Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мятежный Диомид раскалывает Церковь


Елена Рыковцева : Истинные страсти Господни – по-другому не скажешь – кипят сегодня внутри Православной церкви. История, которую мы с вами собираемся обсудить, началась полтора года назад, но конца ей не видно, внутрицерковный конфликт не собирается затухать, наоборот, с каждый днем разгорается все сильнее. Мы задаем вам вопрос, уважаемые слушатели, безотносительно к тому, какой религии вы придерживаетесь и придерживаетесь ли вообще: каким образом церковный скандал, связанный с личностью мятежного владыки Диомида, может отразиться на жизни светского общества? Видите ли вы в нем какие-то параллели с политической жизнью страны?


Я представляю вам гостей нашей программы, с чьей помощью мы для начала восстановим главные пункты этой истории. С нами на связи с Чукотки журналист Галина Симонова, которая пытается разобраться, какая ситуация складывается сегодня с епископом Анадырским и Чукотским Диомидом прямо там, на месте. В студии вот-вот появится обозреватель газеты «Московский комсомолец» Сергей Бычков, один из лучших в журналистском мире исследователей церковной жизнедеятельности. И с нами на связи должен был бы быть обозреватель газеты «Новые известия» Михаил Поздняев, который также специализируется на религиозной тематике. Но его мобильный не отвечает. И в этом я вижу какой-то знак, потому что владыка Диомид, как известно, с большим подозрением относится к мобильным телефонам.


Но пока нет Сергея Бычкова и Михаила Поздняева, Яков Кротов поддерживает наш эфир. Здравствуйте, Яков!



Яков Кротов : Добрый день!



Елена Рыковцева : И мы начинаем с публикации Михаила Поздняева в «Новых известиях», которая была опубликована полтора года назад, 1 марта, 2007 года.



Диктор : «Начало Великого поста омрачилось для главенства Московской патриархии скандалом, подобного которому еще не было в новейшей церковной истории. Епископ Анадырский и Чукотский Диомид опубликовал открытое письмо «Ко всем верным чадам святой Православной церкви», в котором обвинил свое начальство в «отступлениях от чистоты православного вероучения». Хотя Анадырско-Чукотская епархия – самая отдаленная в России, во многих центральных регионах начался сбор подписей в поддержку владыки Диомида. Речь идет о расколе такого масштаба, в сравнении с которым бледнеют и события на Украине, и прежние разногласия патриархии с Зарубежной Церковью.


Поначалу те, кто знакомился с этим документом, отказывались верить своим глазам. По сравнению с ним детским лепетом показались все публикации прессы, в которых руководство Русской православной церкви упрекалось в злоупотреблениях властью, коррупции, ведении бизнеса, граничащего с криминалом, лоббировании своих интересов в силовых структурах, образовании, культуре. А тут – не «продажные журналюги», но свой же брат архиерей призвал патриархию «обратиться от пути отступления от чистоты евангельского, догматического, канонического вероучения и принести плоды достойные покаяния». Фактически чукотский владыка назвал всемогущее начальство еретиками».



Елена Рыковцева : Яков, очень большое письмо Диомида тогда было опубликовано в широкой печати, в Сети оно появилось, в интернете. Много было откликов, комментариев по поводу этого письма. Но я бы хотела, чтобы вы нашим слушателям объяснили попроще, что именно Диомид инкриминировал тогда руководству Православной церкви? Там же упреки не только духовно-нравственного порядка, но и политические, можно сказать.



Яков Кротов : Да. Во-первых, я прошу прощения за въедливость. Но я скажу, что сравнить это со страстями Господними, конечно, невозможно, потому что Господь страдал, и это было физическое страдание и совершенно безвинное. А во всей этой ситуации, слава богу, никто особенно не страдает даже душевно. Так что, все-таки это буря в стакане святой воды, а вовсе не какие-то чьи-то чрезмерные страдания.


Второй момент – к статье Михаила Поздняева. Все-таки это еще пока не раскол. И уж даже если это будет раскол, масштаб будет невеликий, и сравнить это с событиями на Украине или с конфликтом белоэмигрантской Православной церкви и Московским патриархатом, конечно, пока нельзя. Налицо один епископ Диомид, владыка Диомид («отцом» его не стоит называть, «отец» - это к священнику). При нем, видимо, около 5-7 священников и больше пока никого из духовенства нет. Но, видимо, несколько тысяч мирян. Это не очень много.


По сути его претензии сводились: а) к молитве с инославными, то, что иереи, архиереи Московской патриархии, прежде всего, сам патриарх митрополит Кирилл, выезжая за границу, молится с католиками. Поводом послужило присутствие представителей Московской патриархии в Париже в знаменитом соборе Нотр Дам на молитве. На что высшее духовенство Московской патриархии выпустило такое объяснение, что мы присутствовали, но не молились. Должен сказать, что это объяснение не удовлетворило владыку Диомида и, в общем, подорвало престиж тех, кто объяснялся. Потому что для тех, кто против католиков, это недостаточное объяснение. Зачем присутствовать во время их молитвы? Для тех, кто примирительно относится к инославным – католикам, это странное объяснение. Как можно присутствовать и не молится, когда при тебе читают, скажем, «Отче наш».


