Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейский суд обязал власти Латвии выплатить Василию Кононову компенсацию за несправедливые судебные преследования


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: Европейский суд по правам человека обязал власти Латвии выплатить Василию Кононову, полковнику советской армии в отставке, 30 тысяч евро в качестве компенсации за несправедливые судебные преследования. В Латвии Кононова судили дважды и приговаривали к тюремному заключению за участие в карательной, по мнению латвийского суда, операции. Европейский суд постановил, что были нарушены нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и квалифицировать действия Кононова как действия оккупанта неправомерно. Мой коллега Андрей Шарый попросил латвийского политика, члены Комитета Парламентской Ассамблеи Совета Европы по защите национальных меньшинств Бориса Цилевича прокомментировать приговор Европейского суда.



Борис Цилевич: Юридически это решение очень важно в том отношении, что оно устанавливает границы юрисдикции национальных судов и национального законодателя. В Латвии ситуация очень типична в том отношении, что есть явное политическое желание несколько что ли изменить ту правовую систему, которая сложилась после Второй мировой войны по отношению к военным преступлениям и вообще к поступкам и деяниям, совершенным во время Второй мировой войны. Решения Нюрнбергского трибунала рассматриваются как справедливость победителей, и, в общем-то, подчеркивается, что это именно победители решали, кто был прав, кто виноват, и все, кто воевал на стороне нацистов, однозначно были плохие, а те, кто воевали на стороне союзников, были хорошие. До сих пор не было практически никаких дел, в которых были бы наказаны воевавшие на стороне союзников, если они действовали в соответствии с приказами и интересами союзников. То есть, по сути дела, латвийское правосудие попыталось эту ситуацию пересмотреть, несколько изменить вот эту справедливость победителя.


Однако суд с этим не согласился, и суд, как опять же в приговоре есть такой очень интересный момент, приговор, в частности, характеризует рассуждения красного партизана Кононова как некую запоздалую попытку создания другой справедливости победителей. С этой точки зрения это, конечно, очень важно именно юридически. Есть и второй очень важный аспект - политический. Самый ключевой вопрос - это насколько национальное законодательство сегодня может устанавливать свои нормы и пересматривать тот порядок вещей, который сложился в результате Второй мировой войны и в результате Нюрнбергского процесса. Этот приговор Европейского суда по правам человека по делу Кононова должен внести определенную ясность в этот вопрос.



Андрей Шарый: Как вы считаете, латвийские власти выплатят Кононову теперь компенсацию или будут какие-то попытки как-то оспорить этот приговор?



Борис Цилевич: Ну, деваться некуда, Латвия, ратифицировав Европейскую конвенцию по правам человека, взяла на себя обязательства выполнять решение суда. Хотя я не исключаю, что будет попытка, например, добиться рассмотрения дела в Большой палате, так как это, в общем, бывало. Система там отличается от системы апелляции на уровне национальной судебной системы, то есть Европейский суд по правам человека вовсе не обязан передавать дело в Большую палату, может передать, а может не передать.



Андрей Шарый: Как вы считаете, какие-то уроки из всей этой истории латвийские власти извлекут?



Борис Цилевич: Я очень надеюсь, что да. Хотя, честно говоря, полной уверенности у меня здесь нет, поскольку здесь, помимо чисто вот этого стремления к восстановлению исторической справедливости, до сих пор есть и чисто психологически, я бы даже, извините, сказал, шкурный момент. Большинство людей, которые сегодня составляют политическую элиту Латвии, в общем-то, вышли из советского режима, более того, честно этому режиму служили. Поэтому вот это стремление во что бы то ни стало провозгласить, добиться признания вот этой 50-летней оккупации вместо аннексии, что, в общем, юридически довольно сомнительная концепция, имеет такой характер самооправдания, в том числе психологической компенсации для очень многих этих людей. Естественно, помимо всего прочего, эти все вопросы очень как бы чувствительны политически, и, в общем-то, особенно в предвыборный период очень активно используются. С рациональной точки зрения, чисто мозгами, следовало бы сделать какие-то выводы, но будут ли они сделаны на практике - увы, у меня такой уверенности нет.



Андрей Шарый: А вам понятно, кто такой Василий Кононов - это преступник, это жертва обстоятельств или это герой?



Борис Цилевич: Я думаю, что все одновременно. Люди, которые жили в те времена, оказались между жерновами, каждый из них был немножко героем, немножко жертвой. Ситуация не была черно-белой, и раскрасить ее в черно-белый цвет, я думаю, невозможно. И политически, и эмоционально это тупик. Очень много людей в Латвии, в частности, погибли от рук и нацистов, и от рук Сталина и его приспешников. И у каждого есть своя боль. Поэтому, наверное, единственный возможный способ - это очень строгая, последовательная и по возможности беспристрастное применение принципов прав человека. Собственно, для чего Европейский суд по правам человека и необходим.


XS
SM
MD
LG