Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сюжеты

Татьяна Щербина (Москва). Новое время


Татьяна Щербина. Фото А.Тягны-Рядно из ЖЖ автора

Татьяна Щербина. Фото А.Тягны-Рядно из ЖЖ автора

Р одилась в 1954 г. Поэт, прозаик, эссеист, журналист, переводчик с французского. До 1986 г. публиковалась в самиздате. С 1991г. вышло 6 поэтических книг и три книги прозы. Автор антологии современной французской поэзии. Премия по поэзии Национального центра литературы Франции – 1994г. за книгу стихов, написанных по-французски.


http://shcherbina.livejournal.com/





слоган недавно открывшегося магазина
российских часов на Арбате:
«купил Швейцарию – продал Россию»


Внешняя жизнь такая:
сломались часы
российские
не стало времени марки полет
пошла за новым
сперва за российским же.
Порвалась связь времен –
залатай, - говорила себе.
А там только президентские
дорогие
и со стразами, с бабочкой,
с названием типа gloria
дешевые.
Тогда пошла в ГУМ
за надежным доступным нефальшивым
свисс вотчем – swatch’ем.
Путь преградил мне митинг
с метлой, метущей врагов,
децибел был таков,
что печень и сердце
едва не оторвались от своих крепежей
силой вибрации, сравнимой с силой удара.
Я прошла по узкому коридору
живые стены – солдаты –
стояли как неживые.
Путь к часам оказался извилист,
барабанные перепонки (уже так было, в полете,
при вынужденной посадке, почти падении) -
перестали пропускать рев:
квант гудел в голове – «ра си я»,
а частицы – «врагврагвраг»
сыпались с перепонок как перхоть на воротник.
Я купила часы,
спрашивайте теперь у меня
надежное доступное нефальшивое время.

05.12.07


ОПИСЬ

Глубокоуважаемый шкаф
отличается от вольтеровского кресла тем,
что во чреве, в пещере, неудобно сидеть.
Никто уже не прячется от мужа,
внезапно вернувшегося из командировки.
На слуху налеты, а не прилеты,
в анекдотах наезды, а не приезды.
десница Каменного гостя –
растущие из одного локтя
налоги, вклады, приклады, предлоги.

Все сидят на складных стульчиках,
как попугаи на жердочке,
и такие же красивые,
и так же хорошо выговаривают слова.

Козетки, вензели, завитушки –
это к Пушкину.
Вазы хрустальные, щучки фарфоровые –
это к Сталину и Хрущеву.

Кладбище пустых бутылок в углу,
антисоветские же - на подоконнике.
Это на Брежнева я возвожу хулу
и на последовавших покойников.

Коробочки от биг-мака,
добытые в очереди очередей,
в серванте соседствуют с разной бякой,
оставшейся от гнездовья вождей.

На почетном месте – банка растворимого кофе,
привезенная в ЦЦЦП
из Америсы – в ней был профит
перестройки тюрьмы в купе.

Но и кофе давно весь вышел,
и обмылок исчез в руках.
Человеческий фактор - в нише
экологической - терпит крах.

Глубокоуважаемый шкаф покрылся
пылью. Завыл металл –
танки выползли, с ними крысы –
ЦЦЦП захрипел и пал.

В вольтеровском кресле думаю о несущих
конструкциях языка:
близок локоток, да не укусишь
(неужто так хочется локотка?),
и вот же – кусают локти.
Ими и пнут, чувство локтя
греет, с ним одним уют.
Дурные локти голове покоя не дают.

Секрет вольтеровского кресла –
в подлокотниках, похожих на чресла,
вынашивающие длинную опись
предметов перед отправкой их в пропасть,
рожающие в неизвестность.

январь 2008


…ЦИЯ

Эволюция, революция,
девальвация и коррупция,
начинается демонстрация -
и кончается институция;
и ломается вся конструкция:

демо вдруг кратизация,
на прилавках продукция,
прива как бы тизация
и почти реституция,
но опять сатисфакция,
а за ней экзекуция,
наци – о, нализация!
(как лизать - есть инструкция).

И - дезинтоксикация.
И опять – революция.

февраль 2008


Читать дальше: Андрей Левкин. Два рассказа
XS
SM
MD
LG