Второе объяснение, вторая претензия владыки Диомида более политическая – это не почитание монарха. Те, кто следят за газетами, знают, что, начиная с событий 10-летней давности, когда Ельцин организовал захоронение останков Романовых в Петропавловской крепости, патриарх заявлял, что не может согласиться с тем, что это останки Романовых, потому что нет 100-процентной уверенности. Позиция лукавая, потому что 100-процентной уверенности в генетическом анализе вообще никогда не будет – всегда только 99,9. Но за всем этим другое. За всем этим вековая недоброжелательность архиереев Московской патриархии к монархии, потому что монархи в XVI – XX веках угнетали Русскую православную церковь, ее высшее духовенство. И только в конце ХХ века у тех русских православных, которые никогда не нюхали шапки Мономаха в действии, появился культ монархии. Раньше это было чисто светское явление, как в союзе русского народа.


И вот владыка Диомид – один из тех, кто участвует в создании культа монархии, как единственной дозволенной для верующих, для православных верующих формы правления. Все это, конечно, носит немного бредовый характер, потому что династия пресеклась стараниями коммунистов, расстрелявших 90 лет назад семью Романовых. Поэтому восстановить династию вряд ли возможно. Это академическая претензия.


Я скажу сразу в защиту владыки Диомида, что все эти шутки насчет сотовых телефонов и так далее, они не уместны. Во-первых, владыка Диомид все-таки такого не говорил, насколько я знаю, это из него пытаются сделать какое-то глупое чучело. А, во-вторых, даже если бы и говорил, то, мне кажется, стоит рассматривать вот эти две основные претензии: молитва с католиками и отрицание монархии, как православной политики.



Елена Рыковцева : Да, и еще два момента, о которых он говорит в своем письме, хотела бы с вами обсудить. Он констатирует «молчаливое согласие вместо облечения антинародной политики, существующей власти, приводящей к распаду государства, демографическому взрыву и другим негативным последствиям». Это такое политическое заявление.


Второе. Он упрекает патриархию «в одобрении демократии и призыве голосованию за определенных политических лидеров вопреки церковным канонам и в нарушение соборной клятвы 1613 года». Какой смысл он вкладывает в эти обличения, уже политические, на мой взгляд?



Яков Кротов : Это обличения политические, но вздорные по двум причинам. Во-первых, патриарх Алексий, митрополит Кирилл (голос Московской патриархии) достаточно умные люди. Они всегда ставят на белое и на черное. Поэтому в течение последних 18 лет они всегда немножко поддерживали Горбачева и Ельцина. И за последние, скажем, 15 лет неоднократно патриарх святейший на последнем Всемирном Русском Национальном Соборе выступал с обличениями коррупции, классового расслоения, плохого положения большинства населения. В этом смысле владыка Диомид только повторяет то, что говорил патриарх.


Что до призывов голосовать, то здесь я просто как историк должен дать справку, что владыка Диомид, видимо, не читал грамоты, избирающей на царство царя Михаила Романова. Это вообще довольно специфический документ, не характерный для России XVI – XVII веков, в каком-то смысле противозаконный, как считал, например, святой архимандрит Дионисий Зобниковский, возглавлявший Троице-Сергиеву Лавру и не участвовавший в избрании Романовых. Потому что само такое избрание было организовано неправильно. И уж конечно для церкви постановление толпы в 3 тысячи казаков и какие-то дворяне и бояре не является обязательным. Это в основном была толпа бывших крестьян, разбойников, которые облекли себя званием казаков и так принудительно выкликнули на царство Михаила Романова. Выбор был не широк – Дмитрий Трубецкой, Дмитрий Пожарский, князь Трубецкой. Вот и все кандидаты. Поэтому это демагогия, которая показывает, что владыка Диомид начитался книг Константина Душенова, выходивших в 90-е годы под псевдонимом «митрополит Иоанн Снычев». Тогда этот митрополит возглавлял Петербургскую епархию. Его секретарем был Константин Душенов.



Елена Рыковцева : Совершенно прав Яков Кротов, когда говорит, что, когда пресса представляет позицию Диомида, она акцентируется на вещах, которые понятны обывателю, абсолютно доступны ему и так далее, плюс к тому, поскольку государственная пресса ставит своей задачей обличить Диомида, конечно, она старается сделать его смешным. Я цитирую программу «Вести» канала «Россия», которая говорит о нем так: «А на Востоке смуту сеет епископ Анадырский и Чукотский Диомид. Уже два года он призывает к изоляции церкви, отказу от паспортов и мобильных телефонов». И все это совершенно, конечно, не так. Потому что сам Диомид носит российский паспорт, пользуется им. Он говорит, «ведь я живу в приграничной зоне». Ну, действительно, ему не нравится паспорт, потому что, как он заявляет, на страницах этого паспорта в скрытом виде содержится число Дьявола. Но он не может призвать людей не пользоваться им, поскольку, чем же им тогда пользоваться? Он человек-то в этом смысле разумный.


Что касается мобильного телефона. Тут процитирую его слова: «Мобильный телефон я не признаю. Я считаю, что это тот ЧИП, который человек носит с собой добровольно». Однако при этом он никого не призывает выбросить мобильные телефоны.


