Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейский суд признал Василия Кононова пострадавшим


«Стремление Латвии во что бы то ни стало добиться признания 50-летней советской оккупации вместо аннексии имеет характер самооправдания», - считает Борис Цилевич. На фото: демонстрация у здания МИД в Риге (18 декабря 2007)

«Стремление Латвии во что бы то ни стало добиться признания 50-летней советской оккупации вместо аннексии имеет характер самооправдания», - считает Борис Цилевич. На фото: демонстрация у здания МИД в Риге (18 декабря 2007)

Европейский суд по правам человека обязал власти Латвии выплатить полковнику советской армии в отставке Василию Кононову 30 тысяч евро в качестве компенсации за несправедливые судебные преследования. В Латвии Кононова дважды судили и приговаривали к тюремному заключению за участие в карательной, по мнению латвийского суда, операции. Европейский суд постановил, что были нарушены нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и квалифицировать действия Кононова как действия оккупанта неправомерно.


Член Комитета Парламентской Ассамблеи Совета Европы по защите национальных меньшинств Борис Цилевич в интервью Радио Свобода объяснил, какое значение для латвийского правосудия имеет это решение Европейского суда:


– Юридически это решение очень важно в том отношении, что оно устанавливает границы юрисдикции национальных судов и национального законодателя. В Латвии ситуация очень типична в том отношении, что есть явное политическое желание изменить ту правовую систему, которая сложилась после II мировой войны по отношению к военным преступлениям и вообще к поступкам и деяниям, совершенным во время II мировой войны. Решения Нюрнбергского трибунала рассматриваются как справедливость победителей, и, в общем-то, подчеркивается, что это именно победители решали, кто был прав, кто виноват, и все, кто воевал на стороне нацистов, однозначно были плохие, а те, кто воевали на стороне союзников, были хорошие. До сих пор не было практически никаких дел, в которых были бы наказаны воевавшие на стороне союзников, если они действовали в соответствии с приказами и интересами союзников. То есть, по сути дела, латвийское правосудие попыталось эту ситуацию пересмотреть, несколько изменить вот эту особую справедливость победителя.


Однако суд с этим не согласился – приговор, в частности, характеризует рассуждения красного партизана Кононова как некую запоздалую попытку создания иной справедливости победителей. Есть и второй очень важный аспект - политический. Самый ключевой вопрос: насколько национальное законодательство сегодня может устанавливать свои нормы и пересматривать тот порядок вещей, который сложился в результате II мировой войны и в результате Нюрнбергского процесса. Этот приговор Европейского суда по правам человека по делу Кононова должен внести ясность в этот вопрос.


– Латвийские власти выплатят Кононову компенсацию или будут какие-то попытки как-то оспорить этот приговор?


– Ну, деваться некуда, Латвия, ратифицировав Европейскую конвенцию по правам человека, взяла на себя обязательства выполнять решения суда. Хотя я не исключаю, что будет попытка, например, добиться рассмотрения дела в Большой палате, так как это, в общем, бывало. Система подачи апелляций в Суд по правам человека отличается от системы апелляции на уровне национальной судебной системы. Европейский суд по правам человека вовсе не обязан передавать дело в Большую палату, может передать, а может не передать.


– Как вы считаете, какие-то уроки из всей этой истории латвийские власти извлекут?


– Я очень надеюсь, что да. Хотя, честно говоря, полной уверенности у меня здесь нет, поскольку здесь, помимо стремления к восстановлению исторической справедливости, до сих пор есть и чисто психологически «шкурный» момент. Большинство людей, которые сегодня составляют политическую элиту Латвии, в общем-то, вышли из советского режима, более того, честно этому режиму служили. Поэтому вот это стремление во что бы то ни стало провозгласить и добиться признания вот этой 50-летней оккупации вместо аннексии, что, в общем, юридически довольно сомнительная концепция, имеет характер самооправдания, в том числе психологической компенсации для очень многих людей. Естественно, все эти вопросы политически чувствительны, и, в общем-то, особенно в предвыборный период очень активно используются. С рациональной точки зрения следовало бы сделать какие-то выводы, но будут ли они сделаны на практике - увы, у меня такой уверенности нет.


– А вам понятно, кто такой Василий Кононов - это преступник, это жертва обстоятельств или это герой?


– Я думаю, что все это одновременно. Люди, которые жили в те времена, оказались между жерновами, каждый из них был немножко героем, немножко жертвой. Ситуация не была черно-белой. И политически, и эмоционально - это тупик. Очень много людей в Латвии, в частности, погибли от рук и нацистов, и от рук Сталина и его приспешников. И у каждого есть своя боль. Поэтому, наверное, единственно возможный способ - это очень строгое, последовательное и по возможности беспристрастное применение принципов прав человека. Собственно то, для чего Европейский суд по правам человека и создан.


XS
SM
MD
LG