Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России зафиксирован рост числа преступлений на почве национальной и расовой ненависти


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.



Андрей Шароградский: За первые шесть с половиной месяцев этого года зафиксировано свыше 170 преступлений на почве национальной и расовой ненависти, в результате которых в России погибли 80 человек и пострадали почти 200. Это значительно превышает прошлогодние показатели за аналогичный период. Чаще всего подобные преступления совершаются в Москве, Московской, Свердловской и Ульяновской областях.



Карэн Агамиров: Сегодня Московский городской суд приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении группировки, на счету которой, по данным следствия, 20 убийств и 12 покушений на убийство по национальным мотивам. Предварительные слушания, в соответствии с законом, будут проходить в закрытом режиме, при этом уже известно, что данное дело будет рассматривать коллегия присяжных заседателей. На 28 июля в Мосгорсуде назначены слушания по существу в отношении другой группировки - из 13 человек, 12 из которых - несовершеннолетние.


Согласно информации официального представителя городской прокуратуры, "обе группы имеют общий почерк совершения преступлений". Он подчеркнул, что всем им предъявлено обвинение "в убийстве двух и более лиц организованной группой из хулиганских побуждений по мотивам национальной и расовой ненависти и вражды, покушении на убийство, возбуждении ненависти и вражды, совершенном с применением насилия организованной группой, и хулиганстве". Помимо этого, по ряду эпизодов несколько человек обвиняются в совершении грабежей, совершенных группой лиц по предварительному сговору.


По данным Московского бюро по правам человека, число преступлений по национальным мотивам за минувшие полгода значительно возросло, при этом...



Наталья Рыкова: Можно говорить о существенной активизации правоприменительной практики в отношении лиц, совершивших преступления на почве религиозной, расовой ненависти, ксенофобии. Всего с января по май 2008 году было осуждено свыше 100 человек, у которых в приговоре присутствовала националистическая составляющая. Разочаровывает очень сильно, что суды, в том числе и суды присяжных, выносят зачастую излишне мягкие приговоры. Самый яркий пример - это приговор суда присяжных по делу об убийстве таджикской девочки в Санкт-Петербурге. Участники этого дела были в основном подростки, и они были осуждены всего лишь за хулиганство, получили номинальные сроки. В связи с этим уже не раз выдвигалась идея вывести дела о преступлениях такого рода из юрисдикции суда присяжных, но реализация таких предложений противоречила бы Конституции. На данном этапе власть проиграла так называемую "агитационную войну" националистам, потому что не издается достаточного количества книг, пропагандирующих толерантность, в то же время в России насчитывается около 100 ксенофобных газет, 7 книжных издательств специализируются на издании ксенофобной литературы.



Карэн Агамиров: Размышляла на встрече с прессой исполнительный директор Московского бюро по правам человека Наталья Рыкова.


Председатель комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести Николай Сванидзе рассуждал о роли власти и средств массовой информации в решении проблемы ксенофобии и межнациональной нетерпимости.



Николай Сванидзе: Я фамилии называть никакие не буду, естественно. Имеет место идеология государственная, которую так или иначе артикулируют, в том числе, и высокие государственные деятели, которая объективно способствует усилению массовой ксенофобии, правящие в том числе структуры, в данном случае имеется в виду высокий городской уровень. У нас же город столичный, город Москвы, и имеют место уже просто личные проявления ксенофобии и среди чиновников, и среди среднего и низшего звена, я думаю, и среди высшего, просто не в столь массовом порядке. Это вина правоохранительных органов. Мы знаем, какие настроения в милиции, мы знаем это. Я вам могу сказать по своей журналистской практике, что мне приходилось иметь дело с высокопоставленными представителями Министерства внутренних дел, которых мне приходилось прямо в эфире в своей программе поправлять, когда они там употребляли слово "черные" на голубом глазу, и им это казалось совершенно естественным, нормальным. Но если это кажется нормальным на таком уровне, тогда это, естественно, попадает в милицейские протоколы, разумеется, просто как норма. А как по-другому-то? А из милицейских протоколов это попадает в журналистские отчеты. И вот таким образом распространяется в сознании людей.


Нужна отчетливо выраженная государственная позиция в том, что относится к ксенофобии, к самому понятию патриотизма и отделению его от национализма, к мигрантофобии. Второе, из этого же следующее, - это позиция средств массовой информации. Потому что средства массовой информации у нас или прямо государственные, или аффилированные так или иначе с государством, то есть от позиции государства зависит и позиция СМИ. И они должны быть значительно более определенны. Здесь мы имеем такой элемент закольцовывания, замкнутый круг, потому что как власть, так и средства массовой информации склонны идти за массовыми настроениями. А идя за массовыми настроениями и потакая им, они их еще более усугубляют. Этот замкнутый круг нужно каким-то образом прорвать.


Иногда нужная кампания для того, чтобы решить какую-то проблему. Но кампания не на неделю, не на полгода, а долгосрочная кампания. Практика США - не след нам, как известно, брать пример, но, тем не менее, хороший пример почему бы ни взять, когда страна за считанные десятилетия, менее чем за полвека решила проблему. Если в 60-е годы, во времена Мартина Лютера Кинга, были скамейки только для белых, то сейчас афроамериканец - реальный кандидат в президенты. Колоссальный шаг! И это колоссальный шаг прежде всего в массовой психологии, а он был бы невозможен без шага в государственной позиции, очень определенного и твердого.



Карэн Агамиров: Президент Ассоциации иностранных студентов в России Габриэль Кочофа недоумевает.



Габриэль Кочофа: Сначала, когда мы об этом начали говорить, это было 15 лет тому назад, и никто не поверил, что феномен ксенофобии, расизма растет в обществе. Власть когда-то не захотела признаться, что, да, эта болезнь в обществе есть, и нужно бороться против этого. В любой стране есть расизм, даже в самых демократичных странах, и нападения на иностранцев везде вы встретите, но уровень может быть разный. Да, я не могу себе представить, что, проживая 20 лет в России, я могу стать депутатом. Вы можете это представить сегодня, что я ректор университета или что-то? У меня российский паспорт, но потому что у меня другой цвет кожи, может быть, я такого уровня никогда не достигну. Наши иностранные студенты, наконец, поняли, что гулять по Москве, гулять по улицам нежелательно. Хотя мне обидно, что человек, который приезжает и живет 5 лет, 10 лет в одной стране, хочет познакомиться с культурой, с традициями этой страны, хочет приобрести друзей, хочет вернуться к себе на родину послом этой страны, хочет рассказать всем друзьям, что "за пять лет я посетил Иваново, Ульяновск, я гулял с российскими друзьями..." Месяц тому назад я стоял около общежития Университета дружбы народов с ребятами, которые приехали из Санкт-Петербурга. Вдруг три молодых российских студента, я не знаю, кто они, подошли к нам, и вдруг одна девка кричит: "Ой, посмотрите, русские идут, скинхеды идут!" То есть на ровном месте. Боятся.



Карэн Агамиров: Ксенофобия и национализм на российских просторах...


XS
SM
MD
LG