Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Специальный корреспондент Радио Свобода в Абхазии Андрей Бабицкий о ситуации в республике


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.



Андрей Шарый: Напряжение в отношениях Грузии и Абхазии, как утверждают в Сухуми, сказалось на туристическом сезоне: число отдыхающих из России на черноморских пляжах Абхазии меньше, чем ожидалось. Власти самопровозглашенной автономии по-прежнему отказываются от прямого политического диалога с Тбилиси и возлагают надежды на экономическую помощь и политическую поддержку России, да еще на собственные силы самообороны и армию. В Абхазии приступил к работе специальный корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий. Я расспросил коллегу о первых впечатлениях от поездки.


Андрей, вы прибыли сейчас в Сухуми, и что вы видите из окна? Это южный курортный город, истомленный зноем, по улицам которого ходят отдыхающие? Или это ощущение напряжения политического и абхазский народ готовится к новой защите своих государственных завоеваний?



Андрей Бабицкий: Это все-таки южный курортный город, где, действительно, по улицам бродят немногочисленные отдыхающие. Никакого особого напряжения здесь не ощущается, хотя, может быть, его и не должно быть, поскольку стоит жара в 35 градусов, и в общем, люди, я думаю, без нужды в такую погоду на улицу не выходят. Вместе с тем, конечно, есть определенное напряжение, хотя оно, в общем, стало давно привычным для жителей Абхазии, поскольку они живут в ожидании войны уже 15 лет, и это ощущение, что буквально завтра может произойти нечто, какие-то выстрелы вдруг перерастут в канонаду, это ощущение не покидает, я думаю, ни одного абхазца.


В общем, следов войны, той войны, которая закончилась в 1993 году, становится все меньше и меньше. Фактически вот на всем протяжении дороги от российской границы до Сухума я не видел тех привычных для территории, пережившей войну, картин. Раны в значительной мере уже затянулись, тем более, в последние два-три года в республику активно идут российские деньги нескончаемым потоком, их становится все больше. Только на подъездах к столице Абхазии видны вот эти вот выгоревшие дома, которые стоят еще со времен войны, зияя пустыми глазницами. Их не так много, хотя, в общем, понятно, что здесь шли когда-то достаточно тяжелые бои.



Андрей Шарый: Почему вы называете город - Сухум? Ведь общеупотребительное выражение в русском языке - Сухуми.



Андрей Бабицкий: Дело в том, что все города, все названия имели грузинскую транскрипцию. После войны абхазцы переименовали все свои населенные пункты, убрав вот это "и". Теперь не Ткварчели, а Ткварчел, не Сухуми, а Сухум.



Андрей Шарый: Что собой представляет российско-абхазская граница?



Андрей Бабицкий: Граница, в общем, зрелище довольно смешное, потому что, как перед мостом, в котором сидит пограничник - его сразу довольно сложно заметить, будка расположена где-то в глубине, довольно далеко от основного прохода, - он берет у тебя паспорт на пару минут, потом возвращает обратно, и после этого ты идешь через мост, через реки и попадешь на абхазскую территорию. Там похожая будка, несколько пограничников абхазских. Необходимо купить страховку за 90 рублей. Весь проход занимает от силы минут 5, и это, в общем, очень серьезное подспорье для абхазцев. В общем, они вспоминают те времена, когда им приходилось всеми правдами и неправдами, взятками преодолевать эту границу, поскольку до 1999 года Абхазия находилась в режиме блокады, и проход на российскую территорию был разрешен только женщинам, мужчины от 16 до 65 лет не имели права пересекать эту границу. Нынешний такой льготный режим пересечения границы воспринимается абхазами как очень серьезный успех.



Андрей Шарый: Андрей, это бедненькая территория с экономической точки зрения или все-таки это процветающий южный край?



Андрей Бабицкий: Что касается первого населенного пункта - Гагра, - который мы проезжали, это уже достаточно богатый, по крайней мере, по тем интерьерам, которые открываются с дороги, город. И можно понять почему. Во-первых, он все-таки расположен на подступах к России, и его российские инвестиции, естественно, осваивали в первую очередь. И там можно встретить вот эти вот любопытные картинки, которые я помню еще, скажем, по периоду 10-летней давности в России, когда среди, в общем, нищих и убогих домишек вдруг стоит какой-то невероятный дворец в новорусском стиле. Чем ближе к Сухуму, тем, в общем, беднее интерьеры, хотя нельзя сказать, что они совсем уж нищенские. Здесь такая среднестатистическая бедность российской провинции, то есть обшарпанные дома, хотя, в общем, строительство ведется. Но все достаточно чисто, делаются дороги. Нельзя сказать, что территория как-то сильно отличается от аналогичных территорий где-нибудь в средней полосе России.



Андрей Шарый: Есть ли изобилие абхазских флагов? И есть ли какие-то патриотические плакаты, лозунги на дорогах, на улицах?



Андрей Бабицкий: Нет, этого нет. Но вот вчера был День абхазского флага, как раз заканчивался митинг возле гостиницы, где я живу, и я видел, как расходилась молодежь. Молодые ребята, студенты лет по 20, шли по улице с воздушными шарами и с абхазскими флагами. И надо сказать, что это такой патриотизм не вымученный, не подневольный, а вполне себе живой. То есть этих ребят никто не выгоняет на эти мероприятия, они приходят по собственной воле. Но на дорогах, так сказать, такой наглядной агитации, государственной символики, в общем, не видно, то есть перебора по этой части я не заметил.


XS
SM
MD
LG