У нас в студии появляется Сергей Бычков. Сергей, здравствуйте! Продолжаем разговор. Яков Кротов объяснил сейчас нашим слушателям, в чем состояли упреки Диомида Православной церкви тогда, полтора года назад. И вот я читаю, какой прогноз тогда же, полтора года назад, после того, как появилось это письмо, дал в своей газете «Новые известия» Михаил Поздняев. Он сказал: «Нет сомнений, что вскоре Диомид будет вызван «на ковер» в Первопрестольную. Реакция патриархии на его демарш будет самой жесткой. Однако это не означает, что на том дело кончится. Комментируя свое письмо, владыка заявил, что его точку зрения разделяют «многие архиереи, просто они не высказывают своего мнения, держат его при себе, хотя прекрасно все понимают».


На самом деле, «ковер состоялся» с задержкой в целый год. И далее мы цитируем по официальному сайту Русской православной церкви. Он называется «Патриархия.ру».



Диктор : «Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Определением О деятельности Преосвященного Диомида, епископа Анадырского и Чукотского от 27 июня 2008 года осудил деятельность епископа Диомида, содержащую в себе нарушение канонических норм и вносящую соблазн в церковную жизнь, и постановил, что за совершение канонических преступлений, выразившихся в клевете и лжи в адрес Священноначалия, за возбуждение раскольнических настроений и действий епископ Диомид извергается из священного сана. Данное решение вступает в силу в случае отказа епископа Диомида немедленно прекратить деятельность, соблазняющую чад Церкви и провоцирующую раскол, и принести покаяние за содеянное перед всей Церковной Полнотой в лице Священного Синода на его ближайшем заседании. Священному Синоду в случае раскаяния епископа Диомида предоставлено иметь суждение о его дальнейшем служении.


Решением Священного Синода временное управление епархией поручено архиепископу Хабаровскому и Приамурскому Марку ».



Елена Рыковцева : И теперь я попрошу Сергея Бычкова пояснить смысл этого наказания. Грубо говоря, его уволили с работы, но не до конца. Если покается к очередному заседанию Священного Синода (сначала его намечали на день Сергея Радонежского, а теперь вроде бы на 2 сентября переносят), то его восстановят.


Если не покается – «извергнут из сана».



Сергей Бычков : Надо немножко нам вернуться назад к самим заседаниям Архиерейского собора, потому что этот собор в каком-то смысле был действительно знаковым. Потому что на этом соборе было, наконец, принято положение о церковном суде. Более того, был сформирован Церковный суд.



Елена Рыковцева : В который он потом тут же и обратился, Диомид.



Сергей Бычков : Да. Был сформирован Церковный суд. Когда на соборе решалась проблема, кто должен решать – собор ли должен решать проблему епископа Диомида или Церковный суд, то часть епископов, в том числе и многие уважаемые епископы Русской православной церкви, говорили – естественно, потому что мы же приняли положение о Церковном суде, мы сформировали Церковный суд (председателем его назначен митрополит Краснодарский Исидор). И у нас записано в положении о Церковном суде, что Высший Церковный суд занимается делами епископов, так пусть он и займется делом епископа Диомида. Казалось бы, самое реально это было поступить таким образом. Но, тем не менее, один из инициаторов осуждения епископа Диомида митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл настоял на том, чтобы собор принял решение, причем это было в последний день работы собора, в пятницу.


Это было довольно странное заседание. Потому что часть епископата, в том числе глава Русской зарубежной церкви митрополит Илларион, его первый заместитель архиепископ Берлинский Марк и секретарь Зарубежного Синода епископ Гавриил воздержались от голосования, хотя на них было оказано колоссальное давление. Они сказали – а как мы можем голосовать, когда вы нам не прислали никаких бумаг о деятельности епископа Диомида. Мы не в курсе, мы не можем голосовать. К этому надо добавить, что архиепископ Берлинский Марк – доктор канонического права. Он прекрасный знаток церковного права. К этому надо прибавить, что несколько наших, российских, епископов голосовали против осуждения епископа Диомида.


И то решение, которое вы зачитали, соборное решение, внутренне противоречит самому себе. Потому что пунктом 2 значится «извергнуть из сана епископа Диомида», а пунктом 5 значится, что до очередного заседания Священного Синода дать ему время на покаяние. И уже потом после окончания архиерейского собора срочно было созвано экстренное совещание Священного Синода, который в буквальном смысле отменил решение собора, хотя он не правомочен это делать, и вынес новое решение – запретить служение епископа Диомида, отстранить его. По сути дела, сначала собор, а потом Священный Синод попрали решение собора о создании Церковного суда. Получилась очень странная ситуация.



