также банков - на каком уровне находится объем долговой нагрузки? Другими словами, далеко ли им до «опасной» черты? Павел Мамай, банк Lehman Brothers :



Павел Мамай : В принципе, достаточно комфортабельный уровень долговой нагрузки считается долг по отношению к денежным потокам компании от 2 до 3 раз, в зависимости от отрасли, в зависимости оттого, какая пропорция этого долга компании краткосрочная и долгосрочная. Это комфортабельной считается. Иногда долг может достигать 4 раз, но это уже ближе к черте. У крупнейших российских заемщиков сейчас этот показатель находится от 1 до 2 раз в среднем. В принципе, до черты еще далеко.


Другое дело, что денежные потоки крупнейших российских заемщиков очень велики, благодаря высоким ценам на нефть, на газ и на сталь. Если эти цены значительно снизятся в ближайшие годы, картина может выглядеть немножечко по-другому. Но в принципе несколько лет еще тогда у российских заемщиков будет, чтобы снизить долговую нагрузку.



Сергей Сенинский : Формально в какой степени государство отвечает по внешним долгам компаний и банков, находящихся под его прямым или косвенным контролем?



Павел Мамай : Формально ни в какой степени. Это в принципе концепция акционерного общества именно в том, что акционер ответственен только вложенным своим капиталом. Формально ни в какой. Не формально аналитики спорят об этом. Конечно, существуют государственные компании и банки, чей дефолт имел бы такие негативные последствия для экономики, что государству проще поддержать данную компанию или банк, нежели допустить ее дефолт, возьмем, к примеру, "Сбербанк" или ВТБ, крупнейшие банки страны, на которых держится финансовая система. Что касается большого количества других компаний с государственным участием, у меня такое впечатление, что решения эти государством будут приниматься от случая к случаю, взвешиваться будут все интересы как налогоплательщиков, чьи деньги нужно будет расходовать, так и компании, так и кредиторов, так и государства.



Сергей Сенинский : Общий внешний долг российского государства составляет ныне 41 миллиард долларов. При этом общий объем внешней задолженности российских компаний и банков превышает долг государства в 10 раз.



XS
SM
MD
LG