Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Барак Обама в рамках международного турне прибыл в Берлин


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер .



Андрей Шароградский: Барак Обама, прибывший в Берлин, в рамках международного турне встретился уже с канцлером Ангелой Меркель и с министром иностранных дел Франком-Вальтером Штайнмайером. Запланирована и его встреча с бургомистром города Клаусом Воверайтом. Но главное событие этого однодневного визита - речь Обамы перед собравшимися у Колонны победы в столице Германии. Обама очень популярен в этой стране, в прессе его часто сравнивают с другими известнейшим американским политиком - президентом Джоном Кеннеди, который когда-то произнес в центре Берлина одну из самых знаменитых своих речей.



Юрий Векслер: Время от времени возникают сравнения первого в истории США темнокожего кандидата в президенты с Джоном Кеннеди. Германия помнит и весь мир знает фразу из выступления Джона Кеннеди в Западном Берлине 26 июня 1963 года, в честь 15-летия берлинского "Воздушного моста" - так называлась акция американцев по снабжению жителей Западного Берлина продуктами питания с помощью бесперебойно садившихся на аэродроме Темпельхов самолетов в условиях блокады города советскими властями с июня 1948-го по май 1949 года . Кеннеди тогда, в 1963 году, произнес: " Все свободные люди, где бы они ни жили, - сейчас граждане этого города, Западного Берлина. И поэтому я, как свободный человек, горжусь тем, что могу сказать: я - берлинец".


Берлин видел и слышал и других американских президентов. Что является важнейшим в понятии немецко-американские отношения? Об этом я беседую с профессором истории Северной Америки Института имени Джона Кеннеди при Свободном университете, основанном в Западном Берлине также при деятельной помощи американцев, доктором Андреасом Этгесом.



Андреас Этгес: Для Западной Германии с самого начала было важно стоять на позициях близости к США. США играли центральную роль во многих кризисных ситуациях для послевоенной Германии, они были защитниками свободы Западного Берлина, в особенности после возникновения берлинской стены, и визит Джона Кеннеди в 1963 году в Западный Берлин поэтому и стал символом. Последовавшее позднее объединение Германии также не было бы возможно без поддержки США и роли тогдашнего президента Джорджа Буша-старшего, сумевшего преодолеть сопротивление других западных стран. После окончания "холодной войны" отношения переменились, Германия окончательно перестала быть для США побежденной во Второй мировой войне страной. Другие важные изменения позднее принесла война в Ираке, которая во многом охладила немецко-американские отношения.



Юрий Векслер: Чем вы объясняете столь значительную популярность у немцев Барака Обамы? Ведь чуть ли не 90 процентов опрашиваемых в Германии хотели бы видеть его президентом США.



Андреас Этгес: В Германии традиционно американские президенты-демократы более популярны. Клинтон, например, сегодня популярен в Германии, наверное, больше, чем в США. Джордж W Буш, как и его политика, оказались очень непопулярными в Германии. Обама, если проанализировать результаты опросов, воспринимается многими у нас, как анти-Буш, но Хилари Клинтон также была бы популярнее Маккейна, если бы стала кандидатом. В фигуре Обамы, однако, много нового, он харизматичен и является любимцем средств массовой информации. Немцы, собственно, Обаму совсем не знают, и многие из них вряд ли смогут его понимать без перевода во время его выступления. Эта эйфория по его поводу - она во многом результат воздействия немецких средств массовой информации. Я не помню ни одной президентской кампании в США, которой уделялось бы столько внимания в Германии, причем на стадии внутрипартийной борьбы между Обамой и Хиллари Кинтон. Журнал "Шпигель" проводит опросы популярности немецких политиков у населения. Так вот, многих своих политиков немцы вообще не знают, а вот Обама теперь известен всем.


Но задача Обамы в Берлине трудна. С одной стороны, он хочет восторга собравшихся, который был бы виден телезрителям США, с другой - это все же предвыборная речь, и она адресована не в меньшей степени американцам. Поэтому Обама не может, с одной стороны, в своих требованиях, например, большего присутствия Германии в Афганистане быть слишком конкретным, чтобы не получить в ответ свист и крики "бу", с другой стороны, он не должен демонстрировать чрезмерную близость к Европе и европейцам - это далеко не всем в Америке понравится.



Юрий Векслер: Что вы можете сказать о немецком антиамериканизме как таковом?



Андреас Этгес: Часть конфликтных моментов, проявившихся в связи с войной в Ираке, они возникли бы рано или поздно и без нее, потому что окончание "холодной войны" и объединение Германии изменили роли как США, так и Германии, которая при коалиции социал-демократов и "зеленых" вообще впервые начала принимать участие в военных операциях за рубежом. Германия взяла на себя больше ответственности в ООН и в других международных форумах. Это были новые конструктивные роли, иногда не в полном согласии с США. Война в Ираке обострила противоречия, но они проявились бы в любом случае. Важно понимать, что хотя антиамериканизм в Германии, безусловно, имеет место, но часть немецкой критики США и Буша я, скорее, объяснил бы как разочарование влюбленного. Я считаю, что у большинства немцев образ США в целом позитивен, и избрание Барака Обамы президентом, несомненно, сразу же сделает США по опросам у нас гораздо более популярной страной. Америка, которую немцы хотели бы любить, отличается, однако, от системы ценностей американцев и воплощения этих ценностей президентом Бушем. И это было для многих в Германии разочарованием. Но все же это разочарование любящего.



Юрий Векслер: Говорил профессор истории Северной Америки Института имени Джона Кеннеди при Берлинском свободном университете Андреас Этгес.


XS
SM
MD
LG