Елена Рыковцева : Да, достаточно абсурдная. Все-таки решают его извергнуть из священного сана, но вступит это решение в случае отказа епископа покаяться. Но он, действительно, никак не кается, надо сказать, несмотря на все эти призывы, а выступает все с новыми заявлениями. В конце июня после всех этих событий, во время воскресной литургии в Преображенском храме Анадыря Диомид объявил прихожанам, что не намерен ни в чем каяться и менять своих взглядов, так как он не считает себя виноватым. Епископ также не намерен подчиняться синодальному решению, и будет продолжать проводить богослужения. Он сразу же обжаловал, как я уже сказала, решение в Церковном суде. И через некоторое время «Интерфакс» сообщил, что епископ Анадырский и Чукотский Диомид, отстраненный Синодом РПЦ от управления епархией, предал анафеме патриарха Московского и всея Руси Алексия. В открытом заявлении, с которым Диомид выступил 17 июля, он также предал анафеме главу отдела внешних церковных связей митрополита Кирилла, его предшественника Филарета и других священнослужителей, которые поддерживали диалог с представителями других конфессий и религий. Врагу не сдается наш гордый «Варяг»-Диомид, и при этом приобретает все больше и больше сторонников. И даже сайт в интернете у него появился «Диомид Инфо», хотя владыка Диомид опять же с очень большим подозрением относится к достижениям научно-технического прогресса.


Сейчас самое время обратиться на Чукотку. Галина, расскажите, что же там происходит вокруг владыки Диомида. Он проводит богослужения, не проводит? Где он сейчас? Говорили госканалы, что в келье сидит и не выходит на белый свет. Что говорят люди?



Галина Симонова : Я, действительно, являюсь не равнодушной к тому, что происходит сейчас в нашей Русской православной церкви, так как я себя причисляю и считаю себя чадом Русской православной церкви. Ни в какую Католическую церковь я не хочу уходить, дорогой Яков, - мы с вами давно знакомы.


Хочу сказать, что владыка Диомид находится сейчас на мысе Шмидт. Просто нет возможности с ним встретиться. Я, действительно, хотела бы задать ему много вопросов, которые возникают не только здесь сидящих, но и у православных, чтобы решить какие-то вопросы и проблемы для себя.


Но все же мне хочется сказать, что год назад решение епархиального собрания Анадырской Чукотской епархии… Был принят итоговый документ, в котором были указаны злободневные вопросы, касающиеся церковной и светской жизни – это глобализация, которая существует, экуменизм, необходимость созыва Поместного собора, собственно, здоровье нации. Это обращение получило широкую огласку в СМИ и в церковной среде, но все-таки конструктивного обсуждения по некоторым вопросам так и не было. В адрес Чукотской епархии приходит и пришло огромное количество писем. Не 100 тысяч, а миллионы тысяч поддерживают владыку. Эти письма сейчас… У них телефон не замолкает. Православный народ выражает свою поддержку, и требует решения поставленных вопросов. Но он требует решения поставленных вопросов от иерархов Русской православной церкви, которые молчат.



Елена Рыковцева : Галина, вы сказали, что поддержка владыки Диомида носит массовый характер. Он все еще владыка, потому что вот это странное решение, которое было вынесено по поводу его персоны, оно ведь в силу не вступило. До 2 сентября уж точно есть время у него покаяться, хотя я сомневаюсь.



Сергей Бычков : Он не извержен, он остается епископом.



Елена Рыковцева : Да, он не извержен.



Сергей Бычков : Епископом с запрещенным священнослужением.



Елена Рыковцева : Сам он, как сейчас сказала Галина, находится на мысе Шмидт. Это такая крайняя точка Чукотки. Я спросила Сергея – а почему он там? Он говорит: «А где ему еще сидеть?»


Скажите, Галина, а пресса тамошняя как реагирует на ситуацию?



Галина Симонова : Я буквально хочу еще сказать, обратившись к Якову Кротову. Все-таки Якову, наверное, легко говорить. Он же не относит себя к Русской православной церкви. А мне, допустим, говорить трудно. Трудно, потому что я не равнодушна к ситуации, в которой сейчас находится Русская православная церковь, которая действительно больна ересью экуменизма. И свидетельством тому является совместный молебен, Яков, с католиками в Соборе Нотр Дам де Пари. Между прочим, те средства массовой информации, которые говорили и показывали кусочки, когда Святейший патриарх прикладывался к святыне… Между прочим, Владимирская икона Богородицы находилась в ногах у католиков…



Елена Рыковцева : Галина, Яков вас не слышит сейчас, в эту минуту.



Галина Симонова : Вот это называется ересь экуменизма. Полтора часа служения Святейшего патриарха с католиками! Это первое. Я хочу вам сказать, что действительно происходит.



Елена Рыковцева : Да. Просто ваш страстный монолог Яков, к сожалению, не услышал.



Галина Симонова : Ничего, при личной встрече я могу ему об этом сказать.



Елена Рыковцева : Да, с удовольствием он вас выслушает.



Галина Симонова : Сейчас, между прочим, простой церковный народ поддерживает епископа. Люди обращаются к нему, оставшись один на один со своими проблемами. Они все пребывают в недоумении оттого, что происходит сейчас в нашей Русской православной церкви. Священноначалие-то молчит, которое должно было возвысить свой голос именно в поддержку владыки Диомида.


Я скажу, что происходит. Во-первых, 4 июля прибыл архиепископ Марк со священнослужителями и семинаристами, который был назначен временно исполнять обязанности управляющего Анадырской Чукотской епархией. И вот этот епископ Марк творит просто беззаконие. 6 июля люди в присутствии работников милиции сорвали замок с входной двери храма Преображения Господня, не спросив ключей…



Елена Рыковцева : Это новый храм в центре города или старый на окраине?



Сергей Бычков : Старый.



Галина Симонова : Это храм, в котором практически всегда служит владыка, так как он находится недалеко от епархии. А собор – это новый собор, деревянный, очень красивый, намоленный.



Елена Рыковцева : Да, это который друг и коллега Абрамовича построил.



Галина Симонова : А храм Преображения Господня - который находится недалеко от епархии. Были поданы заявления в УВД на имя начальника.



Елена Рыковцева : Кто замок-то срывал?



Галина Симонова : Срывали замки представители архиепископа Марка.



Елена Рыковцева : Зачем они срывали замки?



Галина Симонова : Лена, зачем они срывали замки, я не знаю. Но дело-то в том, что они же сейчас там проводят ревизию. В Конституции Российской Федерации написано, что, так как церковь наша отделена от государства, никакие правоохранительные органы (ОВД, УВД, прокуратура) не должны иметь права участвовать в любых акциях, которые им предлагают, скажем, какие-то представители патриархии. А просто они не обратились к людям, которые живут там, они просто пришли ночью и взломали.



Елена Рыковцева : Взломали с целью проверки, так вы трактуете это, да?



Галина Симонова : Взломали они замок. Все это заснято на пленку. А ведь существует Устав Русской православной церкви, 20 статья, где сказано, что «Вдовствующей епархией временно управляет архиерей, назначаемый Патриархом Московским и всея Руси. В период вдовства архиерейской кафедры не предпринимаются никакие дела, касающиеся реорганизации епархиальной жизни, и не осуществляются перемены в работах, начатых в период управления предыдущего архиерея».



Елена Рыковцева : Понятно.



Галина Симонова : И вот в нарушение этой статьи архиепископ Марк обращается в органы власти, чтобы под их давлением осуществить вот эти беззаконные действия.



Елена Рыковцева : Спасибо, Галина. Ваша оценка этих действий понятна. У Сергея есть по этому поводу комментарий.



Сергей Бычков : Дело в том, что, конечно, архиепископ Марк действует в соответствии с теми правами, которые предоставлены ему. Потому что он назначен временно управляющим этой епархией. Насколько мы понимаем, владыка Диомид не собирается подчиняться решению ни Архиерейского Собора, ни Священного Синода, поэтому возникла там достаточно тяжелая, конфликтная ситуация. Для того чтобы нашим слушателям было понятно, почему и откуда это идет…



Елена Рыковцева : Сергей, можно я задам вам вопрос – кто поддерживает владыку Диомида? Какие силы поддержали сначала послание его скандальное известное, нашумевшее, и поддерживают сейчас? И Галина говорит, что поддержка ширится. Кто эти люди? Что это за силы?



Сергей Бычков : Во-первых, надо назвать двух человек, которые действительно являются ближайшими сотрудниками владыки Диомида. Это петербургский издатель и журналист Константин Душенов, прекрасно известный по поддержке ныне покойного митрополита Иоанна Снычева Петербургского, который писал ему статьи, книги, выступления готовил. А также еще один идеолог некто Михаил Назаров. Это уже московский человек, который…



Елена Рыковцева : Это известный московский человек.



Сергей Бычков : Да, который находился в эмиграции. Затем он вернулся из Соединенных Штатов, и Русская зарубежная церковь знает его достаточно хорошо по той разрушительной деятельности, которую он проводил. Это действительно два человека, которых можно назвать идеологами и ближайшими сподвижниками владыки Диомида. Наконец, естественно, его брат архимандрит Феофил, с которым они вместе учились в Московской духовной академии и были насельниками Троицко-Сергиевой Лавры. Если говорить о тех слоях, которые поддерживают его, то, конечно, действительно, на самом деле есть большая поддержка епископата, потому что надо отметить, что наиболее ближайший к нему епископ – это Магаданский гурий или Владивостокский Вениамин. Но почему-то временно управляющим назначили Хабаровского епископа. Дело в том, что и Магаданский, и Владивостокский во многом единомыслены с епископом Диомидом. Если бы, например, на соборе было организовано голосование по проблеме епископа Диомида не поднятием рук, а тайным голосованием, то, я думаю, что обнаружилось бы, что среди 200 епископов, присутствующих на соборе, может быть, треть поддержала бы епископа Диомида.



Елена Рыковцева : Почему?



Сергей Бычков : Дело в том, что епископ Диомид высказывает крайне консервативное воззрение, крайне консервативное. Насколько я понял, уже Яковом Кротовым перечислялось, против чего он выступает. И действительно, многие граждане нашей страны и члены Православной церкви оказались совершенно не готовы к тем новым условиям, в которых оказалась сегодня Россия. Это вызывает резкий протест наряду с социальным протестом, который вполне оправдан и правомерен. У них вызывает протест, например, введение паспортов, введение ИНН, мобильные телефоны, интернет. Хотя, что бы делал епископ Диомид, если бы у него не было мобильного телефона или интернета?!



Елена Рыковцева : Да, и сайта «Диомид Инфо», который так его поддерживает.



Сергей Бычков : Конечно. Он бы просто оказался в изоляции. Сегодня Русская церковь стоит на пороге нового старообрядческого раскола. Вспомним, с чего начался в XVII веке старообрядческий раскол? Основные претензии были, что надо креститься не двумя перстами, а тремя перстами, что надо произносить имя Иисус, а не Исус, как это было в старопечатных книгах. Вот основные были претензии старообрядцев. И в Петре, затем пришедшем, они видели антихриста и предвидели скорый конец света. Настолько эти ситуации похожи, что, действительно, у меня возникает такое ощущение, что мы стоим на пороге нового старообрядческого раскола.



Елена Рыковцева : Яков, а вы ведь говорили нам, что вы раскола все-таки не ждете в связи с этой ситуацией.



Яков Кротов : Я не жду раскола по одной причине. В XVII веке крестьяне, которые восстали за старую веру, за старый обряд, это были люди экономически самостоятельные, решительные, волевые. Они могли бросить все и уйти куда-то на север, в Молдавию, в Сибирь. Сегодня все эти десятки тысяч, видимо, около 30 тысяч последователей Диомида – это люмпены. Это советские люди, которые живут от получки до получки, которые не способны как в XVII веке взять и уйти в леса, и там строить церковь своими руками.



Сергей Бычков : А пензенские затворники, Яков?



Яков Кротов : А пензенские затворники вызывают у меня больше уважения, чем те люди, которые пытаются вернуть себе собор, построенный на казенные, в общем-то, деньги, по сути украденные у народа, устраивают здесь какую-то бузу. Как поступил преподобный Сергий? Его брат устроил скандал в монастыре, преподобный Сергий ушел и основал новый. Вот так, мне кажется, и старообрядцы действовали.



Елена Рыковцева : Спасибо, Яков, за комментарий. У нас слушатель есть с Камчатки – Яков. Яков, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте!



Елена Рыковцева : Очень здорово, что вы с Камчатки. А как вы нас слышите, через интернет вы нас слушаете сейчас?



Слушатель : Слушаю вас на коротких волнах.



Елена Рыковцева : Говорите, пока есть связь.



Слушатель : Связь должна быть нормальной. Я по сотовому на вас вышел. Я полностью согласен с отцом Яковом. Просто хотел бы добавить. Как говорится, взгляд рядом стоящей епархии. У нас Камчатская епархия. Вы как-то обмолвились, что там Абрамович подарил чукотцам новый монастырь очень красивый.



Елена Рыковцева : Нет, его товарищ. Не сам Абрамович, а его товарищ. Диомид, по-моему, рассказывал в каком-то интервью.



Слушатель : Конечно, ни Абрамович, ни его товарищи свои денежки туда не вложат. Точно такая же ситуация у нас и на Камчатке. Все церкви построены на госбюджет. Путин недавно был здесь на Камчатке, и из своих широких штанин якобы выудил 5 миллионов на строительство этого здешнего камчатского чуда-храма или монастыря. Люди у нас в церкви не сильно разбираются, не церковные, но крестятся все исправно – слева направо, справа налево, но они крестятся. Поэтому я полностью согласен с отцом Яковом Кротовым. Он точно подметил, что здесь все советские люди. По-настоящему-то верующих, в принципе, не осталось. Просто люди, я так понимаю, в лице владыки Диомида и людей, которые его поддерживают, это здоровые силы, которые просто вызывают такой невольный протест против политики нашего государства, политики нашей верхушки, которая там сидит. Назвать это элитой, как-то язык не поворачивается. Просто верхушка.



Елена Рыковцева : Понятно, Яков. Вы знаете о том, что у вас там на Камчатке отцы Владимир и Иоанн тоже находятся под запретом за поддержку обращения владыки Диомида и за то, что они отказались служить в храмах, которым присвоено ИНН. У вас там тоже страсти кипят.



Слушатель : Да, внутриепархиальные споры. Но на самом деле, там открытая апологетика нынешней власти. Они прямо в предвыборную кампанию, в уже запрещенное время для голосования, открыто по радио владыка Игнатий призывает всех верующих голосовать за «Единую Россию». Короче, они апологеты нынешней верхушки и, естественно, они целуют ее ручку.



Елена Рыковцева : Вот! Спасибо вам, Яков, огромное за ваш звонок. Мы здесь действительно находим рациональное зерно в том, что есть сторонники у владыки Диомида среди людей, которые не принимают политику правящей власти, и им импонирует, что владыка Диомид, например, осуждает церковь за то, что она лезет в политику. И эту точку зрения, что церковь не должна заниматься политикой, разделяют не только поклонники, сторонники или противники владыки Диомида, а многие просто здравомыслящие люди. Так, Сергей?



Сергей Бычков : Также еще и социальная направленность. Потому что если мы вспомним о том, что у нас на сегодняшний день в России 4 миллиона бомжей и 1,5 миллиона детей сирот, а когда мы видим, что многие митрополиты, епископы занимаются проблемой собственного обогащения, против этого выступает тот же епископ Диомид, то, конечно, эти вопросы, поднятые им, вызывают огромное сочувствие среди многих слоев населения. Я здесь не согласен с Яковом Кротовым, который говорит, что за ним не пойдут те же массы, которые пошли за старообрядцами. Я думаю, что как раз опасность очень большая, что много людей он может увлечь за собой.



Елена Рыковцева : Да. Олег из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!



Слушатель : Здравствуйте! Я в обращении Синода услышал, что они выражают всю полноту церковной власти. Но, насколько я понимаю, Синод – это что-то вроде политбюро. А еще Никита Сергеевич упрекал, я это еще учил, товарища Сталина, что он съезды не собирал. Опять-таки если мы возьмем Собор 1918 года, он ведь тоже призывал к участию мирян в жизни церкви. Может быть, если бы Собор собирался с мирянами, не было бы такого сильного раскола?


И еще двойной такой вопрос. Как я понимаю, они не только молятся совместно с католиками, но и стремятся создать такую же централизованную структуру, как у католиков. Ведь православные все время говорили, что у них превосходство в том, что они все решают соборно, а не келейно, а не авторитарно, как в Католической церкви. Поэтому возникает вопрос. Не будет ли это ударом по самой Православной церкви? Ведь тогда может так случиться, что на Западе уже иногда называют патриарха Константинопольского православным папой.



Елена Рыковцева : Спасибо, Олег. Сергей, вам понятен вопрос?



Сергей Бычков : Я должен сказать, что в Уставе Русской православной церкви записано, что высшей полнотой церковной власти обладает только Поместный Собор. В 2000 году на Архиерейском Соборе митрополит Кирилл Гундяев пытался внести поправки в Устав Русской православной церкви. Тогда против него выступил митрополит Крутитский и Коломенский Ювеналий, который сказал, что Архиерейский Собор не обладает такими правами, чтобы вносить поправки в Устав, принятый Поместным Собором. Согласно Поместному Собору 1988 и 1990 года там значится, что не реже, чем один раз в 5 лет должны созываться Поместные Соборы с участием епископата, духовенства и мирян.



Елена Рыковцева : Кстати сказать, я должна еще одну деталь добавить. Галина Симонова 1 ноября прошлого года, 2007, брала интервью у владыки Диомида, уже когда он начинал свою борьбу, когда было опубликовано его письмо и пошел вокруг него шум и так далее. Он с большим возмущением говорил о закрытости церкви. С одной стороны, интересно, что он призывает ее не участвовать в политике, но, с другой стороны, он возмущается, что на Соборе, например, как он говорит в интервью Галине Симоновой, было объявлено о запрете давать интервью в газеты, которые вскрывают церковные проблемы. Он за открытое обсуждение внутрицерковных проблем. Просто любопытно, как в одном человеке уживается такой консерватизм и требования все-таки к демократии, к открытости. Он очень неоднозначный этот владыка Диомид.



Сергей Бычков : Да. Я думаю, Елена, что нам стоит заглянуть немножко в прошлое епископа Диомида. Я уже говорил о том, что он закончил Московскую духовную академию и был насельником Троице-Сергиевской Лавры. Отмечу, что для темы своей кандидатской диссертации (он кандидат богословия) он избрал достаточно интересную фигуру XVIII века – митрополита Арсения Мациевича, который выступил против Екатерины Второй. Известно, что она отнимала земли у монастырей. Он выступил с резким протестом. Был заключен сначала в Петропавловскую, затем в Ревельскую крепость, и умер в заточении. После его смерти на стенах камеры было нацарапано каким-то острым предметом - «Благо ми есть Господи, яко смерил мя еси зело». Так вот этот человек, который в начале 90-х годов Русской православной церковью был причислен к лику святых, является своеобразным образцом для подражания для владыки Диомида.



Елена Рыковцева : Его героем.



Сергей Бычков : Для него это действительно подлинный образец архиерея, епископа Русской церкви, который возвысил голос против светской власти. Я думаю, что многого не поймем, если не будем учитывать эту деталь.


Вторая деталь – это то, что владыка Диомид в пору учения в Московской духовной академии был иподьяконом святейшего патриарха Алексия. Естественно, он мог наблюдать те нравы, те обычаи, которые царят в высшем церковном управлении. Он как бы знает изнутри. Но, с другой стороны, конечно, он обязан многим тем, что он стал епископом, именно святейшему патриарху Алексию Второму.



Елена Рыковцева : И я хочу сказать, что это молодой человек. Ему всего 47 лет, владыке Диомиду.


Игорь из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!



Слушатель : Здравствуйте! Во-первых, хотелось бы уточнить у отца Якова Кротова. Честно говоря, я не понимаю, откуда он взял информацию о том, что это чуть ли не деклассированные люди, что они какие-то…



Елена Рыковцева : Люмпены он сказал.



Слушатель : Да, люмпены. В принципе, это одно и тоже в данном случае.



Елена Рыковцева : Он не информацию, он просто представляет себе так.



Слушатель : Он может себе представлять так. Но все-таки, я уверяю вас, что он представляет немножечко не совсем так, как оно есть на самом деле. Это первое.



Елена Рыковцева : Представьте так, как есть на самом деле, как вы себе это представляете.



Слушатель : А все дело в том, что поклонник ортодокса, это вовсе необязательно бедный и убогий. Вот в чем дело. Дело в том, что человек ортодоксально православный, он может быть и достаточно обеспеченным человеком. Именно это и показал раскол старообрядцев, что это необязательно какие-то отсталые люди. Когда этот человек говорит, что интернет плохо, а вы, вообще-то, были в интернете, вы видели, какой там ужас?! Когда человек говорит – вот телевидение плохое, а вы включали телевизор?! Оно же действительно ужасно, особенно с точки зрения человека, который, в общем-то, ходит в церковь. И главное, что я хочу сказать. Мы сравниваем – вот он призывает к демократии владыка. Мы говорим – о, демократия ! ..



Елена Рыковцева : Игорь, спасибо вам за звонок. Оборвалась связь, к сожалению. Я читаю пейджер.


«Все, что творит в хорошем смысле церковь на земле, и все, что она вытворяет в плохом смысле во всех государствах, обязательно скажется на политике, на социуме, на социальных волнениях. И такое впечатление, что Диомид, как поплавок, возник тогда, когда надо кому-то», - так считает Степанова.


«Первое на, что нужно обратить внимание, что епископ Диомид жил в Сибири. Он видел, что люди перестают верить в Бога и это понятно - воздух Сибири делает человека атеистом. Я этому рад!» - пишет нам атеист из Сибири Владимир Киселев, город Междуреченск.


«Я православный. И все эти скандалы и распри в Русской православной церкви нарушают Законы Божьи. Откровенно мне, как верующему, все это ужасно противно», - пишет Андрей из Одинцова. И спрашивает по этому поводу мнение гостей. Сергей, с вашей точки зрения, это вообще-то полезная вещь для Русской православной церкви такой конфликт, или крайне нездоровая?



Сергей Бычков : С одной стороны, когда утверждают, что нет жизни у Русской православной церкви, этот конфликт подтверждает, что, нет, есть жизнь у Русской православной церкви. Прошедший Архиерейский Собор действительно показал нам, что жизнь кипит, есть разные мнения, есть разные точки зрения. Я думаю, что как любая болезнь, она, действительно, очищает организм. Я думаю, что она будет все-таки преодолена.



Елена Рыковцева : Мне вот тоже показалось, что эта дискуссия… Церковь показала пример государству – вот какая может быть дискуссия, открытая. Более того, они не случайно, мне кажется, вытащили к себе государственные каналы на все эти свои заседания. Все это очень подробно освещается на госканалах. Не случайно, что они хотят это сделать каким-то таким образцово-показательным примером. Хотя может быть, примером наказания, образцово-показательным, не знаю.



Сергей Бычков : И важно отметить, что все-таки церковь проявляет неслыханную терпимость. Синод перенесен на 2 сентября! Практически ему дается два месяца для того, чтобы он мог осмыслить.



Елена Рыковцева : Одуматься.



Сергей Бычков : Да, одуматься и принести покаяние.



Елена Рыковцева : Читаю дальше. Майоровы пишут: «С недоверием и настороженностью относимся как к РПЦ, так и к Московской патриархии, хотя наши предки до 30-х годов в течение, как минимум, 150 лет были московские православные священники. Слияние с властью полное, а если московская патриархия "возникает" иногда, то это сплошное лицемерие».


«Самое главное, что отталкивает людей от российских церковных деятелей, это то, что они погрязли в роскоши, не осуждают госсистему нищеты и роскоши, а иерарх Гундяев вообще запятнал себя наживой на табаке и водке», - пишет Кулаков. Да, Сергей об этом писал много лет назад, по-моему, в 1997 году, о том, как они торгуют табаком, Православная церковь.


«Мне неприятны как мракобесие Диомида, так и раболепие Алексия перед Кремлем. Поэтому собираюсь перейти из православия в ислам», - обещает Юрий Николаевич.


«На волне смуты и Русскую церковь поглотили случайные люди, не знающие смысла православия, результатом которого стал дикий упад нравственности в нашем обществе», - пишет Александр из Сызрани.


«Владыка Деомид зажигает, молодец! Темному царству российской суверенной демократии крайнее нужен такой пускай неровный огонь», - пишет Олег из Твери.


«Удивляет отношение светской власти к нелицеприятным церковным распрям, лучше бы они разобрались со своими внутриполитическими и внутриэкономическими системами», - пишет Постников.


«Темны и запутана дела в РПЦ, почти как в Госдуме, вроде народные избранники, а блюдут интересы не народа», - пишет Сергей.


«Бычков сам блуждает в тумане. Назаров вернулся не из Америки, а из Мюнхена. Как мог такой Михаил Назаров разрушать такую махину, как московская патриархия. Есть хорошая китайская мудрость - сильная стена не зашатается от слабого толчка», - пишет Игорь Анатольевич. Не успеваем уже это комментировать, но Сергей засмеялся.


«Такое впечатление, что дети не поделили в песочнице пластмассовую саблю, а они призваны защищать народ», - пишет Дмитрий.


«Церковь и государство обязательно должны сотрудничать», - этот Наталья из Москвы.


Яков, завершайте нашу программу.



Яков Кротов : Мне кажется, что если сравнивать с политикой, то очень похоже на Ельцина и Горбачева. Как Горбачев пригрел Ельцина, так и патриарх Алексий вдруг обнаружил, что не все подконтрольно. Те, кого он воспитывал, вдруг оказываются неподчиненными.



Елена Рыковцева : Спасибо! Отличное завершение для нашей программы.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG