Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В музеях России два года ведет работу Комиссия по ревизии фондов


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Сергей Тарасов: В музеях России в результате почти двухлетней работы Комиссии по ревизии фондов обнаружена недостача пятидесяти тысяч экспонатов. Руководители трех московских музеев утверждают: в подавляющем большинстве случаев эти потери связаны вовсе не с хищениями, а с путаницей в документации.



Лиля Пальвелева: Проверки всех музейных фондов страны завершатся в конце этого года. Так что, цифра 50 тысяч утрат – промежуточная. Начать же ревизию было решено после нашумевших краж в Эрмитаже, совершенных сотрудницей этого музея.


Директор Музея-усадьбы «Останкино» Геннадий Вдовин не сомневается в компетентности проверяющих.



Геннадий Вдовин: В эту комиссию входят люди разных специальностей. Это реставраторы, и не только музейные, входят чиновники и управленцы. В эту комиссию входят музейщики. И если есть необходимость, входят люди других специальностей, то есть археологи, биологи не музейные.



Лиля Пальвелева: Как заверяет Геннадий Вдовин, в останкинском музее проверка ничего страшного не выявила.



Геннадий Вдовин: При сверке мы не могли нескольких вещей найти. Потом нашли. Речь шла о жирандоли, она еще в 20-е годы была разобрана, поэтому остов ее, то есть бронзовое основание, числилось по фонду «металлы» под одним номером, а снятый, оставшийся при заборке еще в 20-е годы и до сих пор не отреставрированный хрусталь находится в другом пункте, по другим номером. Все это надо было объединить в третий номер, писать на это кучу бумаги. С этим сталкивается любой хранитель. У нас есть пропажа середины 90-х годов, когда вещь была украдена из интерьера, она до сих пор находится в розысках МВД и Интерпола, - это барельеф фабрика Вэджера с профилем Петра. Потеря жуткая, но на худой конец, форма Вэджера существует, ее можно заменить. Вторая – это предмет нашего разбирательства с приходом храма Живоначальной Троицы, останкинского, поскольку при передаче мы отдали 129 вещей, а они утверждают, что у них 128, но я думаю, мы поймем, в чем там ошибка. Вот, собственно, это все.



Лиля Пальвелева: Вполне благостной оказалась картина и в Музее Пушкина. Говорит Наталья Шашкова, заведующая сектором учета музея.



Наталья Шашкова: Как не обнаружили на момент проверки, были показаны пять единиц хранения. 20 единиц хранения у нас находятся в розыске, они были в 1989 году похищены, и с тех пор, вот уже практически 20 лет, предметы находятся в розыске, поэтому мы тоже не можем их списать. И того у нас 25 отсутствующих единиц хранения. Из числа тех пяти, которые не обнаружены в нашем фонде, есть предметы такого ряда, как игральная карта XIX века, игральная костяная фишка и три единицы эстампов небольшого формата. Размеры этих предметов таковы, что не исключено их обнаружение при дальнейших сверках фонда.



Лиля Пальвелева: Замдиректора музея-заповедника Коломенское-Лефортово-Люблино Ольга Полякова так оценивает прошедшие проверки.



Ольга Полякова: То, что сейчас произошло, в течение последних двух лет, для музеев благо. Музеи подчистили свои старые документы на списание, на передачу, на архивы и действительно выяснили, что у нас есть в составе наших фондов.



Лиля Пальвелева: Но, может быть, в каких-то иных музеях страны выявлены громкие утраты? Ни о чем подобном ни на одном искусствоведческом или министерском совещании объявлено пока не было.


XS
SM
MD
LG