Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России работает множество летних молодежных лагерей


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Михаил Саленков: В России этим летом создается множество летних молодежных лагерей, причем организуют их как сторонники власти, такие, как движения «Наши» и «Молодая гвардия», так и ее критики, оппозиционеры из «Авангарда красной молодежи» или «Радикальных экологов».



Данила Гальперович: Солнце, воздух и вода уже доказали, что они лучшие друзья политизированной молодежи, собирающейся летом на берегу какого-нибудь озера. Юный активисты загорают и учатся тому, чему их учат организаторы. В частности, в предыдущие годы в лагере движения «Наши» на Селигере молодых людей Владимира Путина учили бороться словом и делом с возможностью «оранжевой» революции. Теперь, как говорит из лидеров «нашистов» Борис Якеменко, этой жуткой опасности не стало, поэтому пора заняться чем-нибудь другим.



Борис Якеменко: Действительно, задача угрозы «оранжевой» революции устранена в общем и целом, и наступило время встраиваться в те инновационные процессы, которые сейчас проходят. Поэтому этот Селигер проходит под рамкой инноваций, то есть создания творческих проектов, их предложения заинтересованным лицам в государстве. Поэтому в этом году очень напряженная идет работа во всех направлениях. Я, например, как член Общественной палаты, провел здесь выездное заседание рабочей группы, где принимал проекты, которые надеюсь затем предлагать заинтересованным ведомствам и заинтересованным бизнес-сообществам. В частности, есть проект поддержки и развития, например, церковных хоров, есть проекты, касающиеся возрождения театров.



Данила Гальперович: В лагерь «нашистов» на Селигере по-прежнему заезжают высокие гости. Они уже не такие высокие, как прежде, но Борис Якеменко с удовольствием перечисляет имена тех, кто решил поучить уму-разуму прокремлевскую молодежь.



Борис Якеменко: Это вице-премьер Шувалов, это Сурков, первый заместитель руководителя администрации президента, это губернатор Нижегородской области Шанцев, это губернатор из Новосибирска Толоконников, это министр образования Фурсенко, это министр природных ресурсов Трутнев…



Данила Гальперович: Очевидно, что лагерь движения «Наши» по-прежнему пользуется мощной спонсорской поддержкой. Об этом можно судить по тем видам отдыха, которому придаются лояльные российской власти ребят и девчата. Отдых там, по словам Бориса Якеменко, запланирован только вечером или в выходные дни, остальное время посвящено лекциям и тренингам. Но если уж отдыхать, то по-крупному.



Борис Якеменко: Есть «Бойцовский клуб», есть селигерское телевидение, которое работает 16 часов в сутки. Есть любые виды водного спорта, есть тренажерный зал. Есть интернет. Есть дискотеки, ну, не знаю, все что угодно. Есть спортивные развлечения, скалолазание, есть велосипедов целый павильон. То есть что угодно.



Данила Гальперович: Ответом прокремлевским лагерям на Селигере в этом году стали лагеря оппозиционной молодежи. В Карелии левые активисты организовали большой слет сторонников леворадикальных и просто левых идей, и там будут учить и интернет-журналистике, и приемам организации массовых акций протеста. Организаторы говорят, что рыбалка и купание в промежутках между уроками по уличным акциям и способам развала капитализма будут просто сказочными. Юные левые хотят питаться рыбой, пойманной в местных водоемах, чтобы проверить себя на способность выжить в условиях партизанского лагеря.


Еще один левый лагерь откроется на Черном море. А на Байкале будет работать лагерь Сибирского социального форума, там, по словам одного из его организаторов, Валерия Еремеева, в близости к природе социальные проблему будут обсуждаться как-то веселее.



Валерий Еремеев: Это непосредственно активисты жилищных движений со всей страны в буквально смысле, начиная от Санкт-Петербурга и заканчивая Южно-Сахалинском, городами Владивостоком и Хабароском. В том числе здесь же будут представители разных движений политических, естественно, и общественных, будут анархисты, представители левых течений и организаций. То есть в этом смысле представительность довольно-таки широкая. И сам по себе круг вопросов тоже широкий, тоже начиная от вопросов взаимоотношений с властью, организацией органов местного самоуправления, проблем, которые возникают при точечной застройке, проблем, которые возникают при выборе способа управления многоквартирными домами, и, в том числе, те обыденные вопросы для разных политических движений.


Мы решили, что, учитывая то, что Иркутск, скажем так, обладает такой жемчужиной, как Байкал, это 39-ый километр, поселок Бурдугус, там есть туристическая база, которая называется «Сибирская заимка», - шикарных условий там не будет, потому что в основном это либо двухместные кемпинги, либо четырех-шестиместные домики, типа охотничьих, в такой русской национальной традиции, как это строилось, как там люди жили 100, 200, 300 лет назад. Гарантировано единение с природой настолько, насколько это возможно. То есть никаких излишеств, минимум цивилизации и, естественно, максимум того природного, чего нам с вами так не хватает в городской среде.



Данила Гальперович: Однако отнюдь не вся молодежь собирается в летние лагеря, чтобы отдохнуть, позагорать, а заодно поучиться. В Савовском районе Рязанской области экологи разбили палатки для того, чтобы протестовать против строительства опасного объекта. Активистка движения «Хранители радуги» Анна Миненкова рассказывает.



Анна Миненкова: Есть комитет местных жителей, которые организовали референдум в городе и области по поводу химического завода и пристройке к нему формальдегидного цеха нового, по производству фенолформальдегидов. Местные жители больше всего проголосовали против строительства завода, и местная администрация тоже против. А землеотвод и разрешение на строительство дал губернатор Рязанской области. И вот силами местных активистов наше движение и различные другие организации, ученые были привлечены к этому. Потому что местное население запугано, оно очень боится выступать против строительства, тем более это градообразующее, скажем, предприятие – старый химический завод, и поэтому большинство на нем работают либо когда-то работали, их запугивают потерей работы, идти им, в общем-то, некуда. Хотя они все понимают опасность и в большинстве выступают против.



Данила Гальперович: Лагерь экологов, протестующих против расширения химзавода, уже и милиция запрещала, и частные охранники атаковали. А сами его участники обращались в прокуратуру и устраивали пикетирования. Анна Миненкова говорит, что для тех, кто разбил палатки в знак протеста, главное не отдых.



Анна Миненкова: Естественно, позагорать, так или иначе, случается, в какой-то момент помыться и что-то такое сделать, но в принципе, естественно, это лагерь протеста, который ведет какую-то работу, а это не лагерь отдыха. И люди сюда приезжают, имея целью каким-то образом помочь.



Данила Гальперович: Молодежи из «Наших», катающейся на велосипедах на Селигере, наверняка и не снились такие беспокойные виды отдыха, как столкновения с местными властями или объяснения с милицией по поводу своих политических требований.


XS
SM
MD